Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Олег Тиньков: Дурак, радуйся, что тебя не посадили!

Логотип Деловой Петербург Деловой Петербург 09.06.2017 Дмитрий Грозный

© Предоставлено: Деловой Петербург

Олег, в этом году у вас сплошные юбилеи: вам в декабре исполнится 50, плюс прошло 10 лет, как банк выпустил первую карточку. Какие достижения считаете главными?

— Юбилей, кстати, буду справлять в Петербурге. Как и где — не знаю, но будет масштабно и весело, мы не любим по–другому. Думаю, будет чуть покреативнее, чем у Киркорова на 50 лет. У меня есть идея поностальгировать и в ресторане "Тинькофф" устроить такую рок–историю, но это уже для похмельной вечеринки. А для начала хочется пафоса, Петербурга, что ли: свечи, большие люстры, потолки, дворец и прочее.

Главные достижения, надеюсь, еще впереди. У нас такое общество, что считается: в 50 лет пора в могилу. Я много катаюсь на велике, в одни и те же горы — да, есть ощущение, что в ту же гору уже не так едешь, как в 35. Но недавно со своим 17–летним сыном установил рекорд России по спускам на хели–ски: сделали по вулканам Камчатки за день 33 км вертикального перепада. Никто до этого такого не делал, думаю, даже в мировых масштабах. Так что силы еще есть! А сделано — трое хороших детей. Я ими горжусь, они не являются новорусскими детьми, живут скромно. Дочка работает с утра до вечера за 1800 фунтов. Ездят на метро и летают экономклассом без всяких понтов. На мой взгляд, это очень важно. Иногда смотришь на детей богатых людей и думаешь — боже мой.

Дети часто спрашивают советов?

— Вообще не спрашивают, к сожалению. Я дочке предлагал разные опции, связанные с моим бизнесом, предлагал помочь ей сделать свое дело. Но она сказала: мне нравится вино, и теперь работает в большой винной компании, 2 недели выходных в год, даже не может приехать сюда отдохнуть летом нормально.

Винный погреб вам составила?

— Во всех домах La Datcha сделала большие винные погреба. В Москве и Тоскане у меня по скромному холодильнику. Но ведь я пришел к концепту не иметь своих домов в привычном смысле слова, а строить дачи, которыми с удовольствием делюсь с обществом не задорого, когда не живу сам. Например, в Астрахани, там рядом ничего близкого по качеству нет, только на ландшафтные работы я потратил столько, что это не окупится ни при каких раскладах. Проект La Datcha — чистое хобби. Блажь миллиардера. Я делюсь этим за 800 тыс. рублей: 3 дня на 20 человек, включая бензин и керосин. Если посчитать, то это не так и дорого: значит, должен быть спрос как в этом ресторане "Тартарбар".

Много лет жила легенда о серийном предпринимателе Тинькове, который открывал бизнес, выращивал, успешно продавал и так много раз. Но банку уже 10 лет, и вы до сих пор его называете стартапом. Может, вы просто долго искали дело своей жизни?

— Я бы слукавил, если б сказал, что искал и планировал. Так случилось, что: а) бизнес мне нравится и б) он уже большой, и его никто просто так купить не может. Думаю, только большая западная структура, но в наше время непопулярно инвестировать в Россию.

В общем, штука непродаваемая. Главное, что она приносит высокую прибыль, и я не вижу смысла что–то менять, от добра добра не ищут. Но ключевое то, что мне нравится! Я с большим удовольствием иду утром на работу, с большим неудовольствием провожу майские и новогодние праздники. Числа с 7 января я уже хочу, чтобы быстрей работа началась. То, что мы делаем, круто и по российским, и по мировым масштабам. Без ложного пафоса. Люди в России не очень в это верят, но это их проблемы. Мы самый большой онлайн–банк в мире по количеству клиентов. Честно, наш потенциал далеко не раскрыт даже наполовину. Это дерево зацветет минимум через 3–5 лет, я уверен, что мы будем вторыми после Сбербанка на розничном рынке России, в сегменте кредитных карт мы уже давно вторые. Сбербанк уже нас боится, мы это знаем.

Меня больше всего поразил тот факт, что, когда на острове Брэнсона обсуждалась концепция банка "Тинькофф", никто в нее особо не верил. И вы — не исключение. Но потом вспоминали, что "было важно дать альфа–самца". Может, это и есть ключевое качество предпринимателя: боишься, но все равно делаешь?

— Ключевые качества предпринимателя: обязательно паранойя, выносливость, толерантность к стрессам и к риску. Да, тогда никто не верил, но мне нужно было что–то делать, я продал пивной бизнес, получил какой–то кэш и долго выбирал между банком и строительством нефтеперерабатывающего завода под Выборгом. Я до сих пор считаю это суперидеей — построить в районе российско–финской границы нефтеперерабатывающий завод и гнать бензин туда вместо нефти. Но чиновникам по фигу, они сидят на трубе, они же не владельцы. Потом я понял, что там будет много контактов с государством и административным ресурсом, в чем я не преуспел, у меня таких талантов нет. А кредитные карты мне нравились. Я понимал, что это прибыльно, и еще думал: это же круто — иметь свою карту. Я ведь что ни открою — все "Тинькофф". Какая–то метафизическая установка. Конечно, рисковал…

Но не показывали другим свой страх?

— Не помню, показывал или нет. Мне нужно было принять решение за этим столом, и я его принял. Такое же решение недавно принял про "Тинькофф Мобайл". Были долгие–долгие переговоры, долгие–долгие совещания и большие–большие сомнения. В конце концов я встал и сказал: все, идем и делаем мобильного оператора. Хотя до сих пор не уверен, что получится.

Этот рынок более освоен, чем кредитные карты 10 лет назад!

— С одной стороны, да, с другой — там ничего интересного не происходит. Огромный рынок, больше, чем кредитные карты. И там есть возможность, как говорят англичане, для disruption — разрушений, потрясений и революции. Удачное время для входа. Сейчас этот рынок претерпевает огромные изменения. У нас большая база, 6 млн клиентов. Мы сможем дать достойный отпор МТС, которые полезли на нашу поляну. Главное — собрать хорошую команду.

Скоро будет телефон, на котором будет написано "Тинькофф"?

— Никогда не говори никогда. Если это будет выгодно. Пока не очень понятно, зачем это нужно. Я предпочитаю договориться с Apple и стать, условно говоря, дистрибьютором. У нас прямой контакт с клиентом, мы делаем 15 тыс. доставок в день. Это самая большая логистическая компания в России. Никто не может сравниться с нами — ни DHL, ни "Гарантпост". Почему бы нам заодно не доставлять 15 тыс. айфонов в день? На мой взгляд, очень интересная идея поговорить с Тимом Куком: "А зачем тебе все эти "М.видео", "Эльдорадо"? Давай мы тебе товар как Amazon будем возить".

У людей, многого достигших в бизнесе, время от времени появляются большие идеи. Билл Гейтс лечит людей в Африке, Мильнер отправляется к звездам. Может появиться идея такого проекта у вас?

— Я никогда не зарекался, мне только 50, Билл Гейтс, наверное, позже начал, плюс он богаче в десятки раз. Мне еще рано, и я недостаточно богат, чтобы думать о таких филантропических идеях, как у Гейтса, или утопических, как у Мильнера. Хотя у него это в большей степени PR. Я с ним знаком, он чувак про PR, очень озабочен своим позиционированием, имиджем, полный антипод мне в этом смысле. Билл Гейтс действительно искренне занимается этими вещами: он настолько богат, ему нет смысла париться. Ну выпустит еще один "Микрософт Офис" — скучно.

У меня все не так, у меня бизнес растет, я им занимаюсь с утра до вечера. И, думая о других проектах, я остановился на La Datcha. Пока, на рубеже 50 лет, меня это устраивает. Помимо Куршевеля, Валь Торанса и Астрахани хочу еще построить дом в Мексике — мне там нравится, где–нибудь на Сейшелах купить остров, а еще экспедиционную лодку, на которой делать экспедиции, и ледокольчик к Северному полюсу. Идей навалом! La Datcha на ближайшие 10 лет завлекает меня более чем.

Вас ведь сравнивают с Трампом. Действительно много общего — эпатажные, сделали себя с нуля, единственное, у вас пока нет телешоу на большом канале.

— Мне только что предлагали вести шоу, которое он делал, The Apprentice. Называться в России будет "Наставник". Я отказался по нескольким причинам. Меня же в телевизоре нет совсем. И я не чувствую, что хочу пиара. Мне кажется, Трамп изначально понимал, что он рано или поздно пойдет в политику. У меня такой идеи нет, мне не хочется на это тратить время. Все, что мне нужно, — это продвигать бренд "Тинькофф" и наши финансовые услуги. Мы успешно справляемся с этим при помощи прямой рекламы через телик.

Мне кажется, Трамп — во многом нарцисс…

— Возможно, но я не следил за ним сильно, он не является моим кумиром, в отличие от настоящих предпринимателей типа Форда, Гейтса, Джобса, Брэнсона и т. д. Есть ощущение, что в какой–то момент он понял, что его популярность такова, что ее можно конвертировать в политическую. Зачем ему это нужно — второй вопрос, он достаточно богатый человек, он успешен, девушки у него есть. Другие идут в политику, потому что хотят иметь треть того, что имеет Трамп. А он пошел в политику, уже когда имел все.

Билл Гейтс искренне хочет принести пользу человечеству, занимаясь вакцинацией в Африке. А Трамп, возможно, тоже искренне хочет принести пользу Америке…

— Допускаю, что у него есть искренние мысли по изменению Америки и, соответственно, всего мира, потому что мир в некотором смысле — это уже прокси от Америки. Я разделяю многие его взгляды, если взять его предвыборную риторику, она мне очень нравилась, там говорилось: "Давайте заниматься Америкой". Как человек, проживший в Америке больше 10 лет, я полностью согласен — давайте прекратим эту безудержную толерантность ко всем родам меньшинств, прекратим популизм, связанный с дурацкими либеральными ценностями. Здесь геи, здесь феминисты, здесь еще кто–то, никого обидеть нельзя. Мир сошел с ума, и либеральный угар начинает доставать. Для меня показатель — последний "Оскар", когда 80% награжденных — черные не потому, что они лучшие актеры, режиссеры и сценаристы, а потому, что на предыдущем "Оскаре" им, видите ли, мало дали призов. Это уже не конкурс фильмов, а какая–то фигня. Это все равно что сказать: "Давайте все будем проигрывать в футбол черным, потому что они черные". Или: "Давайте пусть черные перестанут быстро бегать. Я считаю, что вот это расизм, это неправильно, когда черные всегда выигрывают бег, а белые проигрывают. Уступите нам!" На что это будет похоже?!

России тоже не помешает лозунг "Давайте займемся Россией"?

— Наверное. Но первые 100 дней Трампа немного меня разочаровали. Он говорил: давайте займемся Америкой, а занимается миром.

Вы постоянно говорите, что молодых хороших специалистов не хватает, и поэтому сейчас кафедры открываете...

— Открыли в Физтехе, еще про ИТМО думаем.

С другой стороны, есть ваше знаменитое высказывание про стартаперов, которые тыкают пальчиками в планшетики и пьют смузи. Но эти люди пытаются что–то сделать. Получается, вы говорите, что никого нет, но тех, кто что–то пробует, троллите…

— Вопрос неправильный: сразу и про пепельницу, и про апельсин. Да, специалистов не хватает, потому что сейчас демографическая яма. Моя дочка 1993 года, как раз университет окончила. А когда в 1993 году на Стрелке Васильевского острова моя жена шла с коляской, то на нее все оглядывались. Дети не рождались, поэтому сейчас студентов мало. Наши история с кафедрами — это попытка привлекать к себе разработчиков, программистов, аналитиков, технологов быстрее, вперед 1С, "Лаборатории Касперского" или Parallels. Но смузи и стартаперы — это совсем другое дело. До кризиса 2014 года, когда было больше денег, возникла целая плеяда стартапов, которые фактически паразитировали: сидели себе эти хипстеры на пуфиках, делали глупые конкурсы на Facebook и поднимали деньги инвесторов.

Сейчас жизнь поставила все на свои места: они почти все разорились, кто–то продался. Проблема большого количества людей, вкладывавших в такие стартапы, в том, что они забывают про 4P. У них только promotion, но нет ни товара (product), ни цены (price) и каналов дистрибуции (place). Да, ты можешь что–то залепить в соцсети с красивыми картинками, ты можешь чморить Тинькова, ты можешь делать про него игры и т. д. Но это не дает продаж. Конечно, все поржали и пошли ко мне карточку заказывать. Ко мне как–то приехал такой стартапер — на новом BMW, естественно, с планшетом под мышкой и айфоном в кармане. Работать с таким человеком — пораженческая история, потому что он не голодный, ему ничего надо. Поэтому я считаю: чем меньше будет халявных инвесторских денег, тем лучше и качественнее стартапы. Настоящий стартап для меня — когда люди сидят в дешевом офисе в пригороде и фигачат с утра до вечера.

Черчиллю приписывают высказывание: "Кто в молодости не был либералом, у того нет сердца, кто в старости не стал консерватором, у того нет ума". Вы, получается, уже консерватор?

— Ты не поверишь: когда я шел на встречу сегодня, то был готов, что будут вопросы про политику, и я хотел ответить этой фразой. Да, если открыть мои старые записи в ЖЖ и соцсетях, высказывался я там очень активно. Но в какой–то момент понял: ты писаешь против ветра. Но главное — я на голгофу, а им это вообще не нужно, они сидят, водочку разливают и рассуждают: все круто, американцы — козлы, надо их бомбануть. Это я с рыбаками астраханскими общался. И для большинства людей в России, что бы ты ни делал, раз ты миллиардер, значит, вор и олигарх.

Так что я отчасти устал, отчасти повзрослел. Ну и, конечно, Украина мне помогла. Две революции, оранжевая и майдан последний. Почему Навальный для меня не убедителен? Потому что Навальный для меня — это новая Тимошенко. Мы видели, что было, когда она оказалась у власти. Спионерили больше, чем предыдущий Кучма в 2 раза, следующий — еще в 2 раза и т. д. Я уже не верю никаким популистам и политикам, поэтому в этом смысле успокоился. И просто занимаюсь бизнесом.

Цитирую Олега Тинькова: "СМИ виноваты в том, что мы живем в жопе. Не меньше политиков, силовиков, предпринимателей. Нужен позитив". Что позитивного происходит в России?

— Позитива огромное количество. В сравнении с чем? Если с ельцинской и советской эпохой, то чем дальше, тем больше позитива. В советское время все были в коррупции. Я колбасу и помидоры покупал из–под полы у Ивана Иваныча и давал 3 рубля сверху. Сейчас помидоры лежат везде, и тебе скидку еще дадут. Не понимаю людей, которые ностальгируют по советскому времени, — ощущение: либо они не жили тогда, либо были поголовно директорами овощебаз и ездили на "волгах". Когда нормальный человек идет по Невскому проспекту с красным флагом, хочется подойти и спросить: а по какому именно аспекту ты ностальгируешь? Что за селедкой надо было стоять 2 часа или что мир ты видел только глазами Сенкевича? Русские туристы образца 1990–1995 года — это же ужас был. А сейчас русские за границей — если не повод для гордости, то они уже точно производят солидное впечатление.

Вспомните советское время, разбитые дороги, все грязно, пылища. Я был за последнее время в Кемерово, Тюмени, Екатеринбурге, Астрахани, даже Петропавловске–Камчатском — везде какая–то движуха, становится чище и лучше. За исключением Петербурга — это единственный город, который не прогрессирует. Питер меня разочаровал.

Чем?

— Я приезжаю 3 раза в год, есть визуальное ощущение застоя, что остановилось развитие, почему — не знаю. Это мое сугубо субъективное ощущение, я не претендую на статистический анализ. Может быть, объем ВВП Петербурга вырос со времен Матвиенко в 3 раза, может быть, подводных лодок и кораблей больше делают, но я не вижу, где новые красивые дома, а дороги ужасные и разбитые. Я не вижу жизни.

Когда–то я спросил вас про атмосферу в обществе, и вы процитировали Семена Слепакова: "Путин страшный, Путин страшный, я его боюсь, В мой пентхаус трехэтажный поселилась грусть". А сейчас есть какая–то новая песня?

— Клянусь, не слежу, что происходит с чиновниками. Губернаторов сажают — это параллельные миры для меня. Самое актуальное про сегодняшний день — басня Крылова "Стрекоза и муравей". Все муравьи зарабатывают. Евгений Демин, создатель пасты Splat, Касперский, Олег Жеребцов — они пашут, они зарабатывают. Они — муравьи. И есть стрекозы: структуры, которые сидели на административном ресурсе, а сейчас, когда государственные бюджеты сократились и вице–губернатора, на которого они были завязаны, посадили, они плачут. Нет подрядов, все плохо. Дурак, радуйся тому, что тебя самого не посадили!

Меня самого вся эта возня не интересует вовсе. Меня интересует, есть ли у тебя карточка "Тинькофф". Нет? Вот это меня очень беспокоит. Хотя на эту тему есть старый анекдот. Вернулся из Африки коммивояжер и докладывает хозяину обувной фабрики, есть ли в Африке рынок. С одной стороны — нету, вся страна ходит босиком. А с другой стороны — рынок офигенный, вся страна ходит босиком. Поэтому, когда ты говоришь, что у тебя карточка Сбербанка, а не "Тинькофф", с одной стороны, я дико разочаровываюсь, с другой — офигенно очаровываюсь, потому что я могу тебе карту продать.

Это моя задача сейчас, это занимает мои мысли, а не Путин. Путин для меня — космические сферы, на которые повлиять я никак не могу, меня это никак не интересует. Пусть этим занимается молодежь, выходит с уточками, компотами. Это их будущее. Я что, я уже пенсионер.

Когда вы в последний раз проехали 100 км на велосипеде?

— Прямо из Петербурга я лечу на Сицилию и буду там кататься на велике. 100 км — не очень великая дистанция, вопрос не в километрах, а в наборе высоты. Одно дело — сделал 100 км с набором 400 м, а другое дело — 100 км с набором 3 км, это разные 100 км.

Вы говорите, что вы визионер. Предскажете будущее?

— В какой сфере?

В банковской, в бизнесе…

— Через 5 лет весь банкинг будет происходить в телефоне: большой разницы между банком и телефоном не будет. Мне нужно сделать какие–то банковские операции — оплатить, перевести, взять кредит, страховку — хватаю телефон. Через 10 лет практически не будет банковских отделений, они останутся только для странных нужд, например, прийти поговорить по поводу инвестиционных стратегий или для людей пожилого возраста. Отделения можно закрыть и вместо них сделать "Старбаксы", например.

Visa и Mastercard на глобальном уровне, скорее всего, будут выжиматься такими игроками, как Apple Pay, Samsung Pay, Android Pay, а на местном — условным "Сбербанк Pay". Не понимаю, почему Сбербанк использует Visa с такой долей рынка. Ему в общем–то ни Visa, ни Mastercard уже не нужны, он сами по себе экосистема.

Может, это предсказание из разряда: через 20 лет будет одно сплошное телевидение…

— Пока то, что я говорил 5 или 10 лет назад, все так и идет. В любом случае, бизнес — это двигатель прогресса, начиная от мануфактур в Шотландии, венецианских ростовщиков, голландских кораблестроителей. Бизнес развивает мир, делает его лучше. Бизнес, а не политика — политики всегда только сдерживали и разрушали, приносили стагнацию и войны. Поэтому я очень горд, что я предприниматель, а не чиновник и не политик.

Кому–то вы еще завидуете?

— Есть люди, которым я завидую, их куча!

Зависть — двигатель прогресса?

— На мой взгляд — да, если ты правильно завидуешь. На русском зависть обозначает одно слово, а в английском их несколько. Envy значит завидуешь позитивно, хочешь сделать так же, jealousy значит ревнуешь, это плохая зависть. К сожалению, по принципу Парето только 20% россиян говорят: "Я ему завидую, это очень круто, я бы хотел так же", а 80%: "Я ему завидую, вот скотина, чтоб он сдох". Я все–таки себя причисляю к тем 20%. И завидую огромному количеству людей, начиная от Абрамовича, Галицкого, Фридмана и заканчивая Биллом Гейтсом и далее по списку.

Деловой Петербург

Деловой Петербург
Деловой Петербург
image beaconimage beaconimage beacon