Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Онемеченный заумник. Выставка "Ансельм Кифер – Велимиру Хлебникову" в Эрмитаже

Логотип Деловой Петербург Деловой Петербург 10.06.2017 Станислав Савицкий

Первые переводы Велимира Хлебникова на иностранный язык были выполнены в ФРГ. Их инициировал переводчик и литературовед Петер Урбан, пригласивший к сотрудничеству знаменитых поэтов. Эрнст Яндль, Оскар Пастиор, Герхард Рюм и Пауль Целан, заинтересовавшийся русским заумником раньше остальных, создали многоликого, многоголосого немецкого Хлебникова.

Только хору выдающихся поэтов было по силам перевоплотить гений Председателя Земшара, создавшего свой собственный поэтический язык на основе славянского лингвистического субстрата. К нашему великому и могучему этот язык имел особое, подчас косвенное отношение. Перевести подобную поэзию столь же сложно, как стихи Каммингса или "Поминки по Финнегану" Джойса. Тем не менее Урбану удалось невозможное.

Ансельм Кифер, знающий Хлебникова по этим переводам, дополнил немецкий образ будетлянина картинами по мотивам его поэтических прозрений.

Немецкий художник не случайно заинтересовался русским изобретателем, историософом и предсказателем.

Кифер тоже изобрел свой изобразительный язык, более традиционный, чем "заумь", но не менее узнаваемый.

Кифер тоже погружен в раздумья об истории — истории Германии и ХХ столетия. Кифер тоже духовидец, прозревающий в своем искусстве законы времени. Именно исторической нумерологией Хлебникова он и увлекся.

Первый цикл, посвященный открытому поэтом закону морских сражений, был создан Кифером немногим более 10 лет назад. Эрмитажная выставка, посвященная предсказанной будетлянином революции 1917–го, состоит из 30 больших холстов. Нельзя сказать, что Хлебников подсказал живописцу новый изобразительный язык. Мы видим привычного Кифера: все те же пейзажи с горизонтами, опрокинутыми в бездорожье, все те же отлитые из металла фолианты.

Бескрайние просторы истории бороздит ржавый кораблик всех удач, нелепостей и катастроф. Иногда ландшафт инкрустирован рваным куском жести — возможно, фрагментом старой кровли Кельнского собора, купленной Кифером перед его реставрацией. Певец тлена истории и всемогущества времени, Кифер верен сам себе. Его живопись вторит хлебниковским исчислениям. Кифер отдал дань уважения гению будетлян и рыцарю священного безумия.

Деловой Петербург

Деловой Петербург
Деловой Петербург
image beaconimage beaconimage beacon