Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Откуда фейки растут

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 03.06.2017
© Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

Мария Захарова предложила журналистам обсудить «информационный холокост», но те не стали

В Санкт-Петербург на этой неделе приехали руководители крупнейших информационных агентств мира, приглашенные на встречу с Владимиром Путиным «на полях» ПМЭФ. В пятницу они собрались на собственный саммит, уже без российского президента. Заявленная тема дискуссии — проблема борьбы с дезинформацией — и участие в ней официального представителя МИД РФ Марии Захаровой предвещали горячие споры. За тем, как в итоге дебаты плавно сошли на нет, наблюдала корреспондент “Ъ” Галина Дудина.

Заседание, которое прошло по инициативе агентства ТАСС, анонсировалось как «саммит, на который приедут руководители 25 новостных агентств мира». Как заверили корреспондента “Ъ” организаторы, столько, «если не больше», медиаменеджеров и присутствовало в зале, а в списке приглашенных выступить гостей значились топ-менеджеры французского агентства Agence France-Presse (AFP), японского Kyodo News, итальянского ANSA и американского Associated Press (AP).

Впрочем, буквально накануне дебатов выяснилось, что директор по Европе AFP Кристин Бюажиар приехать не сможет, и российская сторона, уже представленная гендиректором ТАСС Сергеем Михайловым и его первым замом, вице-президентом Всемирного совета информационных агентств Михаилом Гусманом, была усилена еще одним опытным игроком информационного поля: директором департамента информации и печати МИД РФ Марией Захаровой.

Казалось, что участие госпожи Захаровой придало встрече еще более политизированный характер, тем более что тема дискуссии («Вымысел VS достоверная информация: Вызовы современного информационного мира») давала возможность участникам перейти к обсуждению и проблем пропаганды, и непрекращающихся взаимных обвинений в адрес российских и зарубежных СМИ.

Напомним, ранее в МИД РФ не раз критиковали усилия западных властей по «борьбе с российской пропагандой». А одобренную в прошлом году Европарламентом резолюцию о противодействии пропаганде третьих стран, в том числе России, в конце прошлого года госпожа Захарова назвала «информационным преступлением». «Это преступление — при наличии реальной угрозы терроризма, фундаментализма, питательной среды в виде национализма, ксенофобии уводить взгляд международного сообщества совершенно в другую сторону»,— заявила она тогда в эфире на телеканале «Россия 1».

Впрочем, вскоре в борьбу за идеалы в журналистике вступил и МИД РФ: на сайте ведомства появилась рубрика, в которой дипломаты размещают публикации, тиражирующие «недостоверную» (по мнению МИД РФ) информацию о России.

В свою очередь, при ряде иностранных внешнеполитических ведомств также существуют спецотделы по «информационной безопасности» и «противодействию пропаганде» — как, например, команда East StratCom Task Force при внешнеполитической службе ЕС, работа которой во многом сосредоточена именно на российских СМИ. С инициативой создать «центр борьбы с российской пропагандой» в этом году выступили и американские сенаторы.

Неудивительно, что на заседании, где Марии Захаровой дали слово одной из первых (в связи с необходимостью раньше других покинуть круглый стол), официальный представитель МИД РФ попыталась сразу задать тон. Выступая перед журналистами, дипломат решила развить мысль Владимира Путина, перед этим сказавшего, что обвинения России во вмешательстве в выборы в США напоминают ему «антисемитизм». «Сам придурок, ничего сделать не может — евреи виноваты. Но мы знаем, к чему приводят такие настроения. Ничем хорошим они не заканчиваются»,— сказал президент РФ.

«Мы всей делегацией поймали себя на том, что то, о чем мы читали в учебниках про 1930-е годы,— это возможно»,— продолжила мысль госпожа Захарова. По ее словам, последний визит в США ей также напомнил о положении в Европе в конце 1930-х годов: «Вспомните, к чему привела вся эта волна? Ко Второй мировой войне, к холокосту».

Дипломат решила развить эту историческую параллель. Оговорившись, что она задает вопрос, а не делает утверждение, госпожа Захарова обратилась к руководителям международных информагентств: «Не кажется ли вам: что мы сейчас переживаем сегодня в отношении России несколько напоминает информационный холокост? Когда без фактов, оголтело, бездумно пугают Российской Федерацией? Это происходит постоянно, тон задают мейнстримовские СМИ, потом эта волна, словно ядерная волна, идет дальше и нет никакой возможности задать вопрос: “А на каких фактах вы основываетесь? К чему вы это делаете?”». Обвинив некоторых из зарубежных журналистов в безапелляционном тоне, озвучивании клише, непроверенных и «установочных» тезисов, в «подверженности фейковой эпидемии», Мария Захарова затем, после завершения своей речи и короткого обмена репликами с залом, покинула мероприятие.

С ее уходом поддерживать жаркую дискуссию журналисты, впрочем, не стали: беседа свелась к озвучиванию тезисов о необходимости придерживаться фактов в работе информационных агентств, повышать уровень образованности аудитории, развивать «этическую журналистику». «В теме дискуссии была заявлена проблема фейковых новостей, но никто даже не попытался сегодня дать им определение»,— посетовал “Ъ” один из ведущих зарубежных медиаменеджеров. Складывалось ощущение, что к присутствовавшим в зале журналистам проблема фейковых новостей и вовсе не относилась. Как, впрочем, и «информационного холокоста», к которому после ухода госпожи Захаровой никто из спикеров так и не вернулся.

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon