Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Певец Дмитрий Колдун: «Я лиричен как на сцене, так и в жизни»

Логотип Аргументы и Факты Аргументы и Факты 27.05.2017 Оксана Морозова

При этом успехами певец может похвастаться не только в карьере, но и в личной жизни. В 31 год он дважды папа и примерный семьянин.

Свой путь

Оксана Морозова, «АиФ.Здоровье»: Дмитрий, глядя на того Диму, который когда-то стал победителем 6‑го сезона «Фабрики звёзд», и на вас сегодняшнего, хочу спросить, в чём принципиальные отличия?

Дмитрий Колдун. © www.globallookpress.com Дмитрий Колдун.

Дмитрий Колдун: Визуально, пожалуй, набрал пару-тройку килограммов. А если говорить о внутренних ощущениях, то жизнь просто перевернулась с ног на голову. В чём-то «Фабрика звёзд» изменила меня в лучшую сторону – я научился работать на сцене фактически с нуля. И ведь стал победителем проекта, куда пришли участники, которые работали над собой с детства.

Из чисто человеческих качеств – стал более закрытым. Понял, что не все мысли и рассуждения стоит озвучивать, если хочешь достичь поставленной цели.

– Практически на всех «Фабриках» было очень много ярких участников, но лишь единицы из них смогли чего-то добиться в шоу-бизнесе. Как вы думаете, почему?

– После проекта я довольно скоро осознал, что тащить меня никто не будет. Несмотря на то, что я стал победителем, продюсер проекта занимался кем угодно, только не мной. Меня сделали членом группы «КГБ», где участники, мягко скажем, не были на одной волне. В этот момент я решил, что нужно что-то менять, и предпринял попытку поехать на «Евровидение». И у меня получилось. Думаю, проблема участников, которые не остались на плаву, в неумении выбрать свой путь. Некоторые просто ждали, что продюсер однажды займётся ими, многие же просто не знали, чего хотят, и жили в уверенности, что пришедшая слава останется навсегда.

Новые цели

– Насколько для вас было сложно сохранить интерес публики после проекта?

– Это был скорее приятный процесс. Как будто ты учишься кататься на лыжах – сначала падаешь, но приобретаешь с каждым таким падением опыт. Поняв, что зачастую продюсеры оставляют лучшие треки для артистов своих центров, я начал учиться сочинять песни, со временем они стали появляться в эфире радиостанций. По крупицам собрал команду из тех, кто не просто приходит на работу, а генерирует идеи, живёт общими успехами и достижениями.

– Вы сейчас вспомнили «Евровидение». Несмотря на вполне достойный результат, у вас никогда не возникало желания ещё раз попробовать свои силы в этом конкурсе?

– Откровенно говоря, меня не преследует желание поехать туда снова. Я отлично помню, чем было мотивировано моё участие в этом конкурсе тогда. И должен быть честен перед собой: сейчас такого запала нет, а без него там делать нечего. Кроме того, на конкурсе всё чаще пытаются использовать политические идеи и провокации – это не моё.

Дважды папа

– Дмитрий, в апреле прошлого года вы стали папой во второй раз. СМИ до последнего были в неведении. Как вам с супругой удалось сохранить подобную конспирацию?

– Я не большой сторонник анонсов. Если обратите внимание на мои соцсети, там в основном рабочие материалы. Я редко публикую фото детей и жены. У меня никогда не было задачи собрать максимальное количество подписчиков и лайков. Я считаю, что счастье любит тишину.

– Некоторые дети ревностно относятся к появлению братика или сестрички. Как Ян воспринял новость о рождении Алисы?

– Конечно, он ревнует, особенно когда хочет поиграть. Это нормально в его возрасте. Мы же стараемся уделять время в равной степени обоим.

– Для вас есть принципиальная разница в воспитании сына и дочери?

– Небольшие различия есть, но в целом подход один – научить любить жизнь и тех, кто вокруг, а также объяснить сыну, что сила дана, чтобы защищать, а не разрушать.

– Вы не смогли присутствовать рядом с супругой в момент рождения дочери. Как она к этому отнеслась?

– Да, действительно, я был занят на съёмках шоу «Точь-в‑точь», поэтому не мог подвести остальных участников. Но на следующий же день отправился в Минск, где меня дожидалась моя пополнившаяся семья.

– Первый сезон шоу «Точь-в‑точь» был для вас непростым. Какие образы в этом проекте были для вас самыми сложными?

– Скажем, я не лучший танцор. Более того, я достаточно лиричен как на сцене, так и в жизни. Поэтому тяжелее всего давались образы, где нужно всё время быть в напряжении, например, невероятно сложно было влезть в шкуру мачо Антонио Бандераса, я даже стягивал под костюмом спину техническим скотчем, чтобы чувствовать постоянный дискомфорт и не расслабляться.

Легче и гармоничнее всего удавались развязные рокеры 80‑х и 90‑х, на песнях которых я вырос. Есть ещё и редакторские моменты, ведь далеко не всегда песни для шоу выбирают сами участники. Образ может не слишком подходить по росту или по голосу, форме тела. Моя Жанна Агузарова и Энни Ленокс были два метра ростом, что тоже не назовёшь «точь-в‑точь», зато и мне, и зрителям явно будет, что вспомнить.

Аргументы и Факты

Аргументы и Факты
Аргументы и Факты
image beaconimage beaconimage beacon