Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

"Планы составлялись без учета реальной обстановки"

Логотип Коммерсантъ Власть Коммерсантъ Власть 10.06.2017 Публикация Евгения Жирнова

Кто создавал сумбур вместо эвакуации

В ходе начавшейся в последние годы кампании по переосмысливанию отечественной истории ее участники добрались до одной из самых трагических страниц нашего прошлого — началу войны и эвакуации населения и промышленности. Появилась версия о том, что успех эвакуации обеспечили выдающиеся советские менеджеры. Документы 1941 года позволяют более объективно оценить реальный уровень этого менеджмента.

Из донесения Политического Управления Южного фронта в Главное политическое управление РККА, 20 августа 1941 года.

Как правило, местные советские, партийные органы, находящиеся от линии фронта на 70-100 километров, бездействуют. Материальные ценности никем не уничтожаются, не вывозятся вглубь страны и не уничтожаются при подходе противника. В результате эти материальные ценности нередко достаются врагу.

Очень плохо организована работа по эвакуации населения из районов прифронтовой полосы. Руководители советских и партийных органов панически эвакуируют свои семьи, оставляя на произвол судьбы подлежащее эвакуации население. Войсковые начальники точно так же очень мало делают в этом отношении. Так, например, при занятии противником г. Балта оставались не эвакуированными семьи начсостава 360 сп. 74 сд.

Командование и политотдел 9 армии, зная об угрожающем положении для Балты, не приняли никаких мер к вывозу семей начсостава, в результате чего захваченные немцами в военном городке семьи начсостава подверглись кровавой расправе.

Политуправлением фронта приказано начальнику политотдела 9 армии немедленно расследовать этот факт и виновных привлечь к строжайшей ответственности.

Из доклада заместителя председателя правления Госбанка СССР В. Н. Емченко в Совнарком СССР, 30 июля 1941 года.

Эвакуация учреждений Госбанка производилась по распоряжению военных и местных властей. В связи с тем, что некоторые конторы эвакуировались раньше отделений, а также вследствие военных действий в районах нахождения учреждений Банка, конторы в ряде случаев теряли связь с отделениями и не могли руководить их эвакуацией. Поэтому из 544 отделений, подчиненных эвакуированным конторам, данные об их эвакуации конторы в настоящее время имеют только по 153 отделениям. По тем же причинам конторы не располагают исчерпывающими сведениями о полноте вывезенных ценностей, документов и материалов бухгалтерского и оперативного учета.

В эвакуированных конторах и подчиненных им отделениях на 22 июня 1941 года имелось в эмиссионных фондах 2.157,8 млн. руб. Из этой суммы вывезено и зачислено в фонды других контор 1099,7 млн. руб., вывезено также и сдано, но пока не пересчитано 600 млн. руб.

Нет сведений о 331,1 млн. руб. Не вывезено и оставлено на месте 127 млн. руб., в том числе 36 млн. руб. Литовской конторой, 57,9 млн. руб. Латвийской конторой, 1,0 млн. руб. Волынской конторой и 32,1 млн. руб. Белорусской конторой, из которых около 30 млн. руб. осталось в Брестской конторе. Кроме того, не уточнено, насколько полно вывезены остатки оборотных (операционных) касс, составлявшие на 22 июня с. г. около 40 млн. руб.

Материалы и документы бухгалтерского и оперативного учета вывезены полностью Тарнопольской и Станиславской конторами, совершенно не вывезены Белорусской, Брестской, Львовской и Литовской конторами, остальные конторы вывезли эти материалы не полностью.

Литовская контора не вывезла также ценности в изделиях из золота и драгоценных камней. И. о. управляющего этой конторой Ушаков за непринятие мер к вывозу государственных ценностей предан Правлением Госбанка суду Военного Трибунала.

Причины оставления денег и документов учета другими конторами и отделениями выясняются, и при установлении бездействия при эвакуации должностные лица контор и отделений Банка будут привлечены к судебной ответственности.

Из доклада председателя Совета по эвакуации при Совнаркоме СССР Н. М. Шверника первому заместителю председателя Совнаркома СССР, члену Государственного комитета обороны Н. А. Вознесенскому, 14 августа 1941 года.

1. По предложению Совета по Эвакуации Государственный Комитет Обороны 11 июля 1941 г. своим постановлением N99сс утвердил размещение эвакуируемого из г. Ленинграда завода "Электрик" Наркомэлектропрома на площадях Каслинского чугунолитейного завода Наркомместпрома РСФСР.

2. 23 июля с. г. распоряжением Совнаркома СССР за Вашей подписью на этот же Каслинский завод передано производство котлов Шухова-Берлина завода N239 Наркомсудпрома со всем оборудованием и личным составом.

3. 23 июля 1941 г. постановлением Государственного Комитета Обороны N306сс этот же Каслинский завод передан Наркомату Боеприпасов для размещения в нем завода N79.

Это предложение было внесено в Государственный Комитет Обороны т.т. Сабуровым и Горемыкиным.

Таким образом в результате несогласованности на Каслинский чугунолитейный завод направлено для размещения 3 предприятия.

В части размещения завода "Электрик" Совет по Эвакуации сегодня 14 августа с. г. принял новое предложение о размещении его на Ново-Уткинском заводе Наркомстройматериалов СССР (ст. Кауровка, Свердловской области).

Однако и после этого на Каслинском чугунолитейном заводе остаются еще для размещения завод N79 Наркомата Боеприпасов и завод N269 Наркомсудпрома.

Исходя из этого, прошу Вас отменить распоряжение Совнаркома CССP от 23 июля 1941 г. за N3769рс, поручив Госплану СССP дать другое предложение о размещении завода N289 Наркомсудпрома, оставив Каслинский чугунолитейный завод за Наркоматом Боеприпасов.

Из доклада начальника отдела военного машиностроения Госплана при Совнаркоме СССР С. И. Семина первому заместителю председателя Совнаркома СССР, члену Государственного комитета обороны Н. А. Вознесенскому, 2 августа 1941 года.

Отдел военного машиностроения Госплана при СНК СССР доводит до Вашего сведения о том, что учет предприятий, передаваемых из одного Наркомата в другой и размещаемых по эвакуации, до сих пор как следует не организован.

Вследствие этого имеют место случаи, когда разные организации подготавливают, не согласовывая, решения правительства по одному и тому же предприятию.

1) Пензенская бисквитная фабрика НКПП СССР по предложению Госплана при СНК СССР распоряжением СНК СССР N2690рс от 6/VII-41 года передана Наркомату Боеприпасов. По предложению НКОбщмаша, постановлением Государственного Комитета Обороны N99сс от 11/VII-41 года эта фабрика передана Наркомобщмашу для размещения в ней производства Ленинградского завода им. Макса Гельца.

2) Каслинский чугунолитейный завод НКМП РСФСР по предложению НКСП распоряжением СНК СССР N3769 от 23/VII-41 года передан Наркомату Судостроения под производство котлов Шухова-Берлина с завода N239 НКСП (о первом распоряжении ГКО N99сс 11 июля 1941 г. 2 августа в Госплане не знают.— "История")

Постановлением ГКО N306сс от 28/VII-41 г. этот завод передан Наркомату Боеприпасов под производство корпусов 152 мм снарядов с Днепропетровского завода N79 НКБ.

3) Красноярский бумажный комбинат НКЦБпром по предложению НКВ постановлением ГКО N4сс от З/VII-41 г. передан Наркомату Вооружения под производство патронов. Постановлением ГКО N305сс от 28/VII-41 г. этот комбинат передан Наркомату Боеприпасов для организации производства пироксилиновых порохов и кислот с завода N9 НКБ.

4) Мебельная фабрика НКЛеса в г. Свердловске по предложению НКАП распоряжением СНК СССР N2330сс от 1/VII-41 г. передана Наркомату Авиации под производство 5-местных планеров. Эта же фабрика постановлением ГКО N116-сс от 13/VII-1941 г. передана Наркомату боеприпасов.

Для лучшего учета передаваемых и эвакуируемых предприятий создать специальную группу в аппарате Совнаркома СССР, поручив ей вести учет постановлений и распоряжений Правительства по данному вопросу.

Все вопросы, связанные с подготовкой проектов постановлений Правительства о передаче и переводе предприятий, должны координироваться в этой группе.

Из доклада начальника Транспортного управления НКВД СССР ст. майора госбезопасности Н. И. Синегубова председателю Совета по эвакуации при Совнаркоме СССР Н. М. Швернику, 20 сентября 1941 года.

Эвакуация судоремонтных заводов Наркомречфлота из районов прифронтовой полосы, расширение и постройка новых цехов на существующих заводах Поволжья и Зап. Сибири для размещения прибывающего оборудования проходит неудовлетворительно.

Военный отдел НКРФ (ЛЕОНТЬЕВ) имеет планы эвакуации оборудования и расширения тыловых заводов, однако эти планы Советом эвакуации не утверждались и не соответствуют действительности, так как составлялись без учета реальной обстановки.

Например: эвакуируемое оборудование заводов Северо-Западного бассейна подлежит отправлению по плану Наркомречфлота на Волжские заводы, фактически же оборудование отправлено по распоряжению нач. Сев.ЦУРФ'а МАЛОВА в Череповецкие мастерские.

Волжские заводы, не получив намечавшегося им планом дополнительного оборудования, не обеспечивают выполнение заказов для фронта.

Заводы: им. "Памяти Парижской Коммуны" (в районе г. Горького), им. Куйбышева (Татария), им. Молотова (г. Горький) — до настоящего времени не имеют данных о том, какое прибудет к ним оборудование, какие цеха надо расширять или строить вновь.

По данным Наркомречфлота, Киевский завод им. Сталина должен эвакуировать свое оборудование на завод им. Бутякова (Марийская АССР), в то же время завод им. Бутякова обязан передать несколько своих станков заводу "Теплоход" (Горький).

Это объясняется неорганизованностью дела эвакуации. Зам. наркома ЛУКЬЯНОВ утвердил типовые проекты, перечень и объем строительства по основным заводам Наркомата, а зам. наркома РАХМАНИН, находясь на месте, изменил характер и объем строительства ряда заводов (завод им. Бутякова, им. Куйбышева).

ЛУКЬЯНОВ приказал директорам заводов строить всюду деревянные обшивные цеха, а РАХМАНИН предложил заводу им. Бутякова строить цеха с кирпичными колоннами.

Начавшееся строительство новых цехов на заводах: Омском, им. Бутякова, Красноармейском и др. идет крайне медленно из-за отсутствия основных строительных материалов (цемент, кирпич, лес, гвозди, стекло) и рабочей силы.

В результате нераспорядительности военного отдела Наркомречфлота и специально выделенного правительственной комиссией зам. наркома ЛУКЬЯНОВА, ответственного за эвакуацию заводского оборудования, значительная часть дефицитного оборудования эвакуированных заводов уже более 2-х месяцев не используется и выполнение военных заказов из-за отсутствия оборудования срывается.

Из доклада начальника управления НКВД Москвы и Московской области ст. майора госбезопасности М. И. Журавлева заместителю наркома внутренних дел СССР комиссару госбезопасности 3-го ранга Б. З. Кобулову, 29 октября 1941 года.

Эвакуация завода N11, согласно решения правительства, в г. Чапаевск проходит явно неудовлетворительно. Намеченные сроки срываются. На 26 октября 1941 года эвакуировано только 3 эшелона с оборудованием, материалами и рабочей силой.

Для полной эвакуации завода необходимо 550-600 вагонов, завод же получил всего лишь 117 вагонов.

Медленная и неорганизованная эвакуация завода N11 объясняется главным образом отсутствием оперативности со стороны Наркомата Боеприпасов, который до последнего времени не дает ясных и конкретных указаний руководству завода.

Завод к эвакуации приступил 10 октября с. г. В этот же день дирекцией были получены два шифрованных приказа Наркома ГОРЕМЫКИНА и его заместителя КОЖЕВНИКОВА, по которым предлагалось приступить к эвакуации капсюльного производства, пиротехники, дымового производства и трассы, после чего было приступлено к демонтажу оборудования и переброске его на погрузочные площадки железнодорожной линии, но погрузка задерживалась из-за отсутствия вагонов.

11 октября на завод N11 прибыл начальник 6-го Главного Управления НКБ КУЛИКОВ, который категорически предложил прекратить демонтаж оборудования за исключением оборудования, изготовляющего дымовые и трассирующие средства, не дав указаний, как поступить в дальнейшем с тем оборудованием, которое было демонтировано 10-го октября.

14-го октября КУЛИКОВ приказал директору завода БОРИСОВУ демонтировать оборудование цеха N4, причем 25% этого оборудования приказал направить в г. Москву, обещал обеспечить автотранспортом, но КУЛИКОВ 15.Х под предлогом уточнения неясных вопросов выехал в гор. Москву и не возвратился до последнего времени, так как 16-го октября эвакуировался из гор. Москвы.

После отъезда КУЛИКОВА в Наркомат Боеприпасов, 15-го октября директор завода N11 БОРИСОВ получил телеграмму, подписанную Зам. Наркома Боеприпасов КОЖЕВНИКОВЫМ, который предложил принять срочные меры к обязательному вывозу всего транспортного оборудования, подвижного состава, рельс — разобрать пути широкой и узкой колеи.

Указанная телеграмма создала неясность у руководства завода, так как разборкой железнодорожного пути широкой и узкой колеи приостановили бы эвакуацию оборудования с завода и вывоз оставшейся готовой продукции, а также и материальных ценностей с завода. БОРИСОВ не выполнил эту телеграмму.

Вскоре после указанной телеграммы Зам. Наркома Боеприпасов ИВАНОВСКИЙ сообщил директору завода БОРИСОВУ о том, чтобы приостановить производство и немедленно приступить к демонтажу и погрузке оборудования.

Вслед за ИВАНОВСКИМ в тот же день, 16-го октября, начальник 6 Главка НКБ КУЛИКОВ по телефону предложил директору завода БОРИСОВУ отправить оборудование цеха N4 в гор. Чапаевск. На вопрос БОРИСОВА, как поступить в дальнейшем с остальным, КУЛИКОВ ответил: "Действуйте как хотите. Самостоятельно. Наркомат эвакуируется из Москва"...

21 октября на завод N11 прибыл Зам. Наркома Боеприпасов КОЖЕВНИКОВ и предложил восстановить капсюльное, гранатное, трассирующее и пиротехническое, составить план восстановления производства и с этим планом 22.X явиться в Наркомат Боеприпасов треугольнику завода, а ночью по телефону КОЖЕВНИКОВ отменил свое распоряжение и предложил не восстанавливать капсюльное производство, а восстановить только производство гранат.

Вопрос восстановления гранатного производства опять остается неясным, так как для этого потребуются капсюля-детонаторы и тетриловые столбики, которые изготовляются в капсюльном производстве завода.

Оборудование завода в основном демонтировано и переброшено к железнодорожной площадке для погрузки, до сих пор хранится под открытым небом из-за отсутствия вагонов.

Среди руководящего состава, а главным образом у директора завода БОРИСОВА, чувствуется растерянность, нет твердости в действиях и решений оперативных вопросов, в силу чего у рабочих создается паническое настроение.

Об изложенном информирован секретарь МК и МГК товарищ ЩЕРБАКОВ.

Из доклада заместителя наркома внутренних дел СССР комиссара госбезопасности 3-го ранга Б. З. Кобулова заместителю председателя Совнаркома СССР А. Н. Косыгину, 9 декабря 1941 года.

По сообщению НКВД Узбекской ССР, прибывшие в Узбекистан в порядке эвакуации заводы "Ростсельмаш", "Калибр", "Электростанок", 1-й и 2-й парашютные и заводы Наркомата Авиационной Промышленности N84, 154 и 478 медленно восстанавливаются из-за плохой организации работ и нечеткости указаний со стороны отдельных наркоматов.

По заводу "Калибр" с 15 по 20-е ноября т. г. прибыло 32 вагона с оборудованием, материалами и рабочими.

14 вагонов этого завода были разгружены, и оборудование размещено в цехах, после этого Наркомат танкостроения СССР дал распоряжение о переадресовке завода "Калибр" на Урал.

В связи с этим прибывшие 20 ноября т. г., 16 вагонов с оборудованием и рабочими до настоящего времени не разгружены. Рабочие живут в неотепленных (так в тексте.— "История") вагонах.

Эвакуированный завод N478 по распоряжению Наркомата Авиационной Промышленности СССР должен был слиться с заводом N84. На основании этого оборудование и материалы были перевезены на площадку завода N84. Рабочие с семьями в количестве 800 человек также были размещены на жилой площади этого завода.

20 ноября т. г. заводом N84 было получено распоряжение НКАП о разделении заводов и переадресовке завода N478 в Куйбышев, а 22 ноября из НКАП получено снова указание, подтверждающее слияние заводов. Вследствие этого сорваны сроки разгрузки и размещения оборудования.

По заводам N84 и "Ростсельмаш" из-за плохой организации работ, отсутствия транспорта и подъемных кранов вагоны под разгрузкой простаивают по несколько дней. Рабочие указанных заводов на разгрузку оборудования не мобилизованы. Часть выделенных рабочих для разгрузки оборудования на работу не выходит.

Охрана оборудования и материалов организована плохо, в результате этого имеются случаи хищения инструмента, цветных металлов и других материалов.

Из доклада заместителя наркома внутренних дел СССР комиссара госбезопасности 3-го ранга Б. З. Кобулова заместителю председателя Совнаркома СССР А. Н. Косыгину, 13 декабря 1941 года.

По сообщению УНКВД по Саратовской области, на станции Бурасы Рязано-Уральской жел. дороги в течение двух месяцев лежит оборудование стоимостью в 11 миллионов рублей, принадлежащее Укрнефтепромразведке и Крымгазнефти.

Оборудование разгружено на открытых площадках, занесено снегом и подвергается порче.

Публикация Евгения Жирнова

Читайте также:

Коммерсантъ Власть

Коммерсантъ Власть
Коммерсантъ Власть
image beaconimage beaconimage beacon