Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Поиск контакта: социальное предпринимательство ищет поддержки власти и бизнеса

Логотип ТАСС ТАСС 30.05.2017 ТАСС

Социальных предпринимателей в России становится все больше. Однако на законодательном уровне определения социального предпринимательства пока нет. По этой причине не все инвесторы всерьез воспринимают энтузиастов, которые, например, продают головные уборы для женщин после химиотерапии, одежду для недоношенных детей или сервисы дистанционного сурдоперевода, а местные чиновники иногда отказывают им в поддержке.

Вопрос о том, как вывести социальных предпринимателей из состояния "законодательной невесомости", станет одним из главных на панельной сессии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) "Инфраструктура развития предпринимательства и инноваций в социальной сфере". О том, как в современных условиях молодые мамы в России создают идеальные детские сады, волшебные батуты, тренажеры для глаз и выходят на зарубежный рынок, - в материале ТАСС.

"Невесомый" бизнес

Отсутствие нормативного регулирования и согласованной системы поддержки затрудняет развитие социального предпринимательства, которое сегодня является "первой линией фронта по решению острых социальных проблем". Такое мнение высказал ТАСС директор Фонда развития медиапроектов и социальных программ "Gladway" Владимир Вайнер, а также авторы соцпроектов из Екатеринбурга, Тюмени и Ростова-на-Дону, которые стали финалистами акселерационной программы Агентства стратегических инициатив (АСИ).

"Это явление (социальное предпринимательство - прим. ТАСС) не вписывается в простую конструкцию "белое-черное", "коммерческое-некоммерческое". Это такой инновационный элемент, находящийся впереди того, что мы считаем малым бизнесом, и где-то в ядре некоммерческого сектора. И затруднений довольно много, именно в связи с тем, что нет в России определения и четких рамок того, что под этим понимать", - сказал Вайнер.

Слова эксперта подтвердила Ольга Ошуркова, которая запустила в Екатеринбурге производство тренажеров для слабовидящих.

"Еще нет осознания ни у госслужащих, ни у бизнеса, что социальное предпринимательство может удовлетворять нужды людей и быть доходным. Нас не воспринимают как чисто некоммерческие компании, поэтому мы не можем рассчитывать на субсидии, помощь, бесплатные помещения. А инвесторы не воспринимают серьезно, потому что мы вроде как занимаемся благотворительностью", - поделилась она.

Инновация для семьи

Татьяна Штайдо из Ростова-на-Дону пришла к идее создания сети инновационных детсадов "Разумейка" как мама, врач и бизнесмен.

"Я по образованию врач-педиатр... Когда я искала для своей дочери подходящий детский сад или развивающий детский клуб, поняла, что в Ростове-на-Дону нет учреждений, соответствующих требованиям, которые я выдвигаю как врач и мама. Я поняла, что эта ниша на рынке дошкольных образовательных услуг не занята, а как мама хотела создать детский сад, соответствующий моим профессиональным требованиям, и пришлось открывать его самой", - рассказала Штайдо.

Сейчас в сеть "Разумейка" входят четыре частных детсада, в них по уникальной программе образования и оздоровления воспитываются уже 70 детей, они болеют в три раза реже своих сверстников из обычных детсадов.

"Мы объединили здравоохранение и образование: мы проводим глубокую диагностику наших детей, профессиональную коррекцию отклонений, если они выявлены, профилактику. Мы комбинируем несколько видов современных программ в единую систему, по которой мы и обучаем наших детей", - добавила Штайдо, отметив, что сейчас ищет инвесторов для нового проекта - "Идеального детского сада".

По словам Вайнера, социальными предпринимателями становятся как раз такие люди, которые столкнулись с проблемой и придумали для нее инновационное бизнес-решение. "Здесь речь идет о выживании, именно оно подталкивает людей объединяться для решения социальной проблемы, и поэтому появляются некоммерческие организации, которые следующим шагом пытаются добиться какой-то устойчивости и превращаются в социальные предприятия", - отметил он.

Поэтому 60% соцпредприятий - это благотворительные фонды, социально ориентированные НКО, считает эксперт. "Но как только предприятие из благотворительного пытается выйти на самоокупаемость и начинает оказывать платные услуги, оно сразу же сталкивается со средой, заточенной под живой коммерческий рынок", - констатировал Вайнер.

Черно-белый подход

С такими трудностями столкнулась руководитель проекта "Волшебный батут" Гульнара Прадедова из Тюмени. Уникальную программу нейрогимнастики на батутах она разработала вместе с мужем - сначала только для своего сына, страдающего аутизмом. "Нас никуда не брали на реабилитации, поэтому начали действовать самостоятельно. Уже после месяца занятий появились первые успехи, это было потрясающе, сын начал вступать в коммуникацию", - рассказала Прадедова.

В ноябре 2016 года была набрана экспериментальная группа уже из 10 детей с аутизмом, двухмесячный курс занятий финансировал департамент социального развития Тюменской области, а необходимое оборудование предоставил один из батутных центров города. Сейчас по программе занимаются уже 30 детей в возрасте от 3 до 11 лет, это не только дети с аутизмом.

"Грант для проведения бесплатных занятий пока получить не удалось, поэтому с марта этого года они проводятся на платной основе", - сказала предприниматель, добавив, что планирует открыть центр реабилитации, школу тренеров и масштабировать свой опыт на всю Россию.

Вайнер добавил, что после того, как Прадедова презентовала свой проект в финале акселератора Агентства стратегических инициатив, региональные власти сказали, что она больше не может претендовать на льготное помещение. "В регионе им сказали, что "вы уже такое успешное устойчивое предприятие, значит, вам не положена поддержка как некоммерческим организациям", - рассказал эксперт, добавив, что "меньше всего они себя видят как бизнес, они отчетливо видят себя как социальная организация, которая помогает, спасает и социализирует детей".

"Вот показатель того, что в этом черно-белом решении "коммерческое-некоммерческое" этот сегмент не находит себе места и, к сожалению, пока его некуда вписать в сознании регионального чиновника, отвечающего за поддержку", - сказал директор Фонда развития медиапроектов и социальных программ "Gladway".

Проблемы масштабирования

В поиске инвестора для выхода на зарубежный рынок находится Ольга Ошуркова, которая запустила в Екатеринбурге производство тренажера для глаз "Лечи-играй", его она разработала для лечения косоглазия у сына.

"Портативный безлинзовый тренажер основан на методах, которые давно применяются в офтальмологии, но в новом электронном устройстве мы совместили эти методы, сделали тренажер мобильным, разработали игровую методику... За год зрение у моего сына улучшилось с 10% до 95%, ушло сходящееся косоглазие", - рассказала она.

На протяжении двух лет прибор проходил медицинскую апробацию, разработчики получили патент и заключение из ВНИИС (Всероссийском научно-исследовательском институте сертификации). Выяснилось, что прибор не имеет аналогов в мире и может помочь человеку улучшить зрение в любом возрасте.

"Сегодня наши приборы закупают клиники и частные центры, которые следят за инновациями, оптовые поставки идут в пять городов России - Екатеринбург, Челябинск, Москву, Волгоград и Казань, точечные поставки были в США, Китай, Италию, Францию. Потенциальный рынок сбыта очень большой: в мире 183 млн детей с косоглазием, в России 15 млн человек с тяжелыми заболеваниями глаз и 33 млн пожилых людей с потерей зрения", - рассказала Ошуркова.

Нужна поддержка и популяризация

Сейчас ее предприятие готово увеличить производство за счет перехода от ручного изготовления к промышленному.

"Нам необходимо венчурное финансирование, мы ищем инвесторов для пополнения оборотного капитала и масштабирования бизнеса. Собираемся экспортировать продукцию в США, Европу и Иран, далее выводить товар на рынок Китая и Турции, для этого нужно сертифицировать тренажер в США и Европе, открыть там представительства. Мы уже самостоятельно вышли на заместителя министра здравоохранения Ирана, он сообщил, что у них около 4 млн детей имеют патологию зрения", - сказала разработчик.

Ошуркова отметила, что социальным предпринимателям необходимы не только финансовые меры поддержки. "За такими компаниями - будущее, сейчас такой тренд: люди не хотели бы просто получить продукт или услугу, люди хотели бы получить заботу", - сказала она.

Надо популяризировать примеры таких успешных компаний, акселерационные и стажировочные программы должны быть в каждом регионе, считает социальная предпринимательница. "Надо развивать комьюнити и проводить там регулярные мероприятия, чтобы авторы социальных инноваций выстраивали горизонтальные связи, проводили перекрестный маркетинг, делали совместные образовательные программы", - убеждена она.

Политическая воля

В России социальное предпринимательство пока вызывает много дискуссий, существует и развивается по своим собственным законам.

По мнению Владимира Вайнера, необходимо на уровне подготовки к будущему законодательству проявить волю и четко определить, что это будет для России. "На данный момент, как ни странно, нет лидерской позиции кого-нибудь из руководителей, который скажет "да, это моя тема, я вижу это как решение глобальных стратегических задач и хочу это движение возглавить", - отметил эксперт.

Как считает Вайнер, "скорее всего, это уровень министра или замминистра, ну хотя бы руководителя департамента того или иного министерства".

"На данный момент идет движение, скорее, снизу: сами социальные предприниматели и фонды, которые их поддерживают, пытаются сформировать некий образ более-менее системный", - объяснил он.

По словам эксперта, проблемы развития этого сегмента экономики будут обсуждаться на сессии XXI Петербургского международного экономического форума "Инфраструктура развития предпринимательства и инноваций в социальной сфере", который пройдет с 1 по 3 июня в Санкт-Петербурге.

"Мы не планируем выработать единое определение социального предпринимательства. Но я как модератор этой площадки думаю, что реально, по крайней мере, согласовать элементы инфраструктуры поддержки инноваций предпринимательства в социальной сфере. Вот это точно реально обсудить и даже к какой-то общей картинке видения этой необходимой экосреды прийти", - сказал эксперт.

ТАСС

image beaconimage beaconimage beacon