Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Полковник Захарченко не убедил суд

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 01.06.2017 Алексей Соковнин
© Глеб Щелкунов/Коммерсантъ

Экс-полицейского оставили в СИЗО еще на три месяца

Басманный суд Москвы продлил до 8 сентября срок ареста бывшего врио начальника управления "Т" ГУЭБиПК МВД РФ полковника полиции Дмитрия Захарченко. СКР обвиняет его в получении многомиллионных взяток, злоупотреблении должностными полномочиями и воспрепятствовании правосудию. Вчера подследственный пытался доказать, что стал жертвой оговора, но суд посчитал его объяснения попыткой ухода от ответственности и отклонил ходатайства защиты о переводе Дмитрия Захарченко из СИЗО под домашний арест.

Вчера в Басманном суде, ходатайствуя о продлении срока ареста Дмитрия Захарченко, следователь СКР Сергей Чернышев отметил, что бывшему полицейскому предъявлено тяжкое обвинение — по ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки), а также ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), и ч. 1 ст. 294 УК РФ (воспрепятствование осуществлению правосудия).

Как уже сообщал "Ъ", Дмитрию Захарченко инкриминируют три эпизода взятки. В предъявленном ему сразу после задержания обвинении говорилось о том, что он, по версии следствия, получил "за общее покровительство" 7 млн руб. от бывшего руководителя и совладельца компании "Русинжиниринг" Анатолия Пшегорницкого. Позже полковнику вменили в вину получение $800 тыс., также за покровительство в ведении бизнеса, от хозяина московского ресторана La Maree Меди Дусса. В этом случае посредниками в передаче денег якобы выступили полковник ФСБ Дмитрий Сенин (экс-полицейский и чекист женаты на сестрах друг друга), генерал-майор полиции Алексей Лаушкин и Виктор Клушенков, водитель супруги полковника ФСБ. Кстати, вчера судья Ленская продлила срок ареста господина Клушенкова до начала сентября. Третья взятка, по версии СКР, была дана Дмитрию Захарченко тем же ресторатором Дуссом в виде дисконтной карты на 3,5 млн руб.

Что касается обвинения в злоупотреблении должностными полномочиями и воспрепятствовании правосудию, то оно было предъявлено экс-полицейскому в связи с тем, что он якобы предупредил Ларису Марчукову, сестру финансового директора Нота-банка Галины Марчуковой, о предстоящих обысках в рамках дела о хищении из кредитного учреждения 26 млрд руб.

Настаивая на продлении ареста Дмитрия Захарченко, следователь Чернышев утверждал, что тот может скрыться, оказать давление на свидетелей по делу, уничтожить доказательства либо иным способом помешать следствию. "Захарченко длительное время работал на руководящих должностях в МВД и хорошо знает методы и тактику проведения расследований",— подчеркнул господин Чернышев. Следователь попросил суд продлить полковнику арест до 8 сентября 2017 года. Прокурор поддержала эти требования.

В свою очередь, Дмитрий Захарченко попросил признать ходатайство СКР о продлении его ареста "незаконным и необоснованным", поскольку все выдвинутые против него обвинения "не что иное, как оговор". После этого полковник приступил к детальному опровержению фабулы своего дела. В частности, он заявил, что не был знаком с генералом полиции Алексеем Лаушкиным. "Если бы знал, что Лаушкин получил от кого-то $800 тыс., сам бы его принял (на сленге оперативников означает "задержал".— "Ъ"), — заявил господин Захарченко.— Только теперь генерал-майор, который признается, что вел с Сениным переговоры коррупционного характера, проходит по делу свидетелем, а я стал обвиняемым!" Полковник Захарченко подчеркнул, что в деле "нет никаких доказательств", что его родственник Дмитрий Сенин передал ему эти $800 тыс.

Что касается дисконтной карты, то, как считает полковник Захарченко, "в Москве такие вообще имеют 14 тысяч человек". "Среди клиентов La Maree значатся не только чиновники и министры правительства, но и их родные,— пояснил подследственный.— Так что, и их всех обвинять в коррупции?" Ресторатор же Меди Дусс, по мнению обвиняемого, оговорил его, поскольку испытывал к нему "личную неприязнь".

Затем Дмитрий Захарченко заявил, что не мог предупреждать Галину Марчукову о предстоящих обысках в Нота-банке, поскольку в то время находился в отпуске. "Как я мог знать о предстоящих ОРМ (оперативно-разыскные мероприятия.— "Ъ") в этом банке, если был не на службе?" — спросил судью полковник. Свидетельские же показания Ларисы Марчуковой против него господин Захарченко объяснял психологическим воздействием на женщину со стороны следствия. "Я знаю, что она оговорила меня после изменения ей меры пресечения",— утверждал подследственный.

Дмитрий Захарченко также высказал мнение, что следователи "волокитят" расследование, поскольку не могут собрать доказательства его вины. "15 человек в следственной группе работают,— отметил Дмитрий Захарченко,— а результата нужного нет!" В итоге полковник потребовал не только не продлевать его арест, а вообще прекратить его уголовное преследование.

Четверо адвокатов Дмитрия Захарченко поддержали своего подзащитного, отметив, что следствие не привело никаких доказательств того, что полковник может скрыться или уничтожить улики по делу. Защита предложила перевести полковника под домашний арест.

Однако судья Елена Ленская приняла сторону СКР. "Ходатайство следователя удовлетворить, продлив в отношении обвиняемого Захарченко меру пресечения в виде заключения под стражу до 8 сентября",— зачитала она свое решение. Адвокаты сразу же заявили, что намерены обжаловать это решение.

Алексей Соковнин

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon