Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Право на долговую яму

Логотип Деловой Петербург Деловой Петербург 28.05.2017 Владислав Лысенко, генеральный директор коллекторского агентства "ЦЗ Инвест"

Среди заемщиков существует миф о том, что суд невыгоден кредитору, и раньше в этом была доля истины. Судебное взыскание — более дорогое удовольствие, чем телефонные или sms–напоминания. Надо заплатить госпошлину до 3% от долга, собрать пакет документов для суда. Поэтому до сих пор кредиторы просуживали только около 10% долгов — около 3 млн дел в год. Однако вступивший в силу с 1 января закон 230–ФЗ "О защите прав физлиц при взыскании" сыграл злую шутку со своими "подзащитными" — заемщиками.

Наверняка вы слышали, что закон ограничил банкам и коллекторам количество звонков, что они не могут звонить тем, кто лежит в больнице, что должник может написать отказ от общения и т. п. Прошло уже 5 месяцев с начала действия закона, а участники рынка до сих пор не получили разъяснения весьма туманных формулировок закона. Например, что такое "телефонные переговоры", которых должно быть не более раза в сутки, двух в неделю, восьми в месяц? Это сам факт звонка или состоявшийся разговор? Каким документом и в какие сроки должник должен подтвердить, что он находится в больнице? Как действует отказ от общения — на все долги данного заемщика или только на одну просроченную задолженность? У взыскателей возникают десятки подобных вопросов по каждой статье закона. Причем цена его нарушения высока для коллекторского агентства: за два нарушения можно быть исключенным из госреестра и потерять бизнес — новую заявку на вступление в реестр можно подать только через 3 года.

Поэтому неудивительно, что эксперты прогнозируют увеличение объемов судебного взыскания на 30–40%. Кредиторы будут передавать в суд все более молодую просрочку и в больших объемах. После вступления закона в силу суд выглядит не таким уж трудоемким и дорогим каналом взыскания, тем более что в конце 2016 года вышло постановление пленума Верховного суда РФ № 62, которое упростило взыскание долгов в рамках приказного судопроизводства — без присутствия сторон, дистанционно и в 2 раза дешевле для кредитора. До этого около четверти обращений кредиторов (взыскателей) в приказное производство необоснованно переводилось в более дорогостоящее и затяжное исковое. Кроме того, кредиторам часто приходилось отказываться от взыскания штрафов и пеней, чтобы сделать судебный процесс быстрее. Теперь же взыскание через приказ легче поставить на конвейер.

Более 95% судебных дел решается в пользу кредитора. Это означает, что как минимум на один миллион должников больше в этом году обнаружат на пороге судебного пристава с исполнительным листом. Хорошо ли это для заемщика? Вряд ли. На судебных приставов ограничения 230–ФЗ не распространяются — звонить они могут сколько угодно, могут (в отличие от коллекторов) зайти в квартиру против воли заемщика, арестовать имущество, автоматически списать долг с карточки. Комфортнее ли арест и продажа имущества, чем звонки кредитора?

Еще одна загадка 230–ФЗ: имеет ли взыскатель право проинформировать должника о передаче дела в суд, если он отказался от контактов с коллектором? В рамках приказного судопроизводства присутствие сторон не требуется, а документы из суда могут прийти небыстро. О суде заемщик может узнать постфактум. Так закон успешно "защитил" заемщиков от возможности найти компромисс с кредитором и получить время для решения своих финансовых проблем.

Деловой Петербург

Деловой Петербург
Деловой Петербург
image beaconimage beaconimage beacon