Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Праздное строительство

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 09.06.2017 Глеб Черкасов, Виктор Хамраев

Зачем России новый национальный праздник

Идея ввести присягу для новых граждан России показывает, что процесс поиска идеологической основы страны продолжается. Ее итоговый текст как нельзя лучше отразит нынешний этап идеологических исканий.

Глеб Черкасов, Виктор Хамраев

Предложение о том, что люди, принимающие российское гражданство, должны произносить присягу, прозвучало на встрече президента Владимира Путина и спикера Госдумы Вячеслава Володина. Идея, высказанная на таком уровне, почти обречена на воплощение в жизнь.

Вопрос не в том, появится ли присяга, а в том, кто составит текст, как он будет звучать и в каких обстоятельствах его надо будет произносить. Работа в Думе уже идет, возглавляет комиссию лидер фракции "Единая Россия" Владимир Васильев, текст присяги может появиться уже к 3 июля.

Царь вместо Михалкова

Первой, как это часто бывает, с текстом клятвы подсуетилась ЛДПР. Проект появился спустя сутки после встречи Путина и Володина. Начало текста разошлось довольно-таки широко: "Вступая в гражданство России, я испытываю неописуемый восторг, что с сегодняшнего дня я гражданин самой великой страны на этой Земле. И я никогда не предам тебя, Россия, никогда не смогу идти на поводу у твоих врагов и всегда будут гордиться, что я твой сын. И эти шесть букв — Россия — всегда будут жечь мое сердце самой высокой любовью к моей великой Родине". Возможно, итоговый текст будет менее красочным по форме, но схожим по содержанию. Собственно, государственные праздники, символы и названия учреждений в полной мере отражают путь, который проделала страна и люди, ею управляющие.

Однако больший интерес представляет другой законопроект, также поступивший от соратников Владимира Жириновского,— предложение заменить нынешний гимн царским — "Боже царя храни". Это предложение не просто обозначает склонность к эпатажу, свойственную ЛДПР и ее лидеру. Авторы предлагают зафиксировать общий идеологический тренд.

"Несмотря на то что современный гимн глубоко уважаем многими россиянами, именно имперский гимн являет собой гордость за славные победы и символизирует великую страну с великой историей",— говорится в пояснительной записке.

И хотя сегодня затея соратников Владимира Жириновского выглядит не слишком убедительной, нельзя забывать и том, что над многими их предложениями сначала смеялись, однако они были реализованы.

К тому же с решения вопроса о гимне в 2000 году начинался идеологический поворот, покончивший в итоге в общих чертах с временами Бориса Ельцина. История была простая: все 1990-е годы невозможно было решить вопрос о государственной символике. Молодой президент Владимир Путин предложил в конце 2000 года компромисс: герб в виде двуглавого орла, государственный флаг — триколор и гимн СССР с обновленным текстом. Написал его автор двух предыдущих текстов Сергей Михалков. Знакомая практически всем мелодия стала фактической основой для последующих шагов в деле сначала реабилитации советского прошлого, а затем и некоторой даже реставрации. Решение о возврате гимна вызвало недовольство находившегося в отставке Бориса Ельцина, впрочем, дальше легкой публичной критики дело не пошло.

Тогда же Владимир Путин произнес, возможно, ключевую для своей системы власти фразу:"Возможно, мы с народом ошибаемся". Эта модель применялась на практике всякий раз, когда президенту нужно было обосновать резкий политический поворот, правда, со временем вероятность признания ошибки только снижалась.

Предложение вернуться к монархическому гимну со стороны ЛДПР, может быть, не слишком актуальное, но вполне в духе времени. Сродни идее депутата-справоросса Михаила Емельянова о замене прямых президентских выборов и фактическое установление квот для партий в Думе.

Такие предложения появляются из-за того, что действительное устройство политической жизни все больше расходится с правилами, закрепленными законом.

Соответственно, у политиков возникает желание поправить формальную сторону дела, пока она не стала мешать фактической.

День независимости и другие выходные

Впрочем, строительство государственности на основе символов — дело непростое. Наиболее показательна в этом смысле история с 12 июня — днем, который граждане отмечают уже 25 лет, но не очень знают, что именно празднуют, и даже не имеют единого мнения о названии. "Около 40% граждан считают, что это День России, а каждый четвертый уверен, что это День независимости России",— сообщил "Власти" руководитель практики политического анализа и консультирования ВЦИОМ Михаил Мамонов.

А почему 12 июня вдруг стало праздником, с чем это было связано, мало кто знает. В последние 15 лет "от 70% до 80% респондентов не могут ответить на этот вопрос". Осведомленные же 10-15% россиян выдвигают два варианта: "Россия отделилась от СССР, став независимым государством, приняв декларацию независимости" или "Был провозглашен государственный суверенитет".

История у праздника довольно простая и не слишком примечательная. 12 июня 1990 года была принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР. Она зафиксировала готовность нового российского руководства во главе с Борисом Ельциным участвовать в параде суверенитетов, доставшихся тогда примерно половине республик в составе СССР. Довольно удачно получилось назначить на этот же день в 1991 году президентские выборы, на которых победил Ельцин, еще больше утвердив свои позиции в борьбе с союзным центром. После того случились августовский путч, запрет КПСС и роспуск СССР, на карте появилось полноценное новое государство. Руководство России, получив всю полноту власти, нуждалось в новом празднике, и день принятия декларации о суверенитете подходил как нельзя лучше.

Никогда 12 июня не называлось Днем независимости, как его иногда называют (и, соответственно, иронически спрашивают: "Независимости от кого?").

Вплоть до 2002 года праздник имел вполне привязанное к названию событие — день принятия Декларации о государственном суверенитете. Переименовали его при Владимире Путине, но первым это предложил сделать Борис Ельцин в 1998 году.

И все равно для подавляющего большинства россиян День России — это еще один выходной. Впрочем, дополнительным выходным наши граждане считают практически любой государственный праздник, отмечают социологи. Понимание природы этого праздника крайне ограниченно, уточняет Мамонов. На настоящий национальный праздник в восприятии россиян больше похоже 9 Мая — День Победы. "Прежде всего он эмоциональный,— говорит Мамонов.— А мы запоминаем эмоции. Кроме того, это праздник о каждом и праздник о стране в целом. А День России — праздник малорезонансный", и потому "возникает проблема с пониманием, с осознанием его значимости".

По словам социолога, "для большинства этот праздник — символ того, что в какой-то определенный момент произошло что-то значимое для страны, и с этим связана какая-то веха в развитии страны". Так, по данным ВЦИОМа, 30% россиян связывают День России с тем, что страна "встала на путь развития демократии и рыночной экономики".

Руководитель отдела социально-политических исследований аналитического "Левада-центра" Наталья Зоркая полагает, что из событий "современных, важных для истории государства, не удалось сделать такого праздника, который был бы важен для людей и объединял бы их".

По ее мнению, 12 июня "могло стать таким днем, если бы в стране укреплялись демократические институты, менялись социальные институты, а также система преподавания". Но демократический вектор перемен уже к 1993-1994 годам утратил свою объединяющую силу, напоминает социолог. Для общества в таком состоянии ни один государственный праздник не имеет особой значимости.

Это на самом деле подтверждается тем, что уже во времена Владимира Путина не удалось сделать День национального единства 4 ноября чем-то большим, чем просто выходной. По словам Зоркой, после переименования 12 июня в День России (при президенте Путине) треть граждан по-прежнему называет его Днем независимости, другие считают его Днем народного единства, путая с 4 ноября.

По данным "Левада-центра", самым значимым праздником россияне считают Новый год (83% граждан). Дальше по значимости — дни рождения близких (44%). Собственный день рождения — на третьем месте (41%). На четвертом месте — День Победы (38%).

День России значимым праздником назвали лишь 2% россиян.

Надо сказать, что поиски даты для праздника, который устроит власти и порадует население, продолжаются. В 2016 году лидер КПРФ Геннадий Зюганов предлагал перенести День России на 28 июля, увязывая это с именинами князя Владимира. Это было бы вполне в русле государственной политики.

Впрочем, более актуальной может оказаться попытка сделать новый праздник из 18 марта — дня присоединения Крыма. Собственно, эта дата уже повторяет судьбу 12 июня — сейчас созданы все юридические предпосылки для переноса на нее президентских выборов 2018 года. Две даты для одного дня — уже достаточное условие для праздника. Да и от выходного никто не откажется.

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon