Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Прокурор напомнила о праве Бориса Немцова на жизнь

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 20.06.2017 Сергей Машкин
Предполагаемый исполнитель убийства Бориса Немцова Заур Дадаев © Юрий Мартьянов/Коммерсантъ Предполагаемый исполнитель убийства Бориса Немцова Заур Дадаев

Гособвинение ответило на аргументы защиты

Как стало известно “Ъ”, на судебном процессе по уголовному делу об убийстве оппозиционера Бориса Немцова с репликой на речи адвокатов выступила гособвинитель Мария Семененко. По ее мнению, благодаря общей цели и полученным деньгам пятерым «хрупким, как графит» подсудимым удалось объединиться в «твердую, как алмаз» преступную группу. Призывая присяжных отправить всю эту группу в колонию, госпожа Семененко напомнила им, что Борис Немцов «не собирался умирать» и только из-за подсудимых лишился своего главного права — на жизнь.

Отвечая на выступления адвокатов подсудимых в прениях в предоставленном ей Московским окружным военным судом праве реплики, прокурор Мария Семененко в свойственной ей эмоциональной и артистичной манере отвергла приведенные защитниками доводы. Более остальных досталось, пожалуй, адвокату главного обвиняемого Заура Дадаева Марку Каверзину, который развил перед присяжными версию о том, что убийц Бориса Немцова на самом деле могло быть двое. Свое заявление адвокат Каверзин аргументировал тем, что пули попали жертве в грудь и спину, найденные на месте преступления гильзы имели один калибр, но были произведены на разных заводах, а шесть выстрелов в господина Немцова, согласно выводам экспертизы, были сделаны очень быстро — за две—четыре секунды.

Госпожа Семененко ответила, что «попытки опорочить доказательства обвинения» у защиты не пройдут. Она пояснила, что патроны разных партий прекрасно могут сочетаться в магазине одного пистолета, а заявленная экспертизой скорострельность вполне нормальна для подготовленного человека и исправного оружия. Попадание же одной из пяти пуль в область левой подмышки жертвы прокурор объяснила и вовсе просто — после получения первых трех ранений в спину господин Немцов стал падать на правый бок, поэтому очередной выстрел оказался не совсем точным.

Зато, как пояснила госпожа Семененко, восстановленная благодаря баллистической и судебно-медицинской экспертизам картина покушения оказалась в точности соответствующей той схеме, которую описал в своих первичных показаниях предполагаемый убийца Заур Дадаев. Киллер, догоняя идущего пешком господина Немцова сзади, произвел первые три выстрела в спину жертве с расстояния около пяти метров. Затем еще трижды выстрелил в политика, который в это время падал, а затем пытался подняться. Наконец, экспертиза подтвердила и слова Заура Дадаева о том, что для покушения он использовал оружие с глушителем.

«Разве мог обвиняемый в своих показаниях так точно воспроизвести результаты экспертиз, до проведения которых оставался еще почти месяц?» — задала присяжным риторический вопрос Мария Семененко.

Доказывая присяжным причастность Заура Дадаева к инкриминируемому преступлению, прокурор также напомнила им, что на руках обвиняемого и дверных ручках автомобиля, в котором он предположительно скрылся с места преступления, эксперты обнаружили следы продуктов выстрела. В квартире предполагаемого киллера в Ингушетии были найдены патроны, идентичные тем, что применялись при убийстве господина Немцова. «Адвокаты много говорили нам о нарушенных правах Заура Дадаева, которого якобы били и пытали,— заявила Мария Семененко.— А я хочу напомнить вам о том, что у Бориса Ефимовича Немцова тоже были свои права. Он хотел жить, не собирался умирать, и те, кто отняли у него главное право — на жизнь, должны понести за это заслуженное наказание».

Отвергая доводы защитников о так и не найденном заказчике убийства, госпожа Семененко в очередной раз пояснила присяжным, что перед ними будут поставлены вопросы, касающиеся только пятерых подсудимых. Личности и роли неизвестного заказчика преступления, его предполагаемого организатора — скрывшегося от следствия Руслана Мухудинова, а также вероятного пособника убийц — погибшего при попытке задержания Беслана Шаванова в совещательной комнате обсуждаться не должны. «Поэтому и все разговоры о них — не более чем сотрясение воздуха»,— сказала прокурор.

Тем не менее она все же пояснила присяжным, что заявления адвокатов о том, что простой водитель Мухудинов не мог организовать столь сложное покушение, несостоятельны. «Преступление может организовать любой, у кого есть деньги и голова на плечах»,— отметила госпожа Семененко. Отвечая на вопрос о неизвестном заказчике убийства, гособвинитель рассказала, что, по ее данным, СКР очень успешно продолжает расследование выделенного уголовного дела в отношении этого человека и обязательно разберется «во всем и со всеми».

Наконец, острой критике было подвергнуто и выступление еще одного адвоката по делу — Анны Бюрчиевой, представляющей интересы одного из возможных пособников убийц Темирлана Эскерханова.

Госпожа Бюрчиева, как следовало из реплики Марии Семененко, на протяжении всего процесса «помахивала пакетиком», в котором находилась не приобщенная к вещдокам видеозапись, свидетельствующая о том, что ее клиент в момент преступления отдыхал в ресторане и, следовательно, не был причастен к убийству. «Никто и не утверждает, что Эскерханов участвовал в убийстве»,— пояснила прокурор. На него, по ее мнению, были возложены совсем другие роли. Темирлан Эскерханов, как считает гособвинитель, осуществлял связь между организатором и исполнителем убийства, а в случае провала операции должен был подготовить так называемый план «Б» по ликвидации оппозиционера уже в гостинице «Украина». Уже после совершенного убийства и бегства всех его непосредственных участников Эскерханов, по мнению прокурора, остался в Москве, исполняя роль «ключника» при оставленных в столице квартирах подсудимых.

«Как мягкий и хрупкий графит становится прочным и прозрачным алмазом? — задала опять же риторический вопрос гособвинитель и тут же сама на него ответила: — Для этого нужны определенные условия».

По мнению госпожи Семененко, хрупким графитом были все пятеро обвиняемых по отдельности до того, как они объединились в преступную группу. Постановка общей задачи, финансирование, разведка, слежка, конспирация и распределенные роли превратили их в прочный алмаз. «По моему мнению, каждый из этих подготовленных и умных людей внес свою лепту в достижение их общей цели»,— резюмировала прокурор.

Сергей Машкин

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon