Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Путин: Россия ускорит внедрение цифровых технологий

Логотип Вести.Ru Вести.Ru 02.06.2017
© Вести.Экономика

Фото: Пресс-служба Президента РФ

Президент Российской Федерации Владимир Путин в рамках пленарного заседания Петербургского международного экономического форума заявил о необходимости развития в России цифровых технологий. Он также назвал конкретные меры, которые будут приняты в данном направлении.

В главном заседании ПМЭФ-2017 также участвовали Премьер-министр Индии Нарендра Моди, Федеральный канцлер Австрии Кристиан Керн и Президент Молдавии Игорь Додон.

Основу работы ПМЭФ – как и любого крупного экономического форума – составляют различные дискуссии в ходе деловых завтраков, панельных сессий, круглых столов и других форматов дебатов, на форуме заключается много различных контрактов и соглашений.

Однако выступление Президента России на пленарном заседании ПМЭФ традиционно является ключевой частью форума, задавая дальнейшую повестку, планы развития страны, оценки происходящего в России и в мире для представителей бизнеса и власти (как России, так и других стран).

В выступлении Владимира Путина на ПМЭФ-2017, проходящем под девизом "В поисках баланса в глобальной экономике", основной акцент был сделан на более активном использовании цифровых технологий в экономике России.Президент отметил, что в России необходимо сформировать принципиально новую нормативную базу для внедрения цифровых технологий во все сферы жизни.

Владимир Путин также заявил о том, что Россия намерена в несколько раз увеличить выпуск специалистов в сфере цифровой экономики и повысить цифровую грамотность в стране: "По сути, нам предстоит решить более широкую задачу, задачу национального уровня – всеобщей цифровой грамотности".

Президент также заявил о том, что экономика России вступает в новую фазу роста, в настоящий момент инвестиции в Россию растут опережающими темпами по сравнению с ВВП страны. Он, в частности, отметил: "Нужно поддержать, ускорить все эти позитивные тенденции, чтобы уже на рубеже 2019–2020 годов выйти на опережающие темпы экономического роста, выше мировых".

Стоит отметить, что в рамках дискуссии на пленарном заседании много вопросов было посвящено геополитике – что фактически также стало частью ПМЭФ. Приглашенные модераторы, представляющие иностранные СМИ, в последние несколько лет на фоне обострения отношений России и стран Запада зачастую продолжают задавать вопросы в русле антироссийской риторики.

Помимо вопросов о сложностях в отношениях России и НАТО, а также обвинений президента Сирии Асада в применении химического оружия нынешний модератор пленарного заседания, ведущая телеканала NBC Мегин Келли задала Владимиру Путину ряд повторяющихся вопросов о "вмешательстве России в президентские выборы США".

Телеканал "Россия 24" транслировал выступление Владимира Путина па пленарном заседании ПМЭФ.

В. Путин: Уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья!

Рад приветствовать всех участников XXI Петербургского экономического международного форума: руководителей международных организаций, глав государств, представителей правительств, лидеров бизнеса из десятков стран мира.

Мы искренне ценим ваш интерес к России, диалог, настроенный на партнёрство. Мы открыты к совместной работе, реализации взаимовыгодных проектов, сотрудничеству в решении важнейших стратегических вопросов глобального развития.

Только вместе, объединяя усилия, можно преодолеть нынешние дисбалансы и обеспечить устойчивый рост мировой экономики, выработать справедливые правила торговли и честной конкуренции, снизить уровень бедности, решить острейшие социальные проблемы, справиться с такими угрозами, как терроризм, региональные конфликты, распространение идей национализма и ксенофобии.

Мы не просто стоим на пороге, а уже сталкиваемся с большими, по сути, цивилизационными вызовами. Нагрузка на экосистему планеты увеличивается и в результате действий человека, и в результате естественных природных процессов. Эти вопросы требуют глубокого изучения, исследования и анализа.

Но очевидно, что, вырабатывая нашу политику, совместную линию действий, мы должны быть ответственны и последовательны. Только так можно реализовать необходимые решения в интересах гармоничного глобального развития.

Добавлю к этому, что новые технологии стремительно меняют привычный уклад жизни, формируют новые отрасли и профессии, открывают принципиально другие возможности для развития, но и порождают новые угрозы. Знаю, что вы все на протяжении вчерашнего дня активно работали, встречались на различных сессиях, на дискуссионных площадках. Всё это уже, конечно, звучало.

Но мне бы хотелось повторить: перед нами системные, долгосрочные вызовы, все последствия которых пока трудно даже просчитать и спрогнозировать. И мы не должны, не имеем права размениваться, тратить силы и время на склоки, распри, геополитические игры.

Нам нужна мудрость и ответственность, совместный поиск нестандартных решений, новые форматы взаимодействия государств, региональных интеграционных объединений, бизнеса, научного сообщества.

Необходимо максимально использовать для этого потенциал такой уникальной, универсальной организации, как Организация Объединённых Наций. У нас здесь присутствует Генеральный Секретарь Организации Объединённых Наций. Знаю, что он приехал к нам, хочу его за это поблагодарить и прошу его поприветствовать.

Мы предлагаем создать на площадке Петербургского экономического форума специальную международную молодёжную секцию, потому что именно молодое поколение идёт в завтрашний день. Это именно те люди, кому будущее строить и кому в нём жить. Участники этой секции могли бы вместе анализировать, формировать, конструировать образ будущего своих стран и цивилизации в целом.

Уважаемые коллеги! Дамы и господа! Россия уже вносит и готова увеличивать свой вклад в решение глобальных проблем. Мы реализуем масштабные экологические программы, в том числе в Арктике, наращиваем поставки качественного продовольствия на мировые рынки, расширяем участие в программах Всемирной организации здравоохранения. Для поиска ответов на большие вызовы готовы активнее задействовать мощный потенциал российской фундаментальной науки.

Так, благодаря отличным школам в области математики, теоретической физики мы способны добиваться лидерства по ряду направлений так называемой новой экономики, прежде всего цифровой. Российские IT-компании, безусловно, глобально конкурентны. Отечественные специалисты не просто предлагают наилучшие уникальные программные решения, а, по сути, создают новую сферу знаний, новую среду для развития экономики и жизни.

Пользуясь случаем, хотел бы поздравить, кстати говоря, и студентов Петербургского университета информационных технологий, механики и оптики, которые в этом году вновь, уже в седьмой раз, победили на чемпионате мира по программированию. Наша ведущая говорила о людях, которые живут в Петербурге, она права, так и есть, это достойные люди, и молодые жители Петербурга это подтверждают самым наилучшим образом.

А чтобы наращивать наши кадровые, интеллектуальные, технологические преимущества в сфере цифровой экономики, мы намерены действовать по направлениям, имеющим системное значение. Что я имею в виду?

Первое – необходимо сформировать принципиально новую, гибкую нормативную базу для внедрения цифровых технологий во все сферы жизни. При этом все решения должны приниматься с учётом обеспечения информационной безопасности государства, бизнеса и граждан.

Второе – государство окажет поддержку тем компаниям, которые являются носителями разработок и компетенций в сфере цифровых технологий, имеющих так называемый сквозной межотраслевой эффект. Это: обработка и анализ больших массивов данных, искусственный интеллект и нейротехнологии, технологии виртуальной и дополненной реальности и ряд других.

Третье – с участием государства и частного бизнеса будем создавать опорную инфраструктуру цифровой экономики, в том числе безопасные линии связи и центры обработки данных. Кстати, обращаю внимание, это должна быть инфраструктура, основанная на самых передовых технологиях и разработках.

Четвёртое – намерены кратно увеличить выпуск специалистов в сфере цифровой экономики, а, по сути, нам предстоит решить более широкую задачу, задачу национального уровня – добиться всеобщей цифровой грамотности. Для этого следует серьёзно усовершенствовать систему образования на всех уровнях: от школы до высших учебных заведений. И конечно, развернуть программы обучения для людей самых разных возрастов.

По моему поручению Правительство подготовило программу развития цифровой экономики. Обращаю внимание – нужно чётко определиться с источниками, механизмами и объёмами её финансирования. Все эти вопросы обсудим на ближайшем заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Уважаемые коллеги! Повторю, цифровая экономика – это не отдельная отрасль, по сути, это основа, которая позволяет создавать качественно новые модели бизнеса, торговли, логистики, производства, изменяет формат образования, здравоохранения, госуправления, коммуникаций между людьми, а следовательно, задаёт новую парадигму развития государства, экономики и всего общества.

В этой логике мы будем строить нашу экономическую и технологическую политику, промышленность, инфраструктуру, формировать открытую, свободную деловую среду и гибкий рынок труда, решать задачи, которые позволят обеспечить долгосрочный рост. Уже сейчас мы можем сказать, что в экономике началась новая фаза подъёма.

ВВП России растёт третий квартал подряд. По предварительным оценкам, в апреле прирост составил уже 1,4 процента, увеличиваются продажи автомобилей, объёмы выдачи ипотечных кредитов. Почему я об этом говорю – потому что, специалисты знают, во всём мире эксперты считают эти, именно эти, индикаторы важными признаками оживления экономики, подъёма потребительского спроса.

Так, для справки можно сказать, что за январь – апрель 2017 года на 2,6 процента как раз выросли продажи автомобилей. Уже сегодня мы практически достигли целевых ориентиров по инфляции, ожидаем, что по итогам года она будет ниже целевой, то есть ниже четырёх процентов. Благодаря этому Банк России постепенно снижает процентную ставку.

Кстати, в ходе состоявшихся на полях форума встреч международные инвесторы, представители бизнеса отмечают высокое качество российской макроэкономической политики. Вчера мы только с коллегами из разных стран мира, представителями крупнейших инвестфондов мира об этом говорили. Для них это весомый аргумент в пользу работы на российском рынке.

По итогам первого квартала приток прямых иностранных инвестиций в отечественную, российскую, экономику составил семь миллиардов долларов. Отмечу, что это лучший показатель за соответствующий период за последние три года. А в целом инвестиции в первом квартале выросли на 2,3 процента.

Там образом, что хотел бы отметить и подчеркнуть? Сегодня складывается ситуация, когда рост инвестиций превышает рост ВВП – это ещё одно свидетельство того, о чём уже говорил: экономика вступает в новую фазу роста, формируется основа для её будущего развития. Нужно поддержать, ускорить все эти позитивные тенденции, чтобы уже на рубеже 2019–2020 годов выйти на опережающие темпы экономического роста, выше мировых.

Ключевым фактором здесь является повышение инвестиционной активности, прежде всего со стороны частного бизнеса. Мы уже многое сделали для обновления федерального законодательства, для снятия административных барьеров, для оптимизации контрольно-надзорных процедур и функций.

По оценке международных экспертов, за пять лет Россия продемонстрировала лучшую, по сравнению с другими странами, динамику в совершенствовании предпринимательского климата. Мы сразу на 80 позиций поднялись вверх по известной шкале Doing Business.

Важно, что в формирование открытой и благоприятной деловой среды уже предметно включились наши регионы. Такие примеры сегодня показывают Республика Татарстан, Чувашия, город Москва, Тульская область, Калужская область. В этом году они стали лидерами национального рейтинга инвестиционного климата. Можно их поздравить. (Аплодисменты.)

Целый ряд субъектов Федерации, такие как Московская и Калининградская области, Санкт-Петербург, добились резкого качественного улучшения деловой среды. Приятно отметить, что впервые среди лидеров изменений, изменений к лучшему, и наши дальневосточные регионы – Хабаровский край и Амурская область. Обращаюсь ко всем главам российских регионов: здесь нужно постоянно наращивать усилия, открывать бизнесу новые возможности для успешной, свободной работы.

Важнейшее, принципиальное значение для предпринимателей, для всех граждан имеет эффективная защита их прав, их бизнеса, их собственности. В этой связи хотел бы сказать, что уже согласован пакет предложений по совершенствованию судебной системы. Он обсуждался и прорабатывался с экспертами, с руководством Верховного Суда Российской Федерации.

Речь идёт об укреплении независимости судей и улучшении подготовки судейских кадров, об оптимизации судебного процесса и снижении необоснованной нагрузки на судей. Смысл всех этих мер в том, чтобы создать дополнительные гарантии для справедливого, объективного судопроизводства.

Далее. Мы уже сформировали целый набор инструментов поддержки инвестиционных проектов. Будем их развивать, делать более гибкими и адресными. Что конкретно в этой связи предлагается сделать?

Первое. Нужно поставить на прочную системную основу механизм проектного финансирования, минимизировать риски для инвесторов на всех стадиях – от подготовки проектов до их реализации, в том числе за счёт частичного предоставления государственных гарантий, а чтобы в проекты можно было привлекать средства разных типов инвесторов: банков, инвесткомпаний, пенсионных фондов.

Прошу Правительство и Банк России ускорить прохождение в парламенте поправок в законодательство, которые сделают более гибким механизм синдицированного кредита. Мы вчера только, достаточно поздно вечером, с коллегами это обсуждали, и это, конечно, нужно сделать как можно быстрее. Всё это позволит обеспечить значительный рост объёма частных финансовых ресурсов, направляемых на запуск новых проектов в реальном секторе экономики.

Второе. Чтобы обеспечить опережающие темпы роста экономики, нам нужно значительно увеличить вложения в транспорт, энергетику, связь, другую инфраструктуру. Источником дополнительных инвестиций должен стать именно частный капитал. Однако и здесь сдерживающим фактором пока остаётся высокий уровень рисков.

Поэтому важно установить понятные, стабильные правила, защищающие интересы инвесторов. Возврат их капиталовложений предлагается осуществлять за счёт регулярных платежей, которые будут поступать от основных выгодополучателей, выгодоприобретателей инфраструктурных объектов. Это бюджеты разных уровней, инфраструктурные монополии, другие пользователи инфраструктуры.

Для обеспечения платежей также может быть использован механизм госгарантий. То есть речь идёт о внедрении своеобразной инфраструктурной ипотеки, когда инфраструктурный объект фактически покупается в кредит, полученный от частных инвесторов, а пользователь объекта этот кредит постепенно гасит.

Для запуска такой модели просил бы Правительство разработать комплексный подход к развитию инфраструктуры с привлечением частного капитала. Он должен охватывать все этапы: подготовку, финансирование и реализацию этих проектов.

Уважаемые коллеги! Мы заинтересованы в том, чтобы инвестиции приходили именно в высокотехнологичные отрасли. Несколько дней назад совершил свой первый полёт перспективный российский среднемагистральный самолёт МС-21. Я уже разговаривал по телефону с руководством завода, хочу поблагодарить и поздравить всех, кто участвовал в реализации этого проекта.

И в авиации, и в других сферах, которые являются критически важными для развития России, нам нужны именно свои разработки и компетенции. Надо их восстанавливать или создавать заново. Это передовые производственные технологии и материалы, энергетика и системы накопления энергии, транспорт и управление логистикой, системы информационной безопасности, технологии освоения Арктики и шельфа, современные средства диагностики и лечения, агро- и пищевые технологии.

Очевидно, что развязать эти технологические узлы мы можем, только привлекая крупных частных инвесторов, которые заинтересованы и в новых технологических решениях, и в диверсификации своего собственного бизнеса. Чтобы они могли активно включиться в такую работу, им, безусловно, нужно обеспечить привлекательные, понятные условия. Это можно сделать с помощью специального так называемого инвестиционного контракта. При этом предлагаю подумать над тем, как усовершенствовать этот механизм.

В принципе он у нас работает, но его нужно дорабатывать. Нужно сделать его действенным инструментом. Например, можно увеличить срок специнвестконтрактов с нынешних 10 до 20 лет, предусмотреть возможность для гибкого участия в них не только федеральных органов власти, регионов и инвестора, но и институтов развития, банков, субъектов естественных монополий и других структур.

Речь идёт прежде всего о критически важных направлениях и критически важных отраслях. Речь идёт о том, где сам инвестор без поддержки государства, без ясной и понятной системы его поддержки вряд ли вообще придёт, потому что выгода и прибыль на таких проектах приходит не сразу, это не быстрые деньги.

Также следует расширять гарантии спроса на продукцию, создаваемую в рамках специнвестконтрактов как со стороны государства, так и компаний с госучастием.

И ещё что очень важно. На весь срок реализации контракта необходимо обеспечить инвестору неизменность налоговых и других условий, связанных с госрегулированием. Что касается налогов, то предлагаю продлить уже предусмотренную льготу по налогу на прибыль на период после 2025 года.

Хочу подчеркнуть, что исключительно точечные решения, связанные с созданием критически важных технологий, о которых я только что сказал, именно об этом идёт речь, они не должны вести к разрушению конкурентной среды в экономике в целом. Прошу Правительство проанализировать все эти вопросы и представить конкретные предложения. На одной из ближайших встреч с представителями бизнеса подробно обсудим направления нашей совместной работы по решению задач технологического развития.

Далее. Сегодня носителями прорывных новаций очень часто являются малые компании – так называемые стартапы. Как правило, их создают молодые исследовательские команды. Уверен, они способны стать эффективными партнёрами крупного российского бизнеса, и мы будем расширять такое партнёрство, создавать необходимую инфраструктуру. На базе наших ведущих вузов намерены начать формирование инновационных научно-технологических центров. Здесь на одной территории будут сосредоточены и образование, и исследовательская база, и высокотехнологичные, и венчурные компании. Все они будут тесно интегрированы между собой.

Обращаюсь к руководству наших крупнейших компаний – к руководству Ростеха, Роскосмоса, Объединённой авиационной строительной корпорации, Объединённой судостроительной корпорации, Росатома, других отечественных высокотехнологичных компаний – активно используйте открывающиеся возможности.

Нужно создать у себя подразделения, которые будут предметно работать со стартапами и малыми инновационными компаниями, а также венчурные фонды, чтобы финансировать такие проекты. Прошу, чтобы это не осталось просто пустой фразой. Я прошу вас это сделать практически и как можно быстрее.

В свою очередь, у крупного бизнеса должен быть чёткий правовой механизм покупки или вхождения в капитал малых инновационных компаний. Прошу Правительство и Государственную Думу подготовить и принять необходимые поправки в закон.

Дорогие друзья! Мы переживаем не простой, противоречивый, но очень интересный период, полный новых идей, открытий, проектов, быстрых изменений. И чтобы отвечать на вызовы времени, требуются настойчивость и воля, потому что это участие в создании будущего, а его всегда определяли дерзкие, умные, целеустремлённые, эффективные люди. Те, кто готов воплотить свои интеллектуальные способности, предприимчивость в смелые новаторские замыслы и полезные для страны дела.

Именно такие люди, в том числе совсем молодые, добиваются сегодня успехов в науке, создают современный бизнес, реализуют гражданские и социальные инициативы. Поэтому мы будем приумножать наш человеческий капитал и, уверен, сможем обеспечить устойчивый долгосрочный рост – новое качество российской экономики, сможем преобразовать Россию, изменить к лучшему жизнь наших граждан.

Нам предстоит большая созидательная работа, и мы приглашаем всех к партнёрству. Убеждён, что оно будет интересным и взаимовыгодным.

Добро пожаловать к совместной работе в России!

Я благодарю вас за внимание. Спасибо большое.

Социальные выплаты, поддержка малоимущих

М. Келли: Мы продолжим выступления через минуту. Но меня попросили задавать вопросы в промежутках, если есть вопросы.

У меня есть вопрос, который я хотела бы задать Вам, господин Президент. Вы отметили, что Россия сейчас вступает в новую эпоху роста, но в России по-прежнему сохраняется серьёзная проблема неравенства доходов – 1 процент богатых людей обладает более 70 процентами богатства. Я говорила с русскими людьми, они говорят, что слишком много денег они тратят на продовольствие из своего бюджета, на одежду, например. Что делается для того, чтобы решить эту проблему?

В. Путин: Для того чтобы решить эту проблему, нужно реализовать программу, о которой я сейчас рассказал. Нужно развивать новые технологии. Речь не идёт о том, чтобы деньги разбрасывать и раздавать, речь идёт о том, чтобы наша экономика генерировала больше доходов, а люди получали больший доход соответственно. И сделать это можно исключительно на путях развития новых технологий, в том числе и цифровых технологий.

Проблема, о которой Вы сказали, действительно существует. Она характерна не только для России, для очень многих стран, экономик мира. Но мы эту проблему знаем, мы её признаём, она является наиболее чувствительной. Это первое.

Второе – мы не можем ждать очень долго. Поэтому государство должно своими способами, своими инструментами таким образом перераспределять ресурсы, чтобы поддерживать тех, кто находится в достаточно сложном положении и сложной жизненной ситуации.

Таких инструментов у нас много, например, поддержка семей с небольшими доходами по уплате жилищно-коммунальных платежей, – это, на первый взгляд, скучные вещи, но они очень важны для людей, – это так называемый материнский капитал, который мы выплачиваем семьям с двумя и большим количеством детей. У Вас их, я знаю, трое. Если бы Вы были российской гражданкой, мы выплатили бы и Вам семейный капитал.

Но этого недостаточно. Мы должны наращивать эту целевую, адресную поддержку. То есть мы, с одной стороны, должны помогать тем людям, которые честно, хочу подчеркнуть, честно заработали свои капиталы, помогать им вкладывать в развитие экономики, а не в потребление, кстати говоря. А с другой стороны, выработать именно адресную поддержку тех, кто нуждается в помощи со стороны государства.

Выход США из Парижского соглашения по климату

М. Келли: Вчера, как вы знаете, Президент Трамп объявил, что Соединённые Штаты выйдут из парижских соглашений по климату, говоря о том, что это наносит ущерб американской экономике и будут потеряны рабочие места. Европейские лидеры быстро среагировали, обвиняя Президента Трампа. Как Вы к этому относитесь, господин Президент Путин?

В. Путин: Я не отношусь к числу европейских лидеров, во всяком случае, они так не считают (смех, аплодисменты), но, конечно, у нас, я имею в виду Россию, есть своя точка зрения. Кстати, Вы сами читали эти парижские соглашения? Нет, не читали, я вижу.

Вообще, парижские соглашения – это хороший, правильный документ, направленный на решение одной из глобальных проблем сегодняшнего дня, на то, чтобы помешать изменению климата. Вопрос, в состоянии ли мы помешать изменению климата. Речь там идёт о чём? О том, чтобы не допустить роста температуры на два градуса.

Как-то мы здесь пока не ощущаем, что температура сильно растёт. Но, кстати говоря, мы должны быть благодарны Президенту Трампу. Вот сегодня в Москве, говорят, снег даже был, здесь – дождь, холодина такая. Теперь можно всё свалить на него и на американский империализм, что это всё они виноваты. Но мы этого делать не будем.

А если посмотреть, что же такое парижские соглашения, – это вообще-то рамочный документ, и там всё, в этих парижских соглашениях, передано на решение национальных правительств. Там нет обязательных требований, все страны принимают решение самостоятельно. Вот Соединённые Штаты взяли на себя обязательство сократить, по-моему, на 26–28 процентов выбросы в атмосферу к 2025 году, а Россия взяла на себя обязательства выйти на уровень 70 процентов выбросов от 1990 года, но к 2030 году.

Соединённые Штаты ратифицировали, насколько я помню, это соглашение, мы пока – нет. Но мы не сделали этого потому, что мы хотим дождаться, когда будут сформированы правила распределения ресурсов и другие чисто технические, но важные вещи. Соединённые Штаты взяли на себя обязательство внести в так называемый Зелёный фонд 100 миллиардов долларов, которые должны пойти на помощь развивающимся странам в их экологических программах. Но как должны поступать эти средства, куда, кто ими будет распоряжаться – пока эти вопросы не решены.

Я из чего исхожу. Ведь для того, чтобы сократить выбросы на 26–28 процентов к 2025 году, а это время уже не за горами, нужно, действительно, провести, видимо, большую модернизацию производства. Нужно заставить бизнес вложить сотни миллионов, а может быть, миллиарды, точно, миллиарды долларов в экономику.

Есть ещё одна сторона этой медали. Нужно подумать, что делать с работниками, которые будут выбывать из сегодняшней системы производства. Нужно их трудоустроить, заранее об этом подумать и тоже вложить соответствующие ресурсы, если мы не хотим, чтобы они остались за бортом и пополнили армию людей, которые живут за чертой бедности.

У меня спросили по поводу людей, которые живут с маленькими доходами в России. Кстати говоря, мы с 2000 года, у нас было 40 процентов людей, живущих за чертой бедности, мы их сократили почти в два раза к сегодняшнему дню. Есть определённые колебания, связанные с кризисом сегодняшнего дня, но всё-таки это нам удалось сделать. Ну так вот, надо подумать и в Штатах: а что делать с людьми, которые окажутся без работы? Это тоже дополнительные ресурсы.

Поэтому я не стал бы сейчас судить Президента Трампа, потому что Президент Обама принял соответствующее решение, может быть, действующий Президент считает, что они не до конца продуманные? Может быть, он считает, что нет соответствующих ресурсов? Это всё нужно повнимательнее посмотреть. Но, на мой взгляд, можно было бы и не выходить из парижских соглашений, потому что они носят рамочный характер. А, по сути, можно было бы что сделать?

Можно было бы изменить обязательства Соединённых Штатов в рамках этих парижских соглашений. Но обратно ведь плёнку не отвернёшь. То, что сказано, уже сказано, и нужно думать, как жить дальше, что дальше делать. А проблему дальше бросать, конечно, нельзя. Но, насколько мне известно (я, правда, не знаком с самим текстом заявления Президента Трампа), он сказал, что он хотел бы либо пересмотреть эти соглашения, либо подписать какое-то новое соглашение.

Он ведь не отказывается от того, чтобы работать над этой проблемой. И мне кажется, сейчас нужно не шуметь по этому поводу, а всё-таки создать условия для совместной работы, потому что если такие страны, крупные эмитенты, как Соединённые Штаты, не будут совсем работать, то тогда вообще никакого соглашения в этой сфере не удастся согласовать и подписать. Поэтому нужно исходить из того, что есть, и стремиться к тому, чтобы эту работу всю наладить в конструктивном ключе.

Россия и НАТО

Фото: Пресс-служба Президента РФ

М. Келли: Президент Путин, все эти ссоры вокруг НАТО, все эти склоки вокруг НАТО, они помогают России?

В. Путин: Ссоры вокруг НАТО? Помогают ли они России?

Ну, в том смысле, что НАТО может развалиться, – да, тогда помогут. Но пока что-то мы не видим развала. Знаете, я много раз уже задавался вопросом и публично его ставил. НАТО создавалось как инструмент "холодной войны" в борьбе с Советским Союзом и так называемым Варшавским договором. Сейчас нет ни Варшавского договора, ни Советского Союза, а НАТО существует.

Возникает вопрос: зачем? Ответ только один – что бы там ни говорили, это инструмент внешней политики Соединённых Штатов. Если кому-то нравится, тогда так и хорошо. Но только главное, чтобы те процессы, о которых всегда говорили в НАТО, а именно, говорили о трансформации этого блока скорее в политическую организацию, как в организацию, которая создаёт существенные элементы стабильности в мире, – если так будет, то тогда, наверное, и неплохо. Но пока этого не происходит, пока мы видим развитие военной инфраструктуры и приближение этой инфраструктуры к нашим границам. И это нас не может не беспокоить, мы об этом много раз публично говорили.

Если говорить о последней встрече на высшем уровне, то Соединённые Штаты требуют от своих союзников повышения военных расходов и в то же время одновременно говорят о том, что НАТО ни на кого нападать не собирается. А если вы ни на кого не собираетесь нападать, зачем увеличивать военные расходы? Это, конечно, вызывает у нас дополнительные вопросы.

Поэтому, вы знаете, мы старались наладить конструктивный диалог с этой организацией, даже создали Совет "Россия – НАТО" в своё время в Риме. Но всё это прекратило существование, не действует по факту не по нашей инициативе, не по нашей вине. Но отсутствие таких инструментов сотрудничества – это плохо, потому что не даёт нам возможности конструктивно работать над купированием вопросов сегодняшней повестки дня.

Говорят о том, что НАТО должна более активно бороться с терроризмом. Это правильно, это мы поддерживаем. Но в то же время мы что видим? Смотрите, мы только что проводили крупную международную конференцию по вопросам безопасности на уровне советов безопасности стран-партнёров. Приехали представители из 95 стран мира. И очень многие представители с Американского континента, из Европы нам на ухо шепчут: "Нас уговаривали в Брюсселе и Вашингтоне не ехать в Россию".

Это что такое? Люди, которые занимают такую позицию, они каким местом своего тела думают? Причём профессионалы хотят сотрудничать, они понимают важность этого взаимодействия, важность обмена информацией. А на политическом уровне люди ездят в бронированных машинах, они в безопасности, они не чувствуют угрозы для своих собственных граждан, похоже.

Но если так будет происходить, то тогда мы будем получать удары и в Германии, и в Брюсселе, и в Соединённых Штатах, и в России. Я уже много раз говорил: объединять нужно усилия в борьбе с основными угрозами, одной из которых сегодня является терроризм. Если НАТО будет в этом ключе конструктивно работать, мы будем сотрудничать, конечно.

Отношения с Индией, Китаем, БРИКС

М. Келли: Президент Путин, Вы и Премьер-министр Моди вчера подписали несколько соглашений, которые обещают дополнительное сотрудничество между вашими странами, такие, как борьба с терроризмом, где Россия сможет построить дополнительные два блока ядерной электростанции в Индии. Значимость такого рода сотрудничества?

И Вы ещё как раз говорили о взаимоотношениях, настроенных на доверии между вами двумя. Как Китай вписывается в такого рода формат взаимоотношений? Это для Президента Путина, а потом ещё Премьер-министру Моди надо будет дать слово.

В. Путин: Вы знаете, мир вообще всегда и в наше время соткан из противоречий. Наша задача – и моя, и Председателя Си Цзиньпина, и Премьер-министра Моди – заключается в том, чтобы, несмотря на все эти противоречия, заходить не в тупики, а искать улицы, причём улицы с двусторонним движением.

Когда-то здесь в 2005 году, несмотря на все сложности, в том числе региональные противоречия, о которых мы знаем, мы всё-таки собрались втроём: Президент России, руководитель Китая и руководитель Индии. И договорились, что будем вместе собираться и решать общие проблемы. Эта работа пошла, несмотря ни на какие сложности и противоречия в чём-то.

Она пошла, и пошла так, что к этой работе захотели присоединиться и Бразилия, и Южно-Африканская Республика. И возник БРИКС, который является существенным фактором сегодняшней международной жизни. У нас общие вопросы, которые, мы считаем, эффективнее решать сообща. Я считаю, что это очень позитивный процесс, и именно так на эти процессы смотрит и Китайская Народная Республика, так на эти процессы смотрит руководство Китая.

Я уже говорил об этом совсем недавно, вчера, что ли, на встрече с руководителями информационных агентств: мы 40 лет вели с Китаем переговоры по пограничным вопросам. Но благодаря той атмосфере, которая была создана в межгосударственных отношениях, мы смогли найти компромисс. Конечно, кто-то может сказать здесь: мы в чём-то уступили, в чём-то Китай уступил. Но мы сделали это. И это создало дополнительные возможности для развития отношений.

У нас с Индией вообще не было никаких проблем, никогда! Надеюсь, никогда и не будет. Наоборот, у нас есть только плюс, и плюс колоссальный, который заключается в нашем историческом взаимодействии. Мы вчера действительно подписали ряд соглашений, которые направлены на развитие уже традиционных отраслей сотрудничества и новых.

Мы стараемся найти новые формы взаимодействия, и прежде всего, конечно, хотим сосредоточиться на инновационных современных отраслях экономики. К ним, конечно, можно отнести и ту самую ядерную сферу, о которой Вы упомянули. Уже работает ряд блоков в Индии, и у нас есть большие планы по взаимодействию в дальнейшем. У нас есть очень интересные и перспективные направления.

Мы будем всячески поддерживать тех, кто это делает, потому что, безусловно, такое сотрудничество пойдёт на благо как народу Индии, так и народу России, и всему региону, кстати сказать. В том числе это будет способствовать и реализации планов китайского руководства по их проектам, связанным с Шёлковым путём. Мы же говорили об объединении усилий Евразийского экономического союза и китайских планов по Шёлковому пути. Всегда есть какие-то вопросы, требующие дополнительного изучения. Но мы хотим идти по этому пути, мы пойдём и, точно совершенно, при доброй воле мы будем добиваться успехов.

Обвинения России во вмешательстве в президентские выборы США

Фото: Пресс-служба Президента РФ

М. Келли: Что касается темы взаимоотношений, одним из элементов во взаимоотношениях между Россией и Соединёнными Штатами, Россией и Европой является предположение, что Россия вмешивалась в ход выборов в США.

Господин Президент, на этой неделе Вы сказали французской газете, что Россию обвиняли в том, что она вмешивалась в американские выборы. Обвиняли те, кто проиграл эти выборы и не хотели признавать поражение. Но все 17 агентств по разведке США сделали вывод о том, что Россия вмешивалась в выборы в США.

Это были беспартийные специалисты: и республиканцы, и демократы, те, кто поддерживал Президента Трампа, некоторые защищали и Вас. Все они приняли эти выводы. Все эти профессионалы разведки, а также частные компании, которые не связаны с какой-либо политической партией, сказали, что Россия вмешивалась в американские выборы. Они что, все не правы?

В. Путин: А Вы читали эти отчёты?

М. Келли: Я публичную, общественную версию, которая не засекречена, читала.

В. Путин: Публичную, общественную версию, то есть никакую. "А кто шил костюм? – Карманы хорошо пришиты? – Хорошо. – Пуговицы хорошо? – Хорошо. – Есть претензии к пуговицам? – Нет, пришиты намертво. Но костюм носить невозможно". Такое бывает? Было у одного из наших сатириков Аркадия Исааковича Райкина.

И сейчас Вы мне тоже говорите: "Публичную версию". Я читал эти отчёты. Даже в этих отчётах нет ничего конкретного, там только предположения и выводы на основе предположений. Всё! Знаете, если что-то конкретно, тогда будет предмет обсуждения. Как в одной организации, в которой я раньше работал, говорили: "Адреса, явки, фамилии". Давайте, где это всё?

Что касается независимых источников. Нет ничего независимого в этом мире. И даже последние кадровые назначения ваших специальных служб говорят о том, что предпочтения всё равно есть. Поэтому, мне кажется, нужно прекратить эту просто бесполезную и вредную болтовню.

Это перенос, ещё раз подчеркну, внутриполитических дрязг в Соединённых Штатах на внешнюю арену. Это попытка решить внутриполитические вопросы с использованием инструментов внешней политики.

Это вредно, это наносит ущерб и международным отношениям, и мировой экономике, и вопросам безопасности, и борьбе с террором. Это просто наносит вред! Я сейчас вам привёл пример, когда из Вашингтона не рекомендуют ехать на мероприятие по борьбе с терроризмом в Россию. Глупость полная!

Ведь это кто-то делает! Вот такие люди, которые делают эту чушь, они и инициируют подобные доклады и отчёты. Мне кажется, что это должно прекратиться, и как можно быстрее. Нужно начать нормальное сотрудничество.

Что дополнительно можно сказать? В мире не так много стран, которые обладают привилегией суверенитета. Не хочется никого обижать, но вот то, что сказала госпожа Меркель, это продиктовано в том числе давно накопившейся такой обидой – уверяю вас, что бы она потом ни ответила, – на то, что суверенитет-то ограничен.

Если такие попытки кем-то руководить внутри страны или вовне с помощью недостоверной информации будут продолжаться, они будут наносить ущерб международным отношениям. Но, повторяю ещё раз и этим хочу закончить ответ, это должно когда-то закончиться.

М. Келли: Эксперты говорят, что нельзя эти факторы выдумать. Там сотни фактов против России: там IP-адреса, отпечатки пальцев, коды какие-то – всё это указывает на Россию, и никакие другие доказательства не указывают на кого-либо ещё, кроме России.

В. Путин: Какие отпечатки пальцев? Отпечатки копыт, рогов. Чьи эти отпечатки?

IP-адреса – их можно вообще придумать. Знаете, сколько таких специалистов? Они сделают так, что это и с Вашего адреса домашнего, дети Ваши послали, младший Ваш ребёнок трёхлетнего возраста, так всё организуют, что это Ваша девочка трёхлетняя совершила эту атаку. Такие специалисты сегодня в мире в сфере этих технологий, что они вам что угодно придумают, а потом кого угодно обвинят.

Это не доказательство. Это попытка переложить с больной головы на здоровую эту проблему. А проблема не у нас. Проблема – внутри американской политики. Вот в чём проблема. Команда Трампа оказалась более эффективной в ходе избирательной кампании. Я и сам иногда думал: перебирает мужик, честное слово. Это правда! Но оказалось, что он был прав, что он нашёл подход к тем группам населения и к тем группам избирателей, на которых он сделал ставку, и они пришли и проголосовали за него.

Экономическое восстановление ДНР и ЛНР

Фото: Пресс-служба Президента РФ

"Это важный вопрос, потому что ведь в основе сегодняшних сложностей, ограничений лишь кризис на Украине. И мы постоянно слышим: "Вот если исполнит Россия минские соглашения, то всё будет хорошо".

Россия не может исполнить минские соглашения в одностороннем порядке. Мы готовы содействовать этому, но мы не можем сделать то, что должны киевские власти сделать. Там делают всё, чтобы ничего не произошло к лучшему, ну всё. Ведь вы даже не обращаете внимания на некоторые вещи или делаете вид, что не замечаете.

Ну, я не Вас лично имею в виду, а имею в виду западные средства информации, моих западных коллег. Все говорят о том, что там стреляют, но непонятно, кто. Постреляли, а кто стрелял – непонятно. В результате этого ничего не делается, не отводится тяжёлое вооружение с линии соприкосновения.

Договорились о том, что нужно заняться экономической реабилитацией этих непризнанных республик, этих территорий. А что на практике происходит? Радикалы взяли и заблокировали вообще всякое движение людей и товаров. Президент Порошенко предпринял попытку разблокировать, устроил там драку и стрельбу в воздух. Так ничего и не сделал.

И через день или через два дня, хотя публично заявил о том, что те, кто это делает, чуть ли не преступники, их нужно призывать к порядку, когда понял, что не может это сделать, взял и сам издал указ или декрет о том, что он присоединяется, официально вводит эту блокаду. Но в минских соглашениях прямо написано, по-моему, пункт восьмой, – реабилитацию провести, разблокировать всё. Нет, официальным решением присоединился к блокаде. Вы чего от нас требуете? Вы чего хотите, чтобы мы исполнили в этом случае?

Или сейчас взяли и закрыли все российские средства массовой информации, не пускают туда наших артистов, журналистов. Закрыли теперь социальные сети.

Вы – журналист, свободный обмен информацией где? Кто его обеспечит, в том числе на Украине? Почему все молчат об этом? Почему все требования обращены только к Москве? Так мы никогда не решим ни одной проблемы".

Применение химоружия в Сирии – провокация, никто не провел расследование

М. Келли: Давайте всё-таки переменим тему, перейдём к Сирии.

Наш Президент говорил о том, что Вы поддерживаете там злого человека, он говорил об Асаде. Вы верите в это?

В. Путин: Во что? В то, что Асад – злой человек? А Вы спросите других лидеров, которые с ним общались. Он ведь чаще бывал в Европе, чем в России, после того как избрался. Мы защищаем там не столько Президента Асада, сколько сирийскую государственность. Мы не хотим, чтобы на территории Сирии возникла ситуация, сопоставимая с Ливией, или с Сомали, или с Афганистаном, где НАТО присутствует уже в течение многих лет, а ситуация к лучшему не меняется.

Мы хотим сохранить государственность и на базе решения этой фундаментальной проблемы двигаться дальше в сторону урегулирования политическими средствами сирийской проблемы. Да, наверное, там все в чём-то виноваты. Но давайте мы не будем забывать, что если бы не активное вмешательство извне, там бы не было такой ситуации и такой гражданской войны, как мы наблюдаем.

В чём обвиняют Президента Асада в последнее время? Мы знаем об обвинениях в применении химического оружия. Доказательств вообще никаких нет! Мы предложили же сразу после того, как это произошло, провести инспекцию прямо на аэродроме, откуда якобы взлетали самолёты Президента Асада с химическим оружием. Я хочу ещё раз повторить, потому что не все это слышат: и если там было применение, грузили какие-то снаряды с химическим оружием, современные анализаторы, современные средства контроля точно бы это уловили, что, да, здесь, в этом самолёте, на этой площадке было химическое оружие.

Отказались, никто не хочет. Разговоров много, а конкретных дел – ноль. Мы предложили провести инспекцию там, куда был нанесён удар: "Давайте посмотрим, что там?" Тоже нельзя. "Почему?" – "Там опасно". – "А чего же там такого опасного, если удар якобы нанесли по здоровой части даже вооружённой оппозиции? Там же нормальные люди, что с ними опасного?" – "Нет, там тоже нельзя".

Но совершенно точно известно, что в Ираке (здесь сидит представитель Ирака, мы его тоже приветствуем), в иракском Курдистане применяли боевики оружие химическое, и это установлено всем международным сообществом, всем. Значит, у них есть оно. А, судя по заявлениям Международной организации по контролю за этим видом оружия массового уничтожения, Сирия его уничтожила.

М. Келли: Нам известно, что Асад использовал химическое оружие до того. И Россия добилась соглашения в 2013 году, для того чтобы положить этому конец. Россия признала использование химического оружия, для того чтобы предотвратить дальнейшее его использование.

Вопрос заключается в том, использовал ли Асад химическое оружие несколько месяцев тому назад? Хотела бы ещё раз остановиться на этом вопросе. Мы все видели видео, на котором были показаны страдающие, умирающие дети. Именно эта причина побудила Президента Трампа приказать нанести удар. Асад утверждает, что это фальшивые видео. Вы считаете, что эти видео подложные? Они сфальсифицированы?

В. Путин: Первое. Когда мы с Президентом Обамой договаривались вместе поработать над уничтожением химического оружия в Сирии, мы исходили из того, что оно там есть. Но мы никогда не признавали, что Асад его применял. Я Вас прошу быть более точной.

Второе. По поводу людей, которые были убиты, пострадали от применения оружия, в том числе химического оружия, – это ложная информация. На сегодняшний день мы абсолютно убеждены, что это просто провокация. Асад этого оружия не применял, и всё это было сделано людьми, которые хотели его в этом обвинить.

Более того, наши спецслужбы получили дополнительные сведения о том, что и в других регионах Сирии, в том числе недалеко от Дамаска, хотят повторить такой же сценарий. Мы предали эту информацию гласности. Слава богу, у тех, кто планировал эту акцию, хватило ума этого не делать вовремя.

М. Келли: Если позволите, хотела бы продолжить обсуждение этого вопроса.

Дело в том, что в Турции проводились вскрытия жертв использования. И видели эти тела представители ОЗХО и представители Всемирной организации здравоохранения. Был сделан вывод, что зарин использовался против этих людей.

Неужели все участвовали в этом заговоре: и криминальные лаборатории, и ОЗХО, и ВОЗ? Неужели все они участвуют в этом заговоре?

В. Путин: Ответ очень простой, и Вы его знаете: он мог быть кем-то применён, но не Асадом, а кем-то специально применён, чтобы обвинить Асада в этом. Поэтому дальнейшее расследование без понимания причин того, кто это сделал, бессмысленно. Это только играет на руку провокаторам, которые организовали эту акцию. Вот и всё. Что же здесь непонятного? Мне кажется, это абсолютно ясно.

Но я хочу Вам задать вопрос тогда: а почему не поехали сразу на место, с которого якобы совершено было нападение химическим оружием? Почему никто не поехал на инспекцию этого аэродрома? Почему никто не стал проверять самолёты, с которых якобы был нанесён удар, когда мы предлагали? Почему никто не поехал на место нанесения этого удара? Ответ простой: потому что боялись, что вскроется эта фальсификация, – вот и всё.

Вести.Ru

image beaconimage beaconimage beacon