Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Реконструкция продолжается

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 12.06.2017 Отдел общества

День России прошел по двум сценариям

Празднование Дня России сопровождалось протестными акциями сторонников Алексея Навального — на митинги против коррупции вышли жители более чем 100 городов. Накануне акции в Москве Алексей Навальный неожиданно отказался от проведения согласованного митинга на проспекте Сахарова и призвал сторонников выйти на Тверскую, где мэрия проводила исторический фестиваль «Времена и эпохи». В итоге посетители фестиваля увидели не только зрелищные поединки викингов и дуэли мушкетеров, но и сцены жесткого разгона демонстрантов ОМОНом.

После серии антикоррупционных митингов 26 марта Алексей Навальный объявил, что следующие протестные мероприятия пройдут 12 июня, в День России. В Москве господин Навальный собирался провести шествие по Тверской, но мэрия заявила, что место уже занято под исторический фестиваль «Времена и эпохи». Оппозиционер согласился провести митинг на проспекте Сахарова. О намерении сформировать отдельные колонны на проспекте заявили члены независимого профсоюза «Университетская солидарность» и протестующие против реновации москвичи. Однако вечером 11 июня Алексей Навальный выступил с «экстренным сообщением». Он заявил, что все московские фирмы, занимающиеся звукоусилением на массовых мероприятиях, отказались работать на его митинге из-за давления властей. Без звука оппозиционер отказался проводить согласованное мероприятие на проспекте Сахарова и призвал сторонников «мирно выйти с российскими флагами на Тверскую». Решение поддержали не все: «Университетская солидарность» заявила, что не будет участвовать в мероприятиях, а жители сносимых домов решили все-таки сначала сходить на проспект Сахарова.

Полицейские, дежурившие там возле рамок, заверяли, что официальной отмены митинга не было, поэтому он все равно состоится — с Алексеем Навальным или без него. В очереди многие возмущались решением перенести акцию на Тверскую: «Я за законный митинг и не понимаю, зачем подставлять под удар сограждан и нарушать порядок»,— говорила женщина под одобрительные кивки соседей. Всего, по наблюдениям корреспондентов “Ъ”, через проспект Сахарова прошло около 3,5 тыс. человек (по данным полиции — 1800 человек), их заботила в основном московская программа реновации. Какая-то звукоусиливающая аппаратура на митинге все же образовалась — никто так и не смог объяснить, откуда. На небольшой сцене начали выступать все желающие: адвокат Сергея Удальцова Виолетта Волкова, координатор движения «Москвичи против сноса» Кэри Гуггенбергер, муниципальный депутат Александра Андреева, активистка Юлия Галямина и другие. А вот директор Фонда борьбы с коррупцией Роман Рубанов, представлявший официальных заявителей митинга, был задержан. Он пожаловался «Интерфаксу», что на проспекте «начали выступать какие-то люди, мне не известные, я попросил сотрудников полиции остановить это, а те меня задержали».

«Давайте топоры и мечи!»

Утром глава столичного департамента региональной безопасности Владимир Черников заявил в эфире «Эха Москвы», что «если граждане спокойно гуляют и проявляют чувство солидарности с большинством людей, которые придут отмечать День России, все будет спокойно и хорошо. Если они будут проявлять особые чувства, полиция может их заметить».

Алексея Навального заметили сразу же — он был задержан полицией прямо на выходе из дома. В «Твиттере» оппозиционер напомнил сторонникам, что акция должна пройти на Тверской, однако в первой половине дня казалось, что его призывы пропали даром. Улица была перекрыта, на проезжей части расположились красные шатры со слоганом фестиваля «Осторожно! Здесь творится история». Москвичи прогуливались мимо ладьи викингов, наблюдали за фехтовальными поединками мушкетеров, фотографировались с казачьими лошадьми, танцевали под песни Утесова с солдатами Красной армии и покупали металлические сувениры и украшения у бородатых кузнецов. Но около 14 часов полиция начала спешно выставлять металлические ограждения на тротуарах Тверской. Неожиданный грохот даже вспугнул ручного филина, сидевшего на руке у женщины в средневековом костюме,— той не сразу удалось его успокоить.

Примерно в это время на тротуарах появились первые группы молодежи с российскими флагами. Сначала они хаотично двигались по тротуарам без лозунгов и плакатов, но постепенно собрались в единую толпу. Волонтеры ФБК, особо не таясь, раздавали красные круглые наклейки с надписью «Навальный». Человек 500 протестующих встали в начале Тверской, оказавшись между частоколом деревни древних славян и шеренгой ОМОНа. Молодежь начала скандировать «Свободу Навальному!» и «Он нам не Димон!». Кто-то звенел ключами, кто-то резко свистел в купленные тут же глиняные свистульки. Полицейские тем временем медленно сдвигались на несколько шагов вперед, выдавливая протестующих от славян к викингам. Десяток участников акции забрались на тесовую крышу импровизированной кузни — бородатые люди в кольчугах стали кричать им снизу, что сооружение поставлено на скорую руку и может не выдержать. Один из протестующих все-таки свалился и разбил голову до крови. Скандирование и звон ключей переполошили гусей в загоне между павильонами, и кто-то в толпе пошутил про «уточек, которые тоже вышли на митинг».

Один из викингов вступил в доброжелательные переговоры с протестующими: «Интересно у вас тут, в Твери такого нет, приедем домой, будет что рассказать». «Давайте топоры и мечи!» — в горячке потребовал кто-то из протестующих, но благоразумные реконструкторы не стали делиться оружием. Толпа продолжала изобретать все новые лозунги. Кто-то начал скандировать лозунг «Открытой России» — «Надоел!», через секунду его подхватили сотни человек. «Что они кричат, “браконьер”?» — не расслышал викинг. «Мне кажется, “людоед!”» — предположил его товарищ по оружию.

В какой-то момент протестующие дружно запели гимн России — им удалось вытянуть первый куплет и припев, слова второго знали уже хуже, поэтому просто начали кричать «Я люблю Россию!». К четырем часам терпение полиции лопнуло, и на Тверской начались жесткие задержания. Молодых людей тащили по асфальту, заламывали руки, даже били ногами. Соцсети обошло десятисекундное видео, как омоновец бьет кулаком в лицо человека, лежащего на террасе одного из кафе и не пытающегося сопротивляться. Полицейские выхватывали из толпы людей, даже если те просто недостаточно медленно шли к метро. На глазах корреспондента “Ъ” ОМОН потащил в автозак спокойно разговаривавшую с подругой девушку; когда журналист показал пресс-карту и поинтересовался причиной ее задержания, он тоже оказался в автозаке. Пресс-карту полицейские пытались порвать. Последние задержания проходили на уже почти пустой Тверской, перекрытой несколькими рядами ОМОНа. Рядом со сцены фольклорный коллектив пел песню «о том, как я в Россию влюблен».

«В этой акции приняло участие не более 5 тыс. человек. По сравнению с тем количеством — порядка 2,5 млн человек, которые приняли участие в праздновании Дня России,— это ничтожный процент»,— заявил в понедельник Владимир Черников. На момент сдачи номера было известно о 731 задержанном, двух человек отвезли в Следственный комитет — их обвиняют в распылении перцового баллончика на полицейских. Пока что Алексея Навального обвиняют по ч. 8 ст. 20.2 (повторное нарушение правил организации митингов) и 19.3 (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции) КоАП.

«Это лучше, чем палками их бить»

Всего заявки на проведение митингов 12 июня были поданы, по данным организаторов, в 187 городах РФ, в 102 городах мероприятие было согласовано с городскими властями.

В Санкт-Петербурге сторонники Алексея Навального хотели митинговать на Марсовом поле, но власти предложили им отправиться на окраину, в Удельный парк. Оппозиционеры предпочли несанкционированно выйти на Марсово поле. Власти спешно попытались исправить ситуацию — утром 12 июня полиция задержала пятерых оппозиционных активистов (в частности, лидера региональной «Открытой России» Андрея Пивоварова и руководителя штаба Алексея Навального Полину Костылеву) прямо у них на квартирах. С полудня на Марсовом поле стали раздавать листовки с призывом отказаться от протестов, туда же пригнали бесплатные автобусы до Удельного парка. По данным полиции, на Марсовом поле собрались 3,5 тыс. оппозиционеров, сами организаторы говорят о 10 тыс. человек. Активисты молодежного движения «Весна» принесли с собой огромную надувную утку, которую толпа перекидывала с одного края поля на другой. Когда она упала на голову одному из омоновцев, полицейские поймали утку, сдули и унесли в автозак. По данным МВД, в понедельник в Петербурге было задержано 500 человек. ОМОН действовал так жестко, что в какой-то момент протестующие перестали сопротивляться — вместо этого они образовали живой коридор от центра Марсова поля до автозаков и кричали «Позор!» полицейским. Через час после начала акции свободные автозаки закончились, и задержанные стояли в очереди в ожидании новых автобусов.

В регионах наиболее массовые митинги прошли в Новосибирске и Екатеринбурге (по 5 тыс. человек), Челябинске (около 4 тыс. участников), Нижнем Новгороде (3,5 тыс. человек), Омске и Саратове (по 2,5 тыс. участников), Ижевске, Уфе, Иркутске (около 2 тыс. человек). В Новосибирске шествие и митинг сторонников Алексея Навального поддержали местные отделения «Яблока», «Открытой России» и движения Вячеслава Мальцева. Задержаны были двое участников, пытавшиеся запустить коптер над местом проведения акции. На митинг в Екатеринбурге пришел мэр города Евгений Ройзман, изо всех сил старавшийся воздержаться от политических заявлений, поэтому пожелавший собравшимся доброго здоровья. В Челябинске власти не разрешили шествие, предложив ограничиться митингом, но очередь к металлоискателям была так велика, что люди прошли значительную часть предполагавшегося маршрута. В Нижнем Новгороде со сцены выступали местные предприниматели, требуя от властей прекратить мешать бизнесу, а заодно призвав остановить погружение страны «в пучину мракобесия». В Саратове заявка была подана на митинг с участием до ста человек, но в итоге пришли, по разным оценкам, от 2 тыс. до 2,5 тыс. человек.

В Казани власти согласовали митинг на семь утра в поселке Юдино на городской окраине, но и там собрались около 500 человек. Казанская полиция задержала четверых участников. В большинстве случаев полицейские либо не проводили задержаний, либо ограничивались немногими. В Перми на санкционированном митинге (число участников около 3 тыс. человек) организаторы объявили о задержании координатора местного штаба Алексея Навального в Перми Максима Жилина, после чего участники начали скандировать «Свободу Жилину!». Через некоторое время господин Жилин сам выступил на митинге, пояснив, что его задержали вместе с человеком, который снимал мероприятие с квадрокоптера, и отпустили после объяснения. В Ульяновске на двух согласованных с мэрией площадках собралось около 600–700 человек. Представитель областной администрации назвал митинги «обычной бессмысленной молодежной тусовкой»: по его словам, запрещать митинги не стоит — «все равно никакого толка не будет, и это лучше, чем палками их бить, тем самым, наоборот, привлекая внимание».

Отдел общества

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon