Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

"Роботов мы не увидим, зато услышим"

Логотип Газета.Ru Газета.Ru 01.06.2017 Наталья Еремина
Интервью с председателем правления банка "Открытие" Евгением Данкевичем © Александр Рюмин/ТАСС Интервью с председателем правления банка "Открытие" Евгением Данкевичем

Председатель правления банка «Открытие» Евгений Данкевич на полях Петербургского международного экономического форума рассказал «Газете.Ru» о состоянии банка, перспективах привлечения роботов к работе и судебных разбирательствах по делам банка «Траст».

- Каким был этот год для банка «Открытие»? Почувствовали ли вы, что кризис закончился? И на что рассчитываете в этом году?

- Год был достаточно спокойным. Можно сказать так, это, наверное, будет самое правильное слово. По крайней мере, мы работали в обычном режиме, без какого-то аврала. И никаких существенных последствий событий 14-15-го года, наверное, уже не ощущали. Но сказать, что мы видим какой-то безумный бурный рост прямо сейчас, наверное, нельзя, но рост начинается. Будет ли он достаточно сильным и насколько экономика оживится, будет зависеть от многих факторов. А пока все хорошо только с оптимизмом. С некоторыми другими вещами тоже хорошо. Но надо будет посмотреть, что будет в течение лета и осени этого года.

- Судя по отчетности, в 2016-м году «Открытие» потеряло пятую часть активов, и по первому кварталу тоже не очень хорошие результаты по прибыли. С чем это связано?

- С точки зрения активов, ответ, наверное, достаточно простой.

Курс снижался, все активы, которые номинированы в долларах, а их все-таки в любом банковском балансе достаточно много, в том числе, государственные бумаги, они, естественно, переоцениваются, ужимаются.

Поэтому с активами на самом деле все хорошо, портфель корпоративный у нас даже вырос в рублевом выражении в прошлом году. С точки зрения прибыли, мы стараемся быть максимально консервативными в том, что касается резервов. Тем более первый квартал обычно не самое лучшее время для оценки всего года. Пока мы в целом довольны результатом.

- По поводу санации банка «Траст», когда вы планируете завершить все процессы?

- С «Трастом» ситуация следующая: санация идет в регулярном нормальном режиме уже два года. Результаты, на наш взгляд, очень позитивные. Банк работает, наполнен бизнесом, появляются новые клиенты. Пока мы действуем в рамках того плана оздоровления, который утвержден в самом начале. Будут ли в него внесены изменения и когда - это, наверное, на стороне Центрального Банка. Пока все спокойно, они изучают вопрос.

- Рассматриваете ли вы еще раз возможность санирования другого банка для себя с учетом того, что сейчас заработает новый механизм санации?

- Насколько я понимаю, в новом механизме санатором будет являться, в первую очередь, Центральный Банк. Поэтому нет, мы сейчас не рассматриваем возможности санации какого-либо банка.

- Тогда рассматриваете ли возможность покупки каких-то банков?

- С одной стороны, время такого непростого состояния рынков - всегда время слияний и поглощений. И, безусловно, любой банк всегда заинтересован в том, чтобы приобрести или объединиться с кем-то, кто интересен с точки зрения бизнеса. Тем более, что и цены сейчас невысокие. Но на столе сделок нет.

- Евгений, расскажите про стратегию банка в диджитал-сегменте. Как изменится в ближайшие годы банк с учетом новых веяний в банковской сфере?

- Вы знаете, мне кажется, что сейчас о технологии все начинают говорить. Потом все говорят, что вот прямо завтра она вытеснит все остальное и победит всех. Потом все говорят: о, ничего не получилось, никогда ничего не случится. А потом неожиданно все видят, что все уже случилось и технология пришла. Вот сейчас диджитализация банков находится в третьем этапе. Сначала все много говорили о диджитализации, и ничего не происходило. И, в первую очередь, конечно же, мы слышим об этом от наших крупнейших банков, от Сбербанка, от Германа Грефа, который очень активно пропагандирует и делает диджитализацию. Но не только Сбербанк - лидер и участник этого инновационного движения. Это, безусловно, еще несколько банков. В том числе и мы. Потому что мы очень много внимания уделяем отдельным проектам, успешным, которые у нас уже работают, полностью цифровых банков. Это полностью цифровой банк для малого бизнеса «Точка», это полностью цифровой банк для розничного бизнеса «Рокет Банк». Это еще несколько проектов, о которых мы, может быть, пока не так громко говорим.

Это цифровая ипотека. То есть, это все, что без людей - это дешево, это очень удобно.

Сейчас много говорят о блокчейне. Это тоже следующая история. И вот блокчейн, на самом деле, который находится пока на более ранней стадии, действительно может тотально изменить банковский ландшафт и привести к тому, о чем тоже говорили некоторые наши пророки и провидцы, то есть к тому, что функции банков сильно изменятся. И гораздо больше расчетов будет происходить «точка - точка». Может быть, часть банков даже вообще исчезнет или перестанет быть банками в том смысле, в котором они сегодня являются.

Если все это резюмировать, я бы сказал так, что банковское сообщество сегодня, не только в мире, но и в России стоит на пороге серьезной революции, результаты которой большинство граждан нашей страны, даже далеких от банковского бизнеса и даже, может быть, не совсем клиентов банков, увидят в ближайшие года три, не позже. 

Это будет интересно и повлияет на нашу повседневную жизнь.

- Но роботов-то мы увидим?

- Нет. Роботов, которые с ножками, мы не увидим, зато мы услышим роботом в call-центрах. Нам начнут отвечать не только чат-боты в мессенджерах, но и искусственный интеллект голосом. Таким образом, мы и услышим роботов, и будем общаться с роботами. Я не думаю, что роботы с головами и с руками будут ходить.

- В какой перспективе?

- В самое ближайшее время. Это уже сейчас происходит. У нас, в частности, в поддержке работают чат-боты. То есть ты общаешься не с живым человеком в мессенджере, а тебе отвечает робот. И это не только у нас. Хотя мы одни из первых, но и у других коллег есть такие разработки. И следующее, что мы услышим, это когда нам будут голосом отвечать роботы. И так далее, и так далее. Потом произойдет роботизация принятия решений инвестиционных. Плюс изменение технологии, уход людей из внутренних процессов. К сожалению, еще какое-то количество сотрудников, наверное, будут вынуждены перевалифицироваться в программистов, в самую востребованную сегодня профессию.

Революция прямо сейчас происходит. Мы ее видим. И будем видеть ее и в этом году и в следующем.

- Как это сократит затраты банка?

- Кардинально. Услуги станут дешевле. Переводы станут дешевле. Соответственно, могут вырасти банковские ставки. Часть дохода дополнительного, который банк получит от повышения эффективности, он может передать вкладчикам. Мы это сейчас уже видим. Например, проценты, которые платят по картам полностью цифровые банки, такие как «Рокет Банк», «Тинькофф» и так далее, обычно выше, чем платят традиционные банки, потому что издержки ниже.

Еще один процесс, который будет происходить, - это уход наличных из нашей жизни. Это неизбежный процесс.

Уже есть страны, которые практически отказались от наличных. Россия не будет впереди планеты всей. Но она будет в общем тренде.

- Можно этот тренд в России описать цифрами?

- В России наличный оборот может сократиться на десятки процентов. Очень сильно будет зависеть от законодательных инициатив. Я бы, конечно, их поддержал, но тут вопрос к законодателям. Он может сократиться и в разы. И это было бы правильно. Как и во многих странах, можно было бы ограничить крупные покупки. Покупку, например, недвижимости и автомобилей за наличные.

- Евгений, расскажите, как продвигаются судебные дела по «Трасту»?

- Действительно, в «Трасте» очень большое количество проблемных активов, которые требуют судебного разбирательства, и проблемных пассивов, то есть когда иски идут от нас и иски идут к нам. Крупнейшая история от нас - это суд в Лондоне с бывшими акционерами. Пока все идет довольно позитивно. Наложен арест на имущество. Мы надеемся, что в течение достаточно длительного времени мы завершим историю в пользу банка.

И еще очень важный момент - это история с кредитными нотами. Когда банк являлся ответчиком. И можно сказать, что в этой истории практически поставлена точка. Большинство инстанций судебных мы прошли, получили позитивные решения. И, таким образом, банк сэкономил, не потерял порядка несколько десятков миллиардов рублей. Поэтому мы очень довольны тем, как продвигается судебная работа в банке «Траст».

Газета.ru

image beaconimage beaconimage beacon