Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Россияне считают, что нужно уделять наибольшее внимание преподаванию истории в школе

Логотип Комсомольская правда Комсомольская правда 07.06.2017 Комсомольская правда
Россияне считают, что нужно уделять наибольшее внимание преподаванию истории в школе © Михаил ФРОЛОВ Россияне считают, что нужно уделять наибольшее внимание преподаванию истории в школе

Ю. Норкина:

- Россияне считают, что следовало бы уделять наибольшее внимание преподаванию истории в школе.

А. Норкин:

- «Левада-Центр» задает следующий вопрос: преподаванию каких школьных предметов сейчас следовало бы уделить наибольшее внимание? Это май, две недели назад. И вот что получается. Российские граждане считают, что больше всего внимания нужно уделить преподаванию в школе истории - 52 %. На втором месте - русский язык, 44 %, математика - 38 %. В предыдущие годы очень много лет подряд говорили, что у нас русский язык плохо преподают. А теперь ситуация в корне изменилась. И на первое место вдруг выскочила история, которая раньше была на вторых-третьих ролях.

Ю. Норкина:

- Дети стали грамотнее писать?

А. Норкин:

- Я не знаю. Я думаю, что не дети стали грамотнее писать, а у людей есть ощущение, что с историей у нас провал.

Ю. Норкина:

- Я их понимаю. Послушаем редактора отдела образования и науки газеты «Комсомольская правда» Александра Милкуса.

А. Милкус:

- Проблема преподавания истории не в учебниках, которые недавно обновили и выпустили три новых линейки, соответствующие историко-культурному стандарту, тоже новому. Проблема в учителях. Как и по другим предметам. Современные методики преподавания любого предмета предполагают владение новыми технологиями образовательными. Учителей истории, которые бы рассказывали об истории живо, интересно, увлекательно, чтобы дети учили этот предмет, чтобы он ложился к ним в душу, их, к сожалению, немного. А заставить детей выучить семьсот дат, как мне говорили, что в курсе истории около 700 дат, это, наверное, ничего ни уму, ни сердцу не даст. Тем более, дети у нас сегодня умеют работать с интернетом. Сегодня цифру запомнили, завтра ее забыли. Когда она им понадобится, они ее найдут в Гугле или Википедии. Вот в чем, на мой взгляд, главная проблема преподавания истории, как и многих других предметов. Не хватает харизматичных, увлекающих детей учителей.

Ю. Норкина:

- Ах, что захотел Александр Милкус! Ну надо же! Слушаю я и думаю: у нас в советские времена талантливых педагогов, которые действительно входили в класс и заполняли собой все пространство, и дети слушали их, не сидели тихо, потому что страшно было, сейчас указкой по башке даст, а потому что было неимоверно интересно, таких людей было достаточно мало. А сейчас? Заполни вот это, это и это. Мы прекрасно помним одну простую вещь. С 90-х годов нашим педагогам сказали: вы - обслуживающий персонал. Вы - датели предмета. О чем здесь можно говорить? Социологи пришли к выводу, что «современные дети родились и живут в условиях глобальной интернет-коммуникации, являются новым цифровым поколением. Освоение информации с помощью цифровых технологий происходит раньше, чем дети начинают читать и писать, в три-четыре года, часто стихийно, без контроля взрослых. Для современного ребенка это главное, а подчас и единственное средство восприятия мира, знаний, культуры, способ общения. У этих детей образная и виртуальная картина мира преобладает над интеллектуальной». И чего ты с ними будешь делать?

А. Норкин:

- Аз ох-н-вей, Циля. А можно без всего этого пафоса? Чего ты кричишь?

Ю. Норкина:

- У меня две больные темы - образование и медицина. Так же, как у всех абсолютно нормальных людей в этой стране.

А. Норкин:

- В результате абсолютно...

Ю. Норкина:

- А больная, потому что медицина теперь никуда. А образование - это наше будущее.

А. Норкин:

- Так чего ты наехала на Александра Милкуса? Он совершенно правильно обозначает проблему.

Ю. Норкина:

- Он наехал на педагогов.

А. Норкин:

- Неправда.

Ю. Норкина:

- Правда.

А. Норкин:

- Нет!

Ю. Норкина:

- Нет ярких личностей.

А. Норкин:

- Сказать, что у нас не хватает ярких педагогов, это не значит - наехать на учителей. Ровно то, что ты говорила. Даже тогда было мало ярких педагогов. Может быть, уделить наибольшее внимание преподаванию истории как раз и означает то, что каким-то образом постараться исправить эту ситуацию. Я думаю, что здесь люди, когда отвечали на этот вопрос, они в меньшей степени думали про учебник, про программы-шпаргалки в интернете, а именно говорили о том, что у нас педагогов хороших не хватает, чтобы они детей увлекали своим предметом.

Ю. Норкина:

- «Педагоги современной школы должны учитывать этот фактор и применять образовательные технологии, арсенал методов обучения, созвучных этой новой социальной реальности».

А. Норкин:

- Я не понимаю, что ты говоришь. У меня уже уши стали размером с наушники.

Ю. Норкина:

- Это официальная бумага, которая тоже ни о чем не говорит.

А. Норкин:

- Зачем ты ее читаешь?

Ю. Норкина:

- Это словеса. Это то, о чем говорилось в МПГУ в 2015 году.

А. Норкин:

- У нас поменялось руководство в Минобрнауки, может, еще что-то поменяется.

Ю. Норкина:

- Я очень надеюсь, что у нас поменяется вообще отношение к воспитанию педагогов - новых, молодых. Педагога надо воспитать. Это не предметодатель.

А. Норкин:

- Мы в рыночной экономике жили. Вот нам и сказали, что учителя..

Ю. Норкина:

- Да пошла бы она к черту, эта рыночная экономика.

А. Норкин:

- Наслушалась здесь Глазьева и Делягина! Дай послушать слушателей.

Юрий:

- Если наш премьер-министр на букву «М» говорит о том, что учитель не должен зарабатывать деньги в школе, а должен куда-то идти, то мы пропали. Не надо придумывать никаких программ. Не надо придумывать никаких новаций. Заплатите деньги учителю, и к вам придут умные, серьезные люди, которые все сделают за вас, все придумают и учтут всех детей, которые читают с трех лет, и не читают с трех лет, кстати. И решат все вопросы. И будут преподавать предметы так интересно, что вы будете ходить и слушать их. Больше ничего не надо придумывать. И уберите чиновников хотя бы наполовину.

А. Норкин:

- Я бы с вами согласился во всем. Но только, к сожалению, таких педагогов, даже если они будут получать хорошую зарплату, которую должны получать, их все равно нужно научить. Потому что у нас абсолютный провал в педагогике произошел. Так же, как и в здравоохранении. Поставьте такой эксперимент. Зайдите в медицинское учреждение, желательно не платное, а государственное. И обратите внимание на то, кто работает в этом медицинском учреждении. Вы поразитесь, какое это количество приезжих. Я ничего не имею против трудовой миграции. Я категорически поддерживаю право гражданина нашей страны перемещаться по территории нашей страны, даже если это из бывших советских республик, пожалуйста. У меня просто возникает вопрос: а наши-то куда делись? Врачей наших из Российской Федерации с российскими фамилиями, правильно меня поймите, я не занимаюсь здесь ни расизмом, ни антисемитизмом, ничем, но их нет. И с педагогами у нас та же самая история.

Иван:

- Тема животрепещущая. Самое главное в истории - это правда, это истина. А как нам преподают историю, по каким источникам? Антонио Поссевино, Таубе и прочие западные, которые нас ненавидят, все эти Карамзины, которые придумали историю. Еще Геббельс сказал, что если народ не знает своей истории, он превращается в стадо. А еще через сто лет этим стадом можно управлять. И очень легко. Нам переврали всю историю. И мы ее по крупицам собираем, кто патриоты есть еще на Руси. Которые читают Фомина, историков настоящих, Гумилева того же.

А. Норкин:

- Я с вами согласен. Мы несколько раз об этом говорили.

Ю. Норкина:

- Единый учебник истории нормальный.

А. Норкин:

- Он сейчас есть. Как-то постепенно ситуация, может быть, меняется. По крайней мере, потому что к э тому привлекают внимание. Очевидно, что это вызывает серьезное беспокойство у граждан.

Ю. Норкина:

- У меня были очень большие надежды на нового министра образования. Я понимаю, что ей тяжело.

А. Норкин:

- Еще раз: Москва не сразу строилась. Какое количество в том числе школьных программ мы заимствовали в те же самые 90-е годы у наших замечательных партнеров? И теперь вдруг мы начинаем понимать: мы чего-то не то сделали в нашей школе.

Ю. Норкина:

- «Сегодня жена-педагог получила квиток за май плюс отпускные за два месяца - 42 тысячи рублей. У нее куча репетиторства до ночи. А оклад в школе - 7500». Очень прошу, подписывайтесь, откуда вы нам пишете. Это очень важно. Потому что президент постоянно, когда возникает вопрос о педагогах, говорит, что сейчас у нас оклады нормальные. Может, просто не знает.

А. Норкин:

- Там очень много подводных камней. Есть вещи, связанные с ростом окладов директоров школ и руководителей образовательных учреждений. Это да. А с педагогами - нет. С другой стороны, я вспомнил «Иронию судьбы», как это ни странно. Ты помнишь, когда Женя или Надя говорят: у нас самые нужные и важные профессии - педагог и врач. Судя по зарплатам... Надежда Александровна, вы педагог?

Надежда Александровна:

- Я не только педагог, я медик со всякими званиями. Я хочу сказать, что у нас нет учителей в школе. У нас есть преподаватели, именно даватели. Он дал задание, и мамки должны ночью читать и заниматься с ребенком, объяснять. Учители перестали учить. Они только дают. Вот это надо знать. Это ЕГЭ - практически делание детей дураками. Говорю как доктор. Нельзя такие вещи делать. А в медицине вообще страх что творится. Если у тебя пустой кошелек, то все, это беда. А кошелек полный - ты получишь все.

Ю. Норкина:

- Вы имеете в виду коррупцию? Что можно деньгами и должность получить, и место получить?

Надежда Александровна:

- Конечно. У нас даже можно детей на тот свет отправлять, если денег много. Мы лет через пять такое получим! Это страх господний в отношении медицины и образования. А об этом не думают.

А. Норкин:

- Об этом думают. Если бы об этом не думали, мы бы с вами сейчас не говорили на эту тему.

Сергей, Екатеринбург:

- Я бы хотел вернуться к теме разговора, почему общество выбрало именно историю. Мне кажется, что это в какой-то степени защитная реакция нашего общества на те процессы, которые происходят в нашем соседнем государстве с нашим братским народом. Когда все переписывается, переиначивается и переворачивается с ног на голову.

Ю. Норкина:

- Вполне допускаю.

Ю. Норкина:

- Читаю, мужчина, 37 лет: «Больная Юля права. Дочь 15 лет. Прямым текстом говорит, что она не знает историю, потому что просто не учили. Учитель старой школы сухим языком начитывала дата и события. Один месяц молодой мальчик читал курс - ребенок был в восторге. А потом вернули опытного педагога, и все».

А. Норкин:

- Значит, есть молодой мальчик, который заинтересовать вполне может учеников. Значит, не все так плохо. Другой вопрос, почему этому мальчику не дали работать дальше. А вернули старого педагога, который...

Ю. Норкина:

- «Многие дети, к сожалению, ненавидят школьный предмет история. Вопрос к педагогу. Потому что, если педагог...»

А. Норкин:

- Я ничего не понимал в физике в школе. Но у нас в моем десятом классе пришел дядька, который вообще был не педагог. Одна наша преподавательница ушла в декрет, вторая - у нее был класс. Не хватало учителей. А он был военным моряком, служил на подводной лодке капитаном. Не знаю, откуда они его выкопали. Они к нему пришли и сказали: вы можете физику почитать? Он вообще не был педагогом. Я ничего не понимаю в физике. Но его уроки - это было что-то совершенно... И он рассказывал про физику. Он же в ней понимал. И мне становилось интересно. Хотя его вроде как никто не учил педагогике как науке. Просто человек сам любил свое дело и умел это передать. Заразить нас, маленьких балбесов, своим отношением к делу, своей любовью к этому предмету. Сейчас людей заставлять мы не можем. Педагоги, вот станьте все такими.

Ю. Норкина:

- С другой стороны, у нас с тобой четверо детей.

А. Норкин:

- Да ты что, правда?

Ю. Норкина:

- Сашка учился, еще в 90-х, тогда еще учили. А сейчас приходишь в школу, тебе говорят: так, иди к маме, она тебе все объяснит. Я не объясню.

А. Норкин:

- Это не вина педагогов. Давайте сразу с вами договоримся, это вина системы, которая сейчас выстроена у нас в образовании, которая ставит педагогов в такие рамки. Они действительно должны заполнять кучу всякой фигни, не знаю, зачем это все нужно. И просто перекладывают на родителей часть своих обязанностей. Плюс не забывайте, насколько сложнее стала программа.

Ю. Норкина:

- А зачем она стала сложней? За каким чертом?

А. Норкин:

- Смотрите, больная! Искры полетели!

Ю. Норкина:

- За каким чертом детей вот так мучают?

А. Норкин:

- Потому что.

Ю. Норкина:

- Почему к первому классу он должен прийти со знанием английского, немецкого, русского, читать, писать. А чего в первом классе ребенку делать? А к пятому классу, по статистике, дети перестают учиться. Им неинтересно. Какого черта мы вообще взяли этот американский аналог? Кому он нужен? Всем прекрасно известно, что основная масса американцев довольно серые люди. Они, может быть, хорошие. Как правописание у Винни-Пуха. Оно хромает. Кому мешало хорошее советское образование? Этот беспредел длится уже которое десятилетие.

А. Норкин:

- У Винни-Пуха хромало правильнописание, а не правописание. Мы с вами, и ты в том числе, и четверо детей наших, в какой-то момент немножечко оказались в другой стране, которая стала развиваться по другим правилам. По правилам, которые назывались рыночными. Эти правила сейчас никуда не ушли. Мы дошли до какого-то момента, когда вдруг мы стали говорить: нам вот эти правила не нравятся. Нам не нравится тот способ, которым вы нас учите, даже детей.

Ю. Норкина:

- Помнишь, я тебе в конце 90-х сказала: Андрюша, у меня ощущение, что то, что делают сейчас со школой, это государственное вредительство.

А. Норкин:

- Так ты и до сих пор говоришь про это. А что, разве что-то изменилось?

Ю. Норкина:

- Ничего не изменилось.

А. Норкин:

- Я тоже надеюсь на то, что будут какие-то вещи меняться. Дорогие друзья, спасибо вам огромное за то, что откликаетесь на такие темы. Мне это говорит о том, что далеко не все потеряно. Мы с Юлией Геннадьевной с вами прощаемся до следующего вторника. Мы вас поздравляем с наступающим праздником - Днем России.

Ю. Норкина:

- Берегите друг друга.

Комсомольская правда

Комсомольская правда
Комсомольская правда
image beaconimage beaconimage beacon