Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Россиян раскололи сталинские репрессии

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 05.07.2017 Анастасия Курилова
© Максим Кимерлинг/Коммерсантъ

43% опрошенных ВЦИОМом назвали их вынужденными мерами

Подавляющее большинство россиян слышали про сталинские репрессии, из них 72% считают, что нельзя забывать про лагеря и ссыльных. При этом 43% опрошенных считают, что Сталин был вынужден пойти на репрессии, а 49% заявили, что их ничем нельзя оправдать. Такой опрос провел Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в сотрудничестве с Музеем истории ГУЛАГа и Фондом памяти. Исследователи выяснили, что молодежь хуже всех в выборке по возрастам знает о репрессиях. При этом почти в четверти семей есть родственники, которые были расстреляны или сосланы в лагеря.

Опрос об отношении к Иосифу Сталину и репрессиям во время его руководства страной ВЦИОМ составлял в сотрудничестве с Музеем истории ГУЛАГа и Фондом памяти. Это первый опрос из цикла исследований, посвященных теме массовых репрессий ХХ века. «Для ВЦИОМа этот проект — элемент социальной ответственности. Мы должны использовать наши инструменты, чтобы поднять болезненные для общества вопросы, которые используются в современной политической борьбе»,— заявил генеральный директор ВЦИОМа Валерий Федоров. Он пояснил, что в опросе про репрессии, проведенном 9 и 10 июня, участвовали 1,2 тыс. человек из 80 регионов, 500 городов и поселков и 100 сел. 90% знали о том, что во время правления Иосифа Сталина многие советские люди стали жертвами репрессий. «Но если посмотреть по возрастам, то в группе 18–24 года 24% не слышали ранее об этом»,— указал господин Федоров, делая вывод, что это свидетельствует о том, как преподают историю в школах и вузах. «Это то, с чем государство может работать»,— указал он.

На вопрос, откуда люди узнают о репрессиях, больше половины заявили, что видели документальные фильмы и читали статьи в СМИ. 48% указали, что говорили об этом в семье. «Немногие знают, что их предки были репрессированы, но память еще жива. Моя бабушка не была в лагере, но она служила в конвойных войсках, и там тоже были трагические судьбы и изломанные жизни»,— пояснил господин Федоров. Меньше людей сказали, что про репрессии говорили на уроках, но, как отметили исследователи, более старшее поколение не могло в школе узнать об этом. Менее четверти указали в качестве источника информации музеи и интернет.

Как добавил господин Федоров, в интернете разгораются жаркие баталии о Сталине и репрессиях, а один из Telegram-каналов на эту тему собрал 90 тыс. подписчиков.

Сам он вспомнил, что был в музее на Соловках, где находился первый лагерь особого назначения, в котором «формировались технологии и выковывались кадры», и в Музее Караганды (Казахстан), где был один из крупнейших лагерей — «Карлаг».

После этого вопросы задавались только тем, кто что-либо слышал про сталинские репрессии. Из них 24% сообщили, что у них есть близкие, которые были расстреляны или же отправлены в лагеря. «Это очень много. Если эту цифру перенести на всю Россию, то получится 25 млн человек»,— говорит гендиректор ВЦИОМа.

На вопрос, считают ли россияне справедливыми решения, которые выносили в отношении репрессированных суды, только 16% ответили согласием. 68% заявили, что решения были несправедливыми. «Опять же старшее поколение в основном считает несправедливыми судебные решения, а среди молодежи почти 22% сочли репрессии заслуженными»,— говорит господин Федоров. А вот вопрос, считают россияне, что репрессии были преступлением против человечества или вынужденной мерой для наведения порядка в стране, показал раскол общества.

43% решили, что Сталин был вынужден идти на репрессии, а 49% заявили, что это ничем нельзя оправдать.

«Тут расхождение мнений, хотя и историки дают свои оценки, погружаясь в материал, и политики дают свои оценки. С другой стороны, возникает вопрос: что же такое было в стране с порядком, чтобы были нужны такие жесткие меры?» — говорит господин Федоров.

Но несмотря на раскол, на вопрос, нужно ли рассказывать о репрессиях подрастающему поколению, 72% ответили положительно. Только 22% (в основном молодежь и пожилые люди) указали, что ворошение темного прошлого ударит по имиджу нашей страны и о репрессиях лучше не говорить.

Директор Музея истории ГУЛАГа и руководитель Фонда памяти Роман Романов указывает, что сейчас тема сталинских репрессий очень актуальна: и в свете обвинения в педофилии карельского сотрудника правозащитного центра «Мемориал» Юрия Дмитриева, который нашел захоронение на 9,5 тыс. человек 1937–1938 годов «Сандармох», и в свете восстановления мемориальной таблички Сталину в главном юридическом вузе страны МГЮА имени Кутафина. «И среди обывателей, и среди политиков есть люди, требующие замалчивать сталинские репрессии. Но на деятельность музея и фонда это не влияет»,— пояснил он “Ъ”. По его словам, во время обсуждения строительства монумента «Стена скорби» на пересечении проспекта Академика Сахарова и Садового кольца в мэрию Москвы и ему приходили письма, в которых люди требовали не поднимать тему репрессий, забыть это. «Но и мэрия Москвы, и правительство России, и президент нас поддерживают»,— заявил господин Романов. Мэрия выделила 300 млн руб. на создание монумента, еще 160 млн руб. Фонд памяти планировал собрать в качестве пожертвований. «Сегодня собрано 32 млн руб. Но даже если нам не удастся набрать всю сумму, мэрия Москвы дала предварительное согласие, что она покроет нехватку»,— пояснил господин Романов, напомнив, что монумент будет открыт 30 октября.

Сейчас Музей ГУЛАГа проводит еще один проект по сохранению памяти о репрессиях. Его сотрудники и волонтеры берут интервью у людей, переживших репрессии и лагеря, у работников этой системы, а также у их детей. «По данным на 2015 год, в России было 800 тыс. человек—жертв репрессий, но с каждым днем их становится меньше. Поэтому очень важно успеть записать их воспоминания»,— говорит господин Романов. Сейчас у музея есть более 140 интервью длительностью от 2 до 20 часов. «Мы подготовили методичку, как делать эти интервью. Запись можно сделать на мобильный телефон. И мы призываем всех поговорить со своими родными и записать их историю для памяти»,— говорит господин Романов.

Анастасия Курилова

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon