Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Русско-китайская дружба не вписалась в кодекс

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 05.07.2017 Николай Сергеев
© Александр Миридонов/Коммерсантъ

Перед судом предстанет преступное сообщество, выводившее деньги в КНР

Как стало известно “Ъ”, крупный скандал разгорелся вокруг дела об организации преступного сообщества (ОПС) по выводу средств из России в Китай. Несмотря на то что прокуратура направила 168 томов расследования на рассмотрение суда в Екатеринбурге, фигуранты дела не только не ознакомились со всеми материалами, но и оказались вовлечены в другой процесс — по обжалованию следственных действий. В свою очередь, защита обвиняемых, разбираясь в обстоятельствах дела, выяснила, что российское следствие раскрыло преступление, не обращаясь за помощью к компетентным органам КНР и не допрашивая получателей денег. Последние утверждают, что все операции были вполне законными.

В Верх-Исетском райсуде Екатеринбурга на 6 июля назначены слушания по уголовному делу об «организации преступного сообщества по переводу денежных средств на счета нерезидентов с использованием подложных документов», а также о «легализации доходов, полученных преступным путем» (ст. 210, ст. 193.1, ст. 327 и ст. 174.1 УК РФ). Перед судом предстанут десять обвиняемых, двое из которых — Чэнь Сиу и Инь Чэн — являются гражданами КНР. Еще один китаец, Фань Цзиньхай, находится в розыске.

По версии СКР, ОПС было создано в начале 2014 года жителями Екатеринбурга Дмитрием Серяниным и Михаилом Романовым, тюменцем Виктором Медведевым, а также Фань Цзиньхаем. Действуя совместно с другими фигурантами расследования, полагают в СКР, обвиняемые принимали «от недобросовестных китайских предпринимателей, работавших в Екатеринбурге, денежную наличность и за вознаграждение передавали ее российским коммерсантам, заинтересованным в незаконном обналичивании своих доходов». Взамен, говорится в материалах дела, указанные коммерсанты переводили в безналичном порядке эквивалентные суммы на счета екатеринбургских и тюменских фирм, контролируемых преступным сообществом. Затем данные фирмы заключали с подставными китайскими компаниями фиктивные договоры аутсорсинга о предоставлении им персонала для осуществления деятельности в области информационных технологий. После этого осуществлялись конвертация рублей в валюту и вывод ее в Китай под видом оплаты договоров аутсорсинга.

По подложным документам, представленным кредитным организациям, которые обладают полномочиями агентов валютного контроля, обвиняемые, по версии следствия, с апреля по декабрь 2014 года совершили серию операций по переводу на счета китайских компаний более $10 млн и свыше 32 млн китайских юаней, что эквивалентно 595,7 млн руб. Кроме того, предполагаемые участники ОПС отмыли деньги, вырученные в результате незаконных операций. Большинство компаний, участвовавших в сделках и вызвавших подозрение у следствия, занималось разработкой компьютерных программ.

Между тем, разбираясь в обстоятельствах дела, защитники обвиняемых съездили в КНР, проведя собственное расследование происшедшего. Опросив директоров китайских предприятий-контрагентов, адвокаты, по их данным, получили доказательства того, что все контракты с китайскими партнерами российских бизнесменов были не фиктивными, как считают в СКР, а надлежащим образом оформленными. Более того, они не вызвали никаких подозрений у банков, осуществлявших переводы денег за границу. Следствие же, полагают защитники, в этом вопросе вообще не стало разбираться, так как не обращалось ни к компетентным органам КНР, ни пыталось допросить партнеров российских предпринимателей в этой стране. Кроме того, у защитников вызвала подозрение вмененная в вину участникам ОПС сумма отмытых доходов от преступного бизнеса. Оказалось, что за каждый из восьми месяцев незаконной деятельности каждый из участников сообщества легализовал чуть больше 8,5 тыс. руб. Отмывание подобных сумм, по версии защиты, «представляется нелепой затеей, которая просто не имеет никакого экономического и даже логического смысла».

Наконец, привлеченные защитниками специалисты ООО «Аудиторская фирма “Ауди”», изучив документы, которые легли в основу расследования, пришли к выводу: фигурантами дела если и допускались нарушения, то в части уплаты налогов со своих финансовых операций, однако следствие налоговые органы к данному процессу не привлекало, поэтому, полагают защитники, состава преступления в деле вообще нет.

Однако материалы собственного расследования, подготовленные защитой, сотрудники СКР отказались приобщить к уголовному делу, сославшись на то, что свое разбирательство они уже закончили. Защиту и самих обвиняемых решением суда ограничили в сроках ознакомления, после чего обвинительное заключение было утверждено прокуратурой Тюменской области, а дело направлено в суд.

Таким образом, полагают адвокаты, было нарушено право их клиентов на защиту, так как они просто не смогли прочитать те материалы, которые были собраны их представителями. Не были представлены эти документы и на оценку прокурору, направившему дело в суд. «Сложилась парадоксальная ситуация — назначено предварительное слушание по делу, а жалоба моего клиента, которого ограничили в ознакомлении с материалами, Тюменским областным судом еще не рассмотрена»,— отметил адвокат господина Серянина Алексей Поздняков.

Господин Поздняков направил заявление заместителю генпрокурора Виктору Гриню, надзирающему за предварительным следствием, в котором просит провести проверку, как расследовалось это дело, а затем утверждалось тюменской прокуратурой. «Озабоченность вызывает и то, что описанные выше события происходят в то самое время, когда высшее руководство России и Китая уделяет особое значение развитию отношений между нашими странами и делаются значительные шаги, направленные на укрепление взаимного доверия и развития отношений, в том числе и в бизнесе. Необоснованное уголовное преследование граждан Китая никак не увязывается с заявлениями на высшем уровне, подрывая и авторитет российской правоохранительной системы»,— говорится в адвокатском заявлении заместителю генпрокурора. А в качестве примера приводится аналогичное дело по ст. 193.1 УК РФ — о предполагаемом выводе многомиллионных сумм за рубеж под видом фиктивных сделок по поставке продукции для «Гознака». Следственный департамент МВД России прекратил его за отсутствием состава преступления (подробно “Ъ” рассказывал об этом 3 июля) после двух с половиной лет разбирательства.

Николай Сергеев

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon