Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Сами с усами. Почему в России есть коммерсанты, но нет предпринимателей

Логотип Деловой Петербург Деловой Петербург 26.05.2017 Дмитрий Прокофьев
© wikipedia.org

В учебнике написано, что экономика — наука общественная и посвящена изучению того, каким образом люди принимают решения для максимального удовлетворения своих желаний. Люди постоянно чего–то хотят, поэтому находятся другие люди, которые придумывают, как удовлетворить желания своих соседей по обществу. Их мы называем предпринимателями.

Согласно результатам, опубликованным ВЦИОМ, 93% россиян хорошо относятся к соотечественникам, занимающимся мелким и средним бизнесом. Другое дело, что в возможность заниматься бизнесом открыто половина респондентов не верит. Кстати, доля тех, кто хочет заниматься своим бизнесом, выросла на протяжении последних лет, и сейчас ВЦИОМ оценивает ее в 25–30%. Больше половины потенциальных бизнесменов — молодежь до 24 лет. Наиболее привлекательными сферами для приложения своих сил на ниве предпринимательства россиянам кажутся розничная торговля (24%), общественное питание, транспорт и бытовое обслуживание (17%).

Насколько высок шанс проделать путь от чистильщика сапог до миллионера? Для России объективной статистики нет. Миллионеры и миллиардеры есть, и немало, но проследить их путь наверх не всегда представляется возможным. Существует исследование Peterson Institute for International Economics "Происхождение сверхбогатых". Ученые проанализировали рейтинги Forbes за последние 20 лет и выяснили, что состояния двух третей российских миллиардеров являются "политически связанными". Кто–то решил, что конкретным людям положено стать богатыми, вот они и стали. Повезло так. У монеты в России две стороны, говорил один вице–премьер (не устану его цитировать), кто–то заработал много денег, а кто–то все потерял и даже умер.

Почему так получается? Выдающийся российский социолог Симон Кордонский однажды заметил, что в России "нет предпринимателей", но есть коммерсанты. Разница, поясняет Кордонский, заключается в содержании рисков, которые несут предприниматели и коммерсанты. Последние рискуют на административном рынке в отношениях с бюджетом. У предпринимателя есть риск разориться, если товар не купят. А здесь, продолжает социолог свою мысль, другой риск — что тебя посадят и все отберут. В отличие от предпринимателей, подчеркивает Кордонский, коммерсанты конкурируют за госконтракт. Весь крупный бизнес в той или иной степени обслуживает государство через бюджет.

Есть еще мелкий бизнес, бизнес выживания, как его называет Кордонский. Вот где можно искать предпринимательство в его истинном смысле. Но какую роль малый бизнес может сыграть в экономике страны?

Оказывается, колоссальную. Российский экономист Андрей Мовчан однажды задался вопросом — что произойдет, если доля малого бизнеса в российской экономике будет сопоставима с той долей, которую малый бизнес имеет в США. Согласно его расчетам, случись такое, российский ВВП дополнительно получил бы минимум триллион долларов.

Что надо сделать, чтобы возник этот триллион? Государство постоянно говорит о том, что поддерживает бизнес, в том числе и деньгами. Понятно, что львиная доля этих денег попадает королям госконтрактов, но и малому бизнесу должно что–то доставаться. Особенно если речь идет об инновационных и производственных проектах, так любимых государством.

Дело не только в деньгах, нужно что–то еще, скажут американские экономисты Роберт Холл и Сьюзан Вудворд. Ученые проследили судьбу всех инновационных компаний в США, получивших венчурное финансирование в 1987–2008 годах. Изучив отчетность компаний, исследователи оценили, сколько денег заработали предприниматели. Оказалось, что 75% инноваторов в итоге не получили вообще ничего. Несколько человек заработали миллиарды. Вероятность стать миллионером составила 1%. Холл и Вудворд вычислили, что с учетом американских реалий доход предпринимателя сопоставим с доходом хорошего наемного профессионала. Успешного бизнесмена мотивируют не только деньги, сделали вывод экономисты.

Существует история о том, как министр французского короля спросил у купцов, чем правительство Людовика XIV могло бы помочь французскому бизнесу. Просто не мешайте нам, ваша светлость, мы все сделаем, ответил предприниматель. Крылатую фразу "Laissez–faire (позвольте нам действовать)" экономист Винсент де Гурне произнес без малого 260 лет назад, и до сих пор она остается актуальной. Не мешайте предпринимателям. Они все сделают сами.

Деловой Петербург

Деловой Петербург
Деловой Петербург
image beaconimage beaconimage beacon