Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Самоубийственные аресты

Логотип Lenta.ru Lenta.ru 26.05.2017

В пятницу, 26 мая, Госдума приняла закон об уголовной ответственности за создание «групп смерти» и вовлечение несовершеннолетних в смертельно опасные игры. Теперь за доведение до самоубийства с помощью угроз и унижений в интернете можно получить от пяти до восьми лет, а за создание соответствующих сообществ в соцсетях — до шести лет тюрьмы. Но на самом деле борьба с детскими суицидами может быть лишь прикрытием для конфликта, развернувшегося между Следственным комитетом и МВД. Подробности — в материале «Ленты.ру»

Именем закона

Документ о «группах смерти» подготовила вице-спикер Ирина Яровая, год назад отметившаяся резонансным и весьма неоднозначным пакетом антитеррористических законов, названных в ее честь. Как и тогда, депутаты единогласно одобрили предложенные меры, невзирая на претензии со стороны правительства и государственно-правового управления президента.

В документе предлагается добавить в статью 110 Уголовного кодекса пункт о доведении до самоубийства несовершеннолетних и беременных через публично демонстрирующиеся произведения, средства массовой информации и интернет. За это предусмотрено от пяти до восьми лет тюрьмы.

В УК также внесли новые статьи. Согласно 110.1 («Склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства»), фигурант рискует получить до двух лет за склонение к суициду «путем уговоров, предложений, подкупа, обмана или иным способом» и до трех лет — за соответствующие советы и указания. Если злоумышленники действовали как организованная группа через СМИ или интернет, а их жертвами стали несовершеннолетние или беременные женщины, то им грозит до шести лет тюрьмы.

© Предоставлено: Lenta.ru

Статья 110.2 («Организация деятельности, сопряженной с побуждением граждан к совершению самоубийства») предусматривает до четырех лет тюрьмы за «побуждение к совершению самоубийства» через описание способов ухода из жизни. Если же это делалось через интернет, то срок увеличивается до шести лет. Все добровольно сдавшиеся полиции и оказавшие помощь следствию освобождаются от уголовного преследования.

Наконец, статья 151.2 («Вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего») предусматривает штраф до 80 тысяч рублей или год тюрьмы за попытку уговорить подростка сделать что-то опасное для жизни. При использовании интернета срок может возрасти до трех лет.

В пояснении к закону Яровая пишет, что преступников нужно привлекать к ответственности, когда жертв еще нет, но имеются тревожные признаки. Например, сайты с суицидальной тематикой или игры «с вовлечением ребенка в суицидальную модель поведения». А статья 151.2 в первую очередь направлена на борьбу с городским экстримом. Это, например, поездки на крышах поездов, зацепинг и незаконное проникновение на крыши — руфинг.

Ведомственный конфликт

К закону возникает целый ряд вопросов, ведь несмотря на ряд уточняющих примеров, его формулировки весьма размыты. Например, под статью 110.2, то есть за организацию деятельности, связанной с побуждением граждан к совершению суицида, формально подпадают не только интернет-мемы, в том числе «автор, выпей йаду» и «иди убейся о стену» (тут даже указаны способ совершения самоубийств), но и, скажем, весьма популярный молодежный сериал Netflix «13 причин почему». А также бестселлер Джэя Эшера, по которому этот сериал снят.

Вопросы у юристов вызывает и статья 151.2. Вовлечением несовершеннолетних в опасные для их жизни действия можно посчитать многое. Скажем, совместное употребление алкоголя и наркотиков. Более того, под это определение подпадают и экстремальные виды спорта, особенно если из-за халатности не соблюдается техника безопасности.

© Предоставлено: Lenta.ru

Но главный вопрос состоит в самой первопричине принятия законов о «группах смерти». Известно, что на стадии разработки документ активно поддерживал Следственный комитет. Источники «Ленты.ру» в силовых структурах напоминают, что сотрудники СК еще в августе призывали ввести уголовное наказание за призыв детей к самоубийствам, а в феврале 2017 года по ведомству якобы циркулировал некий отчет о склонении несовершеннолетних к суицидальному поведению. Его авторы утверждали, что рост числа самоубийств среди подростков в 2016 году напрямую связан с повальным распространением «групп смерти».

Более того, в документе говорилось, что администраторы пабликов применяют специальные психологические методики, перекодируют сознание детей «в сторону суицидального мировоззрения и поведения» и заманивают особо неустойчивых из них в закрытые сетевые сообщества. Там же был сделан вывод о том, что за рядом групп стоят граждане иностранных государств, а многие картинки и ролики были сделаны за границей и адаптированы под российских зрителей.

«В высоких кабинетах на полном серьезе говорили, что все эти группы — элемент развязанной против России гибридной войны с применением нейро-лингвистического программирования. Дескать, на этот раз вероятный противник решил бить по нашей молодежи через интернет. А до этого враги, конечно же, использовали спайсы», — вспоминает источник «Ленты.ру».

По его словам, кардинально противоположную позицию заняли в МВД. Так, в марте замначальника главного управления по обеспечению охраны общественного порядка Вадим Гайдов отмечал, что лишь один процент подростков-самоубийц были подвержены влиянию «групп смерти». Он же поставил под сомнение саму эпидемию детских суицидов: в 2016 году было зарегистрировано 720 случаев, а в 2015-м — 685. По слухам, такая оценка даже спровоцировала очередной конфликт между двумя и так не особо любящими друг друга ведомствами, хотя официально в СК отрицают как наличие противоречий с МВД, так и существование закрытого доклада о детских суицидах.

Доказательные трудности

Тем не менее источники «Ленты.ру» в силовых структурах считают «группы смерти» камнем преткновения между ведомствами. Критическое отношение полицейских объясняется тем, что они столкнулись с лавиной заявлений и требований провести различные проверки. К тому же всеобщее внимание к проблеме провоцировало конфликт с начальством, требовавшим во что бы то ни стало установить фигурантов и возбудить уголовные дела, хотя сотрудники понимали, что в 90 процентах случаев найти виновных не получится.

© Предоставлено: Lenta.ru

Следственный комитет же попал в еще более затруднительную ситуацию: после громкого ареста администратора нескольких суицидальных сообществ Филиппа Будейкина (он же Филипп Лис) в ноябре 2016 года ему приписывали 15 подростковых самоубийств, однако позже выяснилось, что доказать его вину по 110-й статье крайне затруднительно. Более того, по словам источника «Ленты.ру», обвинение строится на показаниях всего нескольких несовершеннолетних потерпевших, а проведенные экспертизы лишь в паре случаев доказали, что жертвы были подписаны на принадлежавшие Лису сообщества f57.

Однако в случае принятия закона о «группах смерти» следователям будет куда проще продемонстрировать умение эффективно противостоять сетевым вызовам, особенно после того, как подростковые суициды назвали новой угрозой национальной безопасности. «И нет лучше примера, чем посадить Будейкина. И не его одного. Обыски проводили и у других ребят, и сейчас они проходят по делу как свидетели. А в России, как известно, от свидетеля до обвиняемого один шаг», — подытоживает источник.

© Кадр: Знак Вопроса / YouTune

Lenta.ru

image beaconimage beaconimage beacon