Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Славяне и НАТО

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 05.06.2017 Максим Юсин, обозреватель
© Геннадий Гуляев/Коммерсантъ

Максим Юсин, обозреватель

5 июня в НАТО официально вступила Черногория, став 29-м членом альянса. И ни разу еще за все время расширения Северо-Атлантического блока принятие в него нового участника не вызывало в Москве столь резкой, столь болезненной реакции.

Казалось бы, что такого страшного произошло? В НАТО давно состоит, например, Греция, с которой тем не менее у России дружеские отношения. Или, скажем, Словения, как и Черногория, входившая в состав бывшей Югославии. Она и в НАТО, и в ЕС, и к антироссийским санкциям, естественно, присоединилась. Что не мешает Москве плодотворно сотрудничать с Любляной, а в прошлом году, когда на Западе говорили о дипломатической изоляции Кремля, Владимир Путин нанес визит в Словению и тепло пообщался с ее президентом, опровергая мнение об этой самой изоляции.

Почему нельзя было столь же спокойно, философски отреагировать на вступление в НАТО Черногории? Ведь эта православная, славянская республика теснейшим образом связана с Россией — исторически, культурно, экономически. Российская диаспора там насчитывает несколько десятков тысяч человек. Туристов из России ежегодно — сотни тысяч. Наконец, Черногория — одна из самых русофильских стран в мире (в этом смысле конкуренцию ей может составить, пожалуй, только Сербия).

Казалось бы, что страшного, если в НАТО (а со временем, возможно, и в ЕС) вступит дружественная страна, которая лишь усилит условное «пророссийское лобби», будет стремиться сгладить острые углы и сблизить западный блок с Москвой? Но российские власти, похоже, так не считают. Присоединение к НАТО Черногории — именно Черногории — там сочли вызовом и демаршем. Почему? Причин много.

Во-первых, по вопросу членства в НАТО и внешнеполитической ориентации в целом общественное мнение Черногории расколото, но правительство не стало проводить референдум. Во-вторых, Подгорица присоединилась ко всем антироссийским санкциям ЕС, хотя формально могла этого не делать. Она не член союза, а пока лишь кандидат. Другой кандидат, Сербия, вводить против Москвы санкции отказалась.

В-третьих, в своем противостоянии с Россией черногорские власти проявили, пожалуй, избыточное рвение. Как говорил мне один высокопоставленный собеседник в Москве, особенно болезненно в Кремле восприняли случай, когда в декабре прошлого года на Генассамблее ООН Черногория выступила соавтором резолюции по Крыму, явно направленной против интересов России. Когда так поступают Польша или Литва, в Москве никто не удивляется. Но Черногория, которую привыкли считать братской…

В Москве у многих сложилось впечатление, что бывший президент и премьер Мило Джуканович, который по-прежнему остается самым влиятельным политиком Черногории, явно перестарался в своем стремлении подыграть Западу на российском направлении. Такого рвения, такого желания быть святее папы римского от него едва ли ждали даже в Вашингтоне и Брюсселе.

И уж точно не ждали в Москве. И перешли к ответным действиям — тоже, как представляется, избыточным. Россия сделала ставку на политических противников Мило Джукановича, причем на радикальных оппозиционеров. Власти Подгорицы убеждены, что в октябре прошлого года российские агенты готовили госпереворот и даже покушение на господина Джукановича — тогдашнего премьера. Публичные обвинения в этом со стороны черногорских официальных лиц стали поводом для еще большего недовольства Москвы.

Роспотребнадзор нашел в черногорских винах пестициды, запретив их импорт. Туристов предупредили, что с учетом роста антироссийских настроений ехать в республику опасно (живущие в Черногории россияне таких настроений, впрочем, не заметили). Информированные собеседники “Ъ” в Москве сообщили, что изучается вопрос о прекращении чартерного авиасообщения с Черногорией (а в летний сезон туда ежедневно летает до двух десятков рейсов из России). В Москву не пустили депутата черногорского парламента от правящей партии. Появились сообщения, что в «списки невъездных», составленные российскими властями, вошло практически все руководство балканской республики. Не остались в долгу и черногорцы — глава МИД Серджан Дарманович назвал неэффективными российские инвестиции в экономику страны.

В общем, конфликт разгорается — как лесные пожары в черногорских горах, тушить которые еще несколько лет назад прилетали самолеты российского МЧС. Дипломатический пожар тушить некому. Более того, создается впечатление, что обе стороны вошли в раж, накручивают и подстегивают себя. И готовы ссориться дальше. Исступленно, бессмысленно. Так, как это умеют делать славянские народы и их вожди.

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon