Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Смешна, как жизнь. Выставка скульпторов Дмитрия и Даниила Каминкеров в "Эрарте"

Логотип Деловой Петербург Деловой Петербург 24.06.2017 Станислав Савицкий

Сколько искусство ни сокрушает устои, оно неотделимо от традиций. Пусть деконструктивисты бушуют на арт–фронтах, все продолжается, как встарь, даже династии скульпторов. На выставке в "Эрарте" представлены работы Дмитрия и Даниила Каминкеров, отца и сына, — известной петербургской семьи художников. Каминкеры — одни из создателей Деревни художников, которая вот уже 30 лет живет и побеждает в Коломягах, несмотря на наступающие со всех сторон многоэтажки. Арт–колония на северо–западной окраине во многом определяет облик не только петербургского искусства, но и нашего города. "Авиатор" Дмитрия Каминкера встречает и провожает путешественников в терминале Пулково. Его "Гребец" на Первом суздальском озере давно полюбился не только коллегам по цеху, но и жителям Шувалово и Озерков.

Дмитрию Каминкеру удалось найти верное сочетание модернистской иронии и выразительной архаической формы. Многие его работы высмеивают стереотипы и клише. Оборотень в погонах — эхо медийной кампании десятилетней давности. Фундаменталист, пронзающий кинжалом балерину, — образ, становящийся все более актуальным. Помимо сатирической скульптуры Каминкер запоминается цеховыми шутками. Атлант переквалифицировался: теперь он держит не небо, а свод гигантской туфли. В древнеримском цирке закипает месиво тел: это дикие звери терзают первохристиан. Тут же присоседился романтичный палач, точно пописывает стишки.

Каминкер интересен не только чувством юмора. Его собаки, сколоченные из грубо обтесанных бревен, трогательны и сердиты. Особенно та, что лает то ли на зрителя, то ли на окружающую действительность, оторванную от эстетического идеала. В отличие от соцартистов и митьков славу скульптору принесли серьезные и даже пафосные вещи. Его визитная карточка — "Возвращение блудного сына". Эта скульптура, как и многие его работы, собрана из бесформенных кусков материала. Бревна, брус, жердь, кирпич — в одну минуту статуя распадается на вещи. И тут же вновь предстает как библейский сюжет: коленопреклоненный сын прощен отцом, превозмогшим гнев и скорбь. Эта вещь смешна, как "Дон Кихот" Сервантеса, как "F For Fake" Орсона Уэллса. Смешна, как жизнь.

Деловой Петербург

Деловой Петербург
Деловой Петербург
image beaconimage beaconimage beacon