Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Соединенные с Штатами

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 01.06.2017 Владислав Белов, руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН
© фото из личного архива

Владислав Белов, руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН

На этой неделе одной из главных тем в Германии стало воскресное выступление канцлера Ангелы Меркель. Оценивая итоги саммита G7, она сделала ряд важных заявлений, основной смысл которых — пришло время перестать полагаться на других (США) и начать опираться на собственные силы (Евросоюз). Это дало мировым СМИ повод предречь конец евроатлантизма, кризис германо-американских отношений и возрождение гегемонии ФРГ в Европе. Все три постулата неверны.

Ангела Меркель в очередной раз проявила талант политического тяжеловеса. Своим выступлением в Баварии она успешно решила по крайней мере две важные для себя задачи. С одной стороны, в дискурс предвыборной борьбы была введена чувствительная для многих избирателей тема недовольства президентом США Дональдом Трампом. С другой стороны, удалось еще больше укрепить партнерство Христианско-демократического союза (ХДС) Ангелы Меркель с баварским Христианско-социальным союзом (ХСС). Руководство и рядовые члены ХСС явно остались довольны выступлением.

Социал-демократический конкурент канцлера Меркель Мартин Шульц со своим соратником министром иностранных дел Зигмаром Габриэлем явно уступили лидерство в предвыборной внешнеполитической повестке. Первый из них ограничился критикой Ангелы Меркель — мол, такую позицию (особенно прямую критику Трампа) надо было обнародовать во время саммита НАТО и встречи G7, а не после этих мероприятий. Второй сосредоточился на критике идеи увеличения военных расходов.

При этом многие оппозиционные силы ФРГ поддержали критический внешнеполитический настрой Ангелы Меркель. Вообще, в Германии сложно найти политика, который симпатизировал нынешней американской администрации или смог бы внятно объяснить ее цели в отношении Евросоюза.

Ангела Меркель — кстати, по-прежнему убежденный "трансатлантист" — не первый канцлер, фактически вступивший в конфликт с американским лидером. В послевоенной истории таких случаев было как минимум четыре. Людвиг Эрхард конфликтовал с Линдоном Джонсоном по поводу участия Бундесвера в военных действиях во Вьетнаме. Вилли Брандт с Ричардом Никсоном — по "новой восточной политике" ФРГ. Гельмут Шмидт с Джимми Картером — по нейтронной бомбе. И наконец, Герхард Шредер с Джорджем Бушем-младшим — по военной интервенции в Ирак.

Нынешнее столкновение проходит по линии европейских ценностей — в основном по вопросам охраны окружающей среды и свободы торговли. Но, по сути, оно ничего не меняет в германо-американских отношениях. Они достаточно фундаментальны. Их политическим и экономическим лейтмотивом остается евроатлантизм. Конечно, нюансы есть и останутся, но не они в среднесрочной перспективе будут определять содержание сотрудничества между Германией (или в целом ЕС) и США.

Впервые за долгие годы внешняя политика становится одной из основных тем в немецкой предвыборной гонке. Наряду с Трампом значительную роль играют комплекс известных проблем вокруг Евросоюза ("Брексит", миграционный и долговой кризисы), а также перспективы его обновления и укрепления. Немаловажное место отводится России, Китаю, Ближнему Востоку. Теперь Ангеле Меркель предстоит закрепить свой внешнеполитический успех в ходе подготовки и проведения июльского саммита G20 в Гамбурге.

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon