Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Соединённые судьбой. Как сложилась жизнь сиамских близнецов из Литвы?

Логотип Аргументы и Факты Аргументы и Факты 28.05.2017 Татьяна Уланова

Уникальную операцию в 1989 г. провёл выдающийся нейрохирург Александр Коновалов. Решение далось непросто: прежде никто в мире не разделял краниопагов — сиамских близнецов, сросшихся головами. Это был огромный риск — одна или обе девочки могли погибнуть.

Незадолго до 30-летия Вилии и Виталии спецкор «АиФ» побывала в Вильнюсе и узнала, как сложилась жизнь сестёр Тамулявичуте, которую сохранил для них доктор Коновалов.

За что? Почему я?

Весной 1987 г. в семье Дайвы и Бронюса из небольшого литовского города Алитус ждали прибавления. Пара поженилась, когда невеста уже носила под сердцем ребёнка. Аппарата УЗИ в женской консультации не было. Но беременность протекала нормально, ничто не предвещало беды. И только в процессе родов, когда девочки «пошли» тремя ногами вперёд, врачи увидели, что тела сильно переплетены, и запретили Дайве тужиться...

Она ещё отходила от экстренного кесарева, когда в палату зашли два врача. Сделали успокоительное. Помолчали. А потом сказали правду. И у молодой мамы градом полились слёзы.

Жизнь со срощенными головами - это не жизнь. До операции, 1989 г. © Предоставлено: Аргументы и Факты Жизнь со срощенными головами - это не жизнь. До операции, 1989 г.

Дайва плакала тихо, беззвучно. Почти два года. Не переставая мучить себя вопросами, на которые у неё и теперь нет ответов: за что? почему именно я? как теперь жить?

Девочки родились маленькими, слабенькими. 3600 г — на двоих. Четыре месяца их выхаживали в больнице, не показывая маме. И всё это время она сходила с ума от неизвестности: выживут ли?

— Мама была в шоке, а папа... у нас герой, — говорит Виталия. — Она плакала, переживала, а он говорил: всё будет хорошо, просто надо что-то делать. Доктор Вайсис, ученик Коновалова, первым обследовал нас в Литве. Но и ему трижды пришлось уговаривать профессора на операцию. Всё не так просто было...

В Интернете есть видеокадры, сделанные до операции. Смотреть на девочек без слёз невозможно. Они были подвижными, активными, вели себя как обычные дети. Но жизнь со срощенными головами... Разве это жизнь? И чем дальше, тем мучительнее было бы их сосуществование.

Лето 1989 г. СССР. Все республики пока вместе, в одной семье. И ещё можно надеяться: если где-то случилась беда, с ней справятся сообща. Уж кому только не помогала Москва!

Операция по разделению сиамских близнецов Вилии и Виталии Тамулявичуте в НИИ им. Бурденко длилась почти сутки. Мир облетели кадры: профессор (а сегодня академик РАН) Коновалов подарил девочкам настоящую жизнь. Судьба доктора достойна отдельного рассказа. Впрочем, о масштабе личности скажут и два факта. За уникальную операцию имя Александра Николаевича было занесено в Книгу рекордов Гиннесса. И именно он один из первых получил удостоверение Героя Труда, когда в 2013 г. в России было восстановлено это звание.

Нейрохирург Александр Коновалов и сиамские близнецы из Литвы Виталия и Вилия. © Предоставлено: Аргументы и Факты Нейрохирург Александр Коновалов и сиамские близнецы из Литвы Виталия и Вилия.

Несколько раз в Москву с дочерьми летал папа Бронюс. Он же привёз их на операцию, стоял у дверей, волновался. И надеялся. Очень надеялся... Дома его ждала жена Дайва. Как только у неё хватило терпения в такой момент быть вдали от любимых девочек!

— Мама осталась дома с нашим маленьким братом, который родился через год после нас, — объясняет Вилия. — Но через три дня всё-таки приехала в Москву.

— Врачи не знали, как пойдёт операция, — дополняет Виталия. — Но этот риск был нужен.

О том, что у девочек есть брат-погодка, никогда не писали. Никому и в голову не могло прийти, что вскоре после рождения Вилии и Виталии мужественная Дайва забеременеет снова. Это сегодня уже известна грустная статистика: вероятность появления сиамских близнецов — один случай на 200 тыс. родов (из них лишь 2% — краниопаги). Около половины рождаются мёртвыми. Выживают после родов не более 25%. Тогда, 30 лет назад, Дайва этих цифр не знала. Но решила родить ещё.

Разве это можно скрыть?

Спустя много лет врачи скажут Вилии и Виталии: «Вы очень хотели жить». Слабенькие внешне, они были сильными духом. Когда после операции девочкам принесли абрикосы, они начали сами выковыривать косточки.

Операция в Москве стала основополагающей, но далеко не последней для сестёр. Черепа нужно было закрывать — кожу брали с тел самих девочек. Требовались реконструкция черепа, пластические операции — всего около 20 хирургических вмешательств.

— Родители никогда не скрывали, что мы родились срощенными, — продолжает Виталия. — Да и как такое скроешь? К нам постоянно приезжали журналисты. С раннего детства мы понимали: то, что случилось, — наша история, наша жизнь. И воспринимали как должное. Хотя сверстники и пытались обидеть, всё-таки Литва маленькая, о нас все знали. Обзывали сиамскими кошками. Даже драться приходилось. Да, наши родители сильные. Но и мы умели постоять за себя.

Счастливые родители и девочки после операции в НИИ им. Бурденко, 1989 г. © Предоставлено: Аргументы и Факты Счастливые родители и девочки после операции в НИИ им. Бурденко, 1989 г.

Где встретить такого, как папа?

Дайва, Бронюс и брат девушек Повилас по-прежнему живут в Алитусе. Мама оператор ПК на швейной фабрике, папа электрик, Повилас программист на предприятии, выпускающем спортивную одежду. А девушки несколько лет назад приехали в Вильнюс получать высшее образование да так и остались в столице. Виталия стала специалистом по истории искусств, очень любит читать, и в её сумочке всегда лежит какая-нибудь книга. Вилия — учитель истории. К сожалению, с работой в Литве плохо, устроиться по профессии сёстры пока не могут. Трудятся в одной книжной сети. Но в разных магазинах. И, как многие девушки, мечтают встретить настоящего мужчину, чтобы создать крепкую семью. Как получилось у их родителей.

— Наша бабушка вышла замуж в 35, родила троих детей, и мы сможем, — улыбается Вилия. — А почему нет? Никто не запрещает.

— Вилия уже готова, а мне хорошо так, как сейчас, — поправляет сестру Виталия. — Но мы нормальные женщины, уверена — все мечты сбудутся.

— Родители — хороший пример для нас, но, к сожалению, сегодня сложно встретить мужчину, как наш папа, — рассуждает Вилия. — Люди боятся жизненных сложностей, не умеют договариваться. Люблю — не люблю, хочу — не хочу, сейчас всё проще, не то, что раньше. Поэтому и браки распадаются. А семья — это не игра, оба должны трудиться, чтобы сохранить отношения. Но, если есть любовь, пережить можно всё.

В прошлом году родители купили дочерям квартиру, где у каждой своя комната. Им комфортно вдвоём, но они ценят уединение. Вопреки стереотипам о близнецах, которые якобы не могут жить друг без друга.

— Мы можем, — твёрдо говорит Виталия. — Если едем отдыхать, селимся в разных номерах. Нам необходимо отдыхать друг от друга. И это нормально.

Уже много лет сёстры живут обычной жизнью: гуляют по городу, путешествуют, встречаются с друзьями, ходят в кино и театр. Вилия и Виталия здоровые, весёлые и очень обаятельные девушки. Они похожи, и они разные: Виталия говорит больше и громче, Вилия — педант и более пунктуальна, чем Виталия. И, кстати, одинаковую одежду они никогда не носили.

Сегодня Вилия и Виталия здоровые, весёлые девушки, 2017 г. © АиФ Сегодня Вилия и Виталия здоровые, весёлые девушки, 2017 г.

Аргументы и Факты

Аргументы и Факты
Аргументы и Факты
image beaconimage beaconimage beacon