Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Сооснователь сети "Улыбка радуги" о ситуации с "Юлмартом" и о сделках с конкурентами

Логотип Деловой Петербург Деловой Петербург 29.05.2017 Елена Домброва
© Сергей Коньков

Вы сейчас миноритарный акционер, какая у вас доля?

— Да, глубоко миноритарный. Я не уполномочен раскрывать долю других акционеров, поэтому я и свою не называю, но она небольшая. Это, конечно, вызывает легкую грусть, ведь я создал эту компанию 25 лет назад, но я бы не променял маленький пакет в нашей компании на 100% в какой–нибудь другой.

Как вы строили работу с ЕБРР и что изменилось с приходом в 2012 году нового акционера, Дмитрия Костыгина (также совладельца федеральных сетей "Юлмарт", "Дефиле", "Рив Гош" и др.)?

— ЕБРР — это давно пройденный этап. С ним у нас было нормальное взаимодействие, по–европейски. Никаких проблем, но и не интересно. Когда пришел Дмитрий Костыгин, я был очень удивлен, так как не ожидал столкнуться с инвестором, который главной своей миссией в компании видит обучение менеджмента. Первое, что я от него получил, — это список литературы для менеджеров компании. Потом были семинары, на которых он помогал выстроить знания в единую стройную систему. Это был новый удивительный опыт, я стал иначе смотреть на бизнес и на жизнь.

Кто был инициатором сделки?

— Конечно, ЕБРР, потому что это была венчурная инвестиция и они на старте предупредили, что им надо будет выйти. Поэтому сюрприза не было. Другое дело, что у нас даже в договоре с ЕБРР было написано, что следующий инвестор должен быть иностранным. Я был убежден, что это должен быть стратегический инвестор, компания, которая занимается таким же бизнесом, как мы, только гораздо больше и имеет гораздо больше компетенций в этой сфере. ЕБРР обещал, что они смогут это обеспечить, но им это не удалось.

На управление компанией Дмитрий Костыгин воздействует?

— Несомненно. У нас стала совсем другая компания. Мы от административно–командной советской системы управления перешли к совершенно другому стилю. И это действительно было важным для меня, потому что коллектив вырос, я столкнулся с тем, что многих в лицо даже не знаю. Волей–неволей надо было что–то менять. И я не уверен, что я сам бы придумал, что делать.

А по дальнейшему изменению вашей доли есть планы?

— Это мой единственный бизнес. Я, наверное, в том возрасте, когда благополучие созданной мною компании для меня гораздо важнее, чем собственное. Поэтому, если будет возможность для роста компании, я не встану на пути ее развития просто по той причине, что "ну, ребята, у меня и так маленький пакет, я не хочу его еще уменьшать". Этого не случится.

То, что сейчас происходит с "Юлмартом", на вашу деятельность влияет?

Деловой Петербург

Деловой Петербург
Деловой Петербург
image beaconimage beaconimage beacon