Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Социалист против холодильника

Логотип Lenta.ru Lenta.ru 09.06.2017 Алексей Куприянов

В Великобритании завершились выборы в парламент страны. В течение бессонной ночи СМИ в онлайн-режиме публиковали результаты подсчета голосов. К утру стало ясно: явных победителей на выборах нет. Набравшие больше всех голосов тори проиграли, а пришедшие вторыми лейбористы открыто говорят о своем успехе. В специфике и результатах британских выборов разбиралась «Лента.ру».

«Эти выборы были устроены премьер-министром для того, чтобы получить подавляющее большинство мест в парламенте и упрочить свою власть. Миссис Мэй хотела получить мандат, и она его получила — правда, не тот, что ожидала. Консерваторы потеряли места, избирателей, поддержку и уверенность в себе». Так Джереми Корбин, лидер Лейбористской партии, которого большинство британского истеблишмента считают опасным радикалом, прокомментировал итоги выборов после объявления предварительных результатов. Он имел на это все основания: хотя его партия пришла второй, для нее голосование 8 июня 2017 года стало настоящей победой.

Больше грязи

Досрочные выборы-2017 затеяла премьер-министр Тереза Мэй в расчете на то, чтобы упрочить свои позиции перед грядущими голосованиями и переговорами по Brexit. У консерваторов было 330 голосов при 326 необходимых для формирования правительства, но Мэй этого было мало. Ей хотелось, как она выражалась, «получить мандат», безоговорочную поддержку британцев, одержать победу настолько сокрушительную, чтобы на любых переговорах она могла сказать: «За мной стоит вся страна».

© Предоставлено: Rambler Internet Holding LLC

Короткая избирательная кампания получилась очень насыщенной и небывало грязной. Когда опросы показали, что популярность лейбористов растет, вся консервативная пресса, от желтой The Sun до респектабельной The Times, обрушилась на лидера оппозиции Джереми Корбина и членов его кабинета. The Sun в последний день перед выборами вышла с изображением Корбина в мусорном баке и оскорбительным заголовком, а The Daily Mail отвела нападкам на руководство лейбористов сразу 13 страниц.

Лейбористы вели кампанию сравнительно спокойно, Корбин разъезжал по всей стране, выступая перед избирателями и не реагируя на льющиеся на него тонны грязи.

Человек-надежда

Итог выборов таков: консерваторы взяли 319 мест, лейбористы — 261. На первый взгляд, партия Мэй победила, но на самом деле это поражение — пусть не катастрофическое, но имеющее далеко идущие последствия.

Прежде всего, консерваторы потеряли большинство в парламенте. У них, конечно, есть наготове союзники — Демократическая юнионистская партия из Северной Ирландии, у которой 10 мест. Вместе они наберут достаточно депутатов, чтобы сформировать правительство, но и только. Ни о каком подавляющем преимуществе в парламенте речи быть не может, и теперь любое решение — в рамках переговоров по Brexit в том числе — Мэй придется согласовывать с оппозицией.

Лейбористы не напрасно празднуют победу. Эти выборы дали им на 29 мест больше, чем прежде. Выдающийся результат, если учесть, что во главе партии стоит Джереми Корбин — радикал и настоящий социалист, которого даже часть верхушки лейбористской партии числит в опасных революционерах. Из-за противоречий между Корбином и его командой и старыми, системными лейбористами партия, на первый взгляд, находится в перманентном кризисе. Корбин уже справился с несколькими попытками ползучего переворота, укрепив свое положение, но его шансы на выборах оставались неясными. Пресса дала ему презрительную кличку no-hoper — «человек, которому не на что надеяться».

© Предоставлено: Rambler Internet Holding LLC

Однако выборы показали, что на самом деле резкую риторику Корбина поддерживают миллионы британцев. Лейбористы вырвали у консерваторов более 20 округов в Англии. Более того: опросы показали, что за левых голосует все больше образованной молодежи — а это значит, что партия находится на пути к успеху, который прочно связан с именем радикала Джереми Корбина.

Националисты: поражение в Шотландии, победа в Ирландии и Уэльсе

Успех лейбористов был бы еще сокрушительнее, если бы не Шотландия. Там Шотландская национальная партия внезапно потеряла сразу 21 место из 56 — серьезный удар для премьера Николя Стерджен, еще недавно обещавшей новый референдум о независимости. Причем места эти ушли в основном к консерваторам. Поражение стало для шотландских националистов шоком: в парламент не прошли зампредседателя партии Ангус Робертсон и бывший лидер Алекс Салмонд. Это позволило тори смягчить поражение в Англии, хотя бы частично компенсировав потерю мест. Часть мест у националистов отобрали лейбористы, еще несколько — либерал-демократы.

Никола Стерджен назвала произошедшее серьезным ударом для своей партии и заявила, что приостановит подготовку к новому референдуму о независимости. При этом, по ее словам, у националистов есть все основания смотреть в будущее с оптимизмом: за них по-прежнему голосует почти миллион человек, и их поддержка остается на высоком уровне, а поражение объясняется спецификой британской избирательной системы.

Эти выборы оказались успешными не только для лейбористов, но и для других левых партий, включая левоцентристские и левонационалистические. Ирландские социал-националисты из «Шинн Фейн» получили 7 мест, их коллеги из «Плайд Камри», выступающие за независимость Уэльса — 4. А вот правым не повезло: UKIP, на прошлых выборах получившая единственное место в Палате Общин, в этот раз не взяла ни одного, хотя за нее проголосовали по всей стране почти два процента населения.

Обаяние холодильника

Причин поражения консерваторов несколько.

Прежде всего, люди просто устали от выборов. За последние несколько лет британцам пришлось голосовать несколько раз: референдум о независимости Шотландии в 2014 году, парламентские выборы два года назад, плебисцит о Brexit. Мэй после своего вступления в должность пообещала, что выборов в ближайшее время не будет — и тут же нарушила свое слово. Причина была слишком очевидна, расчет слишком циничен, и это в итоге возымело противоположный эффект.

К тому же незадолго до выборов консерваторы с подачи Мэй включили в свой манифест крайне непопулярный пункт, который резко повышал стоимость услуг соцслужб и сиделок для пожилых людей. Документ, получивший название «закон о налоге на деменцию», был с возмущением встречен в обществе, его раскритиковали даже многие консерваторы. Мэй предстала перед избирателями в крайне неприглядном виде. Хотя перед самыми выборами законопроект отозвали, скандал уже успел изрядно навредить тори, обнажив все скандалы и разногласия внутри партии.

© Предоставлено: Rambler Internet Holding LLC

Неожиданно против Мэй сыграли недавние теракты в Лондоне. Традиционно любые вопросы, связанные с безопасностью, консерваторы отыгрывают лучше оппонентов, но не в этот раз. Мэй пообещала усилить меры безопасности — и тут лейбористы напомнили, что в бытность главой МВД она сама проводила масштабные сокращения в полиции, чтобы сэкономить бюджетные деньги, и от этой реформы британские стражи порядка никак не могут оправиться уже год. Взамен Корбин пообещал обратить особое внимание на местные дружины помощи полиции, которые, по его замыслу, должны сработать как эффективное средство от джихадистского подполья.

Но больше всех Мэй навредила себе сама. Она отказалась от теледебатов с Корбином и представителями других партий. Вместо бессмысленных телешоу, объяснила премьер, она предпочтет общаться с живыми людьми, чтобы узнать их нужды и горести.

Вот как раз с живыми людьми у Терезы Мэй не заладилось. Она избрала себе имидж «железной леди» наподобие Маргарет Тэтчер — прагматичной, твердо стоящей на ногах, избегающей ненужного идеализма. Но на встречах с избирателями внезапно выяснилось, что она просто не умеет нормально разговаривать с обычными людьми, предпочитая спонтанным разговорам заранее расписанные мероприятия, а живой беседе повторение заученных мантр о «сильном и стабильном руководстве, в котором так нуждается страна». Она заслужила издевательское прозвище Maybot — за то, что подобно роботу бубнила все время одно и то же.

«Тереза Мэй обладает обаянием, ораторскими качествами и привлекательностью холодильника, забитого просроченными полуфабрикатами», — издевательски заметил один из консервативных журналистов. Понятно, что на этом фоне уверенный в себе и в своих идеалах Корбин, у которого находилось время и на дебаты, и на встречи с избирателями, выглядел куда лучше.

Что же означают итоги выборов? Будет Brexit или нет? Мэй уже объявила, что в отставку не собирается — а значит, однажды запущенный маховик выхода из ЕС будет вращаться и дальше. Но вращаться тяжело и трудно: отныне Мэй и ее союзникам-юнионистам придется договариваться с обретшими уверенность в себе лейбористами о каждом шаге.

© Фото: Parliament TV / Reuters

Lenta.ru

image beaconimage beaconimage beacon