Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Стокгольмский арбитраж – предвестник новой «газовой войны»?

Логотип Аргументы и Факты Аргументы и Факты 06.06.2017 Александр Дудчак

Разбирательство между «Газпромом» и «Нафтогазом» по поводу контрактов от 2009 года на поставку российского газа на Украину и его транзит в Стокгольмском арбитраже длится уже почти три года. В последний день мая в Стокгольме было вынесено промежуточное решение по этому делу. То, что решение промежуточное, а не окончательное, не смутило многих украинских политиков, как действующих, так и находящихся «в резерве», заявивших, что решение Стокгольмского арбитража — настоящая «пэрэмога» Украины.

Однозначная победа?

Александр Дудчак. © Из личного архива Александр Дудчак.

Замглавы МИД Украины по вопросам европейской интеграции Елена Зеркаль считает, что для Украины «это однозначная победа. Евроинтеграция в силе». Бывший премьер Арсений Яценюк, один из инициаторов судебных тяжб с «Газпромом», заявил,— «Это самое крупное поражение российской монополии, а точнее — политической компании, которой руководит лично Путин... Мы победили. Убежден, что и любую другую войну с Россией мы так же выиграем».

Не мог не прокомментировать событие и считающий себя президентом Украины Петр Порошенко. «Благодаря решению Стокгольмского арбитража Москва потеряла возможность использовать газ как оружие политического давления и шантажа», — написал Порошенко на своей странице в Фейсбуке.

«Война», «оружие», «поражение», «победа»... Не слишком ли милитаристская лексика в оценках события?

Причина этого приступа переможной радости объясняется тем, что стокгольмские арбитры отменили указанный в соглашении принцип «бери или плати» — основной камень преткновения в споре. Также решение арбитража от 31 мая касается еще двух спорных моментов: условия о запрете реэкспорта газа и формулы определения цены газа, которая, по мнению украинской стороны, требует пересмотра расчетов с 2014 года. Но решение носит «принципиальный характер» и считается промежуточным, так как судом не были определены суммы компенсации, причитающиеся каждой стороне. Претензии же у обеих сторон разбирательства друг к другу немалые. Суммарные требования по денежной компенсации «Нафтогаза» к «Газпрому» составляют $30,3 млрд, требования «Газпрома» к «Нафтогазу» — $47,1 млрд.

Однако задача арбитража — лишь вынести решение по иску, но альтернативных источников углеводородов он не предоставляет, и поэтому радость со стороны Киева может быть преждевременной. На Украине считают, что благодаря такому решению удастся сэкономить минимум $45 млрд. Хотя «Газпром» рассчитывал получить в качестве компенсации за периоды, когда между ним и «Нафтогазом» не были подписаны дополнения к контракту по отмене условия «бери или плати», сумму в $34,5 млрд., остальная сумма связана с иными претензиями.

Радоваться нечему

По формуле цены — суд принял решение о ее пересмотре не с 2011 по октябрь 2015 года, как надеялся «Нафтогаз», а лишь с 2014 года. Соответственно, и компенсация «Нафтогазу», в размере $14,1 млрд. будет как минимум значительно уменьшена, если вообще будет. Да и вопрос цены в связи с отменой правила «бери или плати», еще окончательно не решен. Ведь цена устанавливалась исходя из объемов в $52 млрд., которые Украина должна была выкупать у РФ в соответствии с соглашением. Изменение этих объемов не может не отразиться на цене.

Это понимают и украинские специалисты. Так, например, член наблюдательного совета НАК Владимир Демчишин в комментарии агентству «Интерфакс-Украина» сказал: «Послушайте, вы, когда подписывали контракт, хотели брать один объем, а по факту берете меньший. Заставлять вас брать дополнительный объем нельзя. Но при этом и цена газа будет не такой, как вы предлагаете, дисконт будет меньшим».

По реэкспорту газа у «Газпрома» никаких финансовых претензий не было. Вот только какому разрешению на реэкспорт радуются Яценюк и Компания? Ведь на всех уровнях киевской власти заявляют, что Украина не покупает у России газ с 26 октября 2015 года. Что же они собираются реэкспортировать?

Возникает еще и такой вопрос — если газовые контракты все же были такие невыгодные Украине, то значит, не напрасно Юлию Тимошенко осудили в 2011 году именно из-за их подписания («за превышение служебных полномочий при подписании газовых контрактов, которое повлекло тяжкие последствия для государства»)?

Сама же Тимошенко удивляет своим комментариями: «Украина выиграла Стокгольмский арбитраж по контракту 2009 года против Российской Федерации. Я искренне радуюсь этому и считаю, что это победа Украины». По ее уникальной логике, именно «газовый контракт», подписанный в 2009 году, дал возможность Украине бороться в Стокгольмском арбитраже против «Газпрома» и одержать победу! «Если бы этот контракт был плохим, то мы бы никогда не победили бы в Стокгольмском арбитраже»,— убеждена Тимошенко. Перед глазами вновь всплывает образ Людвига Аристарховича из «Нашей Раши»: «И кто же это наделал?!»

Платить все равно придется

Решение Стокгольмского арбитража, хоть и промежуточное, не защищает Украину полностью от необходимости удовлетворить претензии со стороны «Газпрома», тем не менее, дает неадекватным политическим силам в Киеве ощущения международной поддержки в их деструктивной политике. По крайней мере, в отношении действий, связанных с закупкой углеводородов в РФ и транзите их в Европу.

Судя по настроению киевского руководства, риторике в оценках промежуточного решения Стокгольмского арбитража, и исходя из состояния украинской экономики, можно предположить, что Киев готовится к новой «газовой войне». К ее методам уже прибегал «оранжевый» президент Ющенко в 2005-2006 и 2008-2009 годах. Был и несанкционированный отбор газа, и срыв поставок в Европу.

Но все это было при более стабильном состоянии украинской экономики. Нынешняя киевская власть рвет все связи с Россией, которые только могут быть — от транспортного сообщения и виртуального общения до прямых родственных связей.

В руководстве «Нафтогаза» уже начинают убеждать самих себя, что может отпасть необходимость выплачивать и $2,2 млрд. долга за газ, потребленного в 2013-2014 годах. Почему бы и не помечтать, если «Европа с нами»? И почему бы не отобрать газ в счет уплаты штрафа по антимонопольному делу? На что глава «Газпрома» Алексей Миллер заранее ответил (в кулуарах Петербургского форума на вопрос журналистов, видит ли он риски такого отбора газа): «Пусть попробуют».

Тем не менее геноцид российского бизнеса в Украине не обошел стороной и «Газпром». Усилия киевских властей по розыску имущества «Газпрома» с целью ареста принесли успех. В конце мая Минюст Украины арестовал акции предприятия «Газтранзит», которые принадлежали «Газпрому», в рамках «расследования нарушений российской компанией антимонопольного законодательства». Невзирая на то, что «Газпром» не ведет дела на территории Украины, Антимонопольный комитет выписал ему штраф на $3,2 млрд. на основании того, что «Газпром» владеет 40% акций «Газтранзита».

Опасный прецедент

Нынешние украинские политические деятели понимают, что при такой политике 2019 год может стать последним в истории транзита российского газа через территорию Украины. По крайней мере, если они сами останутся у власти до 2019 года. Эта неуверенность указана даже в проекте Энергетической стратегии Украины до 2035 года.

Киев по инерции пытается заслужить расположение Запада с помощью антироссийской политики. На иное Порошенко уже не способен. И лучшего повода для демонстрации такой позиции, чем новая «газовая война», сложно придумать. Будет ли и далее Европа поддерживать выходки украинского руководства себе в ущерб, если спрос на российский газ в Европе растет и его потребление в первые дни лета соответствует зимним нормам?

В истории со Стокгольмским арбитражем удивляет и настораживает сам факт пересмотра контрактов задним числом. Неужели теперь это будет нормальной практикой для всех международных экономических соглашений, если вдруг подписанные условия перестанут устраивать одну из сторон? Или контракты можно будет пересматривать только в том случае, когда одна из сторон — Россия? Не исключено, что большую «газовую войну» готовит сама Европа, так как условия контрактов с Украиной по газу не уникальны, и они схожи с подписанными и с европейскими странами, а Украина в этом случае была использована для создания прецедента.

Аргументы и Факты

Аргументы и Факты
Аргументы и Факты
image beaconimage beaconimage beacon