Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Украденные картины Левитана вернулись в дом-музей художника

Логотип Комсомольская правда Комсомольская правда 26.05.2017 Комсомольская правда
Перед тем, как найденные картины окончательно вернулись в плёсский музей, их чествовали в зале “Левитан-холла”. © Михаил ФРОЛОВ Перед тем, как найденные картины окончательно вернулись в плёсский музей, их чествовали в зале “Левитан-холла”.

Три года назад, глубокой августовской ночью по набережной города Плёс в Ивановской области пронёсся мотоцикл - его урчание еще несколько минут было слышно вдоль сонных берегов Волги. На этом мотоцикле из Плёса вывезли пять картин Исаака Левитана. Вывезли, как казалось, навсегда: пожарно-охранная сигнализация плёсского мемориального музея-квартиры сработала с опозданием, и, когда полиция перекрыла дороги, было уже поздно.

У этих пяти полотен - совсем небольших этюдов, шедевров разных периодов творчества Левитана - какая-то не то чтобы несчастливая, но на редкость неспокойная судьба. До августовской кражи в 2014 году их уже дважды пытались похитить. В 1994 картины удалось найти, а в 2013-м похитителей спугнула сигнализация. Но на этот раз всё оказалось серьезнее - расследовать дело по горячим следам не получилось. Следователи не сдавались, потянулись долгие месяцы поисков. Через два года мало кто верил, что картины смогут вернуться в музей, и поэтому предновогодняя, в декабре 2016-го, новость о поимке похитителей и обнаружении полотен показалась чудом.

Спустя еще полгода, в мае 2017-го, свидетелями возвращения картин в плёсский музей стали журналисты "КП", которые приехали на Волгу вместе с участниками пресс-тура "Плёс - культурно-исторический проект и объект событийного туризма" (организованного Постоянным Комитетом Союзного государства и МИА "Россия сегодня"). 21 мая в "Левитан-холле" состоялась торжественная церемония встречи экспонатов.

В каждом из пяти этюдов, несмотря на их бесхитростные сюжеты, - тепло и щемящая левитановская нежность. Заросший ряской пруд, покосившиеся ограды, бутоны роз: как говорил автор, "самый простой мотив достоин изображения - если художник полюбит его и сердечно о нем расскажет".

- Каждый музейщик знает: такой акт вандализма, как кража, иногда причиняет произведениям искусства фатальные, необратимые повреждения. Нам повезло, что те работы, которые мы получили из рук следователей, смогли получить свой первозданный вид, - сказала директор музея-заповедника Алла Чаянова. По ее словам, наиболее пострадали рамы ("родные" - к большинству картин их подбирал сам Левитан), но и их реставраторам удалось полностью восстановить.

Дмитрий Сергеев, генеральный директор Всероссийского художественного научно-реставрационного Центра им. академика Грабаря, специалисты которого работали с полотнами, подтвердил: серьезного вмешательства Центра, к счастью, не понадобилось. Его сотрудники сделали лишь некоторые чистки и поновления, и также дополнительно поработали с рамами.

Из печальной истории в Плёсе постарались извлечь уроки: в музее усилена сигнализация, укреплены входы и окна - выходящие прямо на Волгу, в тот мир, о котором друг художника, Антон Чехов, сказал: «В природе столько воздуха и экспрессии, что нет сил описать. Каждый сучок кричит и просится, чтобы его написал Левитан...».

Натюрморт “Розы” был создан, скорее всего, в качестве подарка даме (судя по надписи в углу по-французски “souvenir”). Своим ученикам Левитан настоятельно рекомендовал изучать цветы, считая это благодарнейшей задачей для колориста. © Михаил ФРОЛОВ Натюрморт “Розы” был создан, скорее всего, в качестве подарка даме (судя по надписи в углу по-французски “souvenir”). Своим ученикам Левитан настоятельно рекомендовал изучать цветы, считая это благодарнейшей задачей для колориста.

Натюрморт “Розы” был создан, скорее всего, в качестве подарка даме (судя по надписи в углу по-французски “souvenir”). Своим ученикам Левитан настоятельно рекомендовал изучать цветы, считая это благодарнейшей задачей для колориста.

Этюд “Овраг. Забор”. © Михаил ФРОЛОВ Этюд “Овраг. Забор”.

Этюд “Овраг. Забор”.

Этюд “Полустанок” напоминает о том печальном периоде в жизни художника, когда он был вынужден уехать из Москвы в связи с выселением евреев за черту оседлости. Левитан поселился в подмосковном поселке Салтыковка, у железной дороги. © Михаил ФРОЛОВ Этюд “Полустанок” напоминает о том печальном периоде в жизни художника, когда он был вынужден уехать из Москвы в связи с выселением евреев за черту оседлости. Левитан поселился в подмосковном поселке Салтыковка, у железной дороги.

Этюд “Полустанок” напоминает о том печальном периоде в жизни художника, когда он был вынужден уехать из Москвы в связи с выселением евреев за черту оседлости. Левитан поселился в подмосковном поселке Салтыковка, у железной дороги.

Поздний этюд “Тихая речка”: художнику 39 лет, он академик живописи, профессор. В этот период Левитан писал обычно без предварительного рисунка на грунте, прямо красками в холст, обозначая карандашными линиями лишь границы света. © Михаил ФРОЛОВ Поздний этюд “Тихая речка”: художнику 39 лет, он академик живописи, профессор. В этот период Левитан писал обычно без предварительного рисунка на грунте, прямо красками в холст, обозначая карандашными линиями лишь границы света.

Поздний этюд “Тихая речка”: художнику 39 лет, он академик живописи, профессор. В этот период Левитан писал обычно без предварительного рисунка на грунте, прямо красками в холст, обозначая карандашными линиями лишь границы света.

Этюд “Речная заводь (Прудик)”: все оттенки зеленого, от коричневатого до изумрудного, охристого, фосфоресцирующего бело-зеленого. © Михаил ФРОЛОВ Этюд “Речная заводь (Прудик)”: все оттенки зеленого, от коричневатого до изумрудного, охристого, фосфоресцирующего бело-зеленого.

Этюд “Речная заводь (Прудик)”: все оттенки зеленого, от коричневатого до изумрудного, охристого, фосфоресцирующего бело-зеленого.

Комсомольская правда

Комсомольская правда
Комсомольская правда
image beaconimage beaconimage beacon