Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Уставный суд защищают от публичности

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 05.06.2017 Анна Пушкарская, Санкт-Петербург
Судья Уставного суда Ольга Герасина © ТАСС Судья Уставного суда Ольга Герасина

Суды Санкт-Петербурга отказываются рассмотреть жалобы на отказ УС публиковать особое мнение

В Санкт-Петербурге развивается скандал вокруг отказа Уставного суда (УС) города опубликовать особое мнение судьи Ольги Герасиной о том, что УС нарушил «критерий беспристрастности» при рассмотрении городского закона о местном самоуправлении. Трое петербургских юристов независимо друг от друга теперь судятся с самим УС, добиваясь в апелляции защиты своего права на информацию, в которой им уже отказали суды первой инстанции.

В горсуд Санкт-Петербурга поступили частные жалобы вице-президента Федерального союза адвокатов Сергея Попова, экс-кандидата в судьи УС Надежды Вересовой и студента юрфака СПбГУ Артема Кутловского в связи с отказом Смольнинского райсуда рассмотреть их административные иски к УС. Еще одну жалобу Сергей Попов направил на отказ самого городского суда проверить незаконное, по его мнению, толкование нормы закона об УС, которое привело к этому спору.

Напомним, скандал разгорелся после того, как трое петербургских юристов, узнав из “Ъ” об отказе УС публиковать особое мнение судьи, обратились в другие суды о нарушении своих прав на доступ к информации о деятельности суда (см. “Ъ” от 27 января и 6 мая). Зампред УС Ольга Герасина, выступившая с особым мнением, указывала, что судья Игорь Тимофеев не имел право рассматривать дело о проверке закона о местном самоуправлении. Оспаривавшийся в УС закон принимался заксобранием, депутатом которого был господин Тимофеев (до этого трудившийся паталогоанатомом и параллельно получивший юридическое образование). Однако УС во главе с Натальей Гуцан (однокурсница премьера Дмитрия Медведева, супруга заместителя генпрокурора РФ Александра Гуцана) впервые в истории судебной системы отказался приобщать к материалам дела и опубликовать особое мнение судьи, решив, что оно «таковым не является».

Смольнинский райсуд решил, что доводы истцов сводятся к несогласию с действиями УС, а «возможность оспаривания действий суда по осуществлению правосудия» путем подачи административного иска Кодексом административного судопроизводства не предусмотрена. Все трое истцов в своих частных жалобах просят горсуд Петербурга отменить это решение и вернуть дело на рассмотрение, настаивая, что их иски не касались действий УС, «связанных с осуществлением правосудия». Речь шла не о решении УС по существу конкретного дела, а о неисполнении УС возложенных на него как на госорган законом об УС (регламентирующим его организацию и деятельность), «иных административных функций» — по опубликованию особого мнения, являющегося «неотъемлемой частью» официального судебного акта УС.

Артем Кутловский также доказывает, что отказ в принятии его административного искового заявления был незаконным и необоснованным, поскольку в иске оспаривалось и бездействие аппарата УС, на который возложена обязанность публиковать особые мнения. Смольнинский суд нарушил право на судебную защиту и даже не указал, в каком судебном порядке должен рассматриваться такой иск, говорится в жалобе студента.

Сергей Попов также обжалует в апелляции отказ самого городского суда проверить примененное в этом деле УС толкование нормы закона об УС, обязывающей публиковать особые мнения. «Пространные рассуждения истца на тему внутренней обстановки в деятельности УС не могут быть отнесены к правовым доводам, дающим право на обращение с административным иском»,— решила без рассмотрения по существу судья Татьяна Гунько (экс-кандидат в Верховный суд РФ), указав, что из заявления адвоката не следует, что затрагиваются его права, свободы и законные интересы.

«Возможность придания такого истолкования и правоприменения оспариваемой нормы», которое позволило УС не публиковать особое мнение, «нарушила мое установленное Конституцией право истца на свободный поиск и получение информации любым законным способом, а также затруднила осуществление моего права на передачу и распространение этой информации, заявил в апелляционной жалобе адвокат Попов. Он утверждает, что суд обязан проверить соответствие применения на практике оспариваемой нормы её буквальному смыслу.

«Отказ заявителю в возможности защитить свое право на информацию превращает в пустой звук и одно из главных конституционных прав — на судебную защиту»,— подтверждает представитель господина Кутловского, старший юрист «Команды 29» (специализируется на делах о свободе информации) Дарья Сухих. Отметим, что спор обостряется на фоне того, что УС в последние годы практически простаивает: с начала года на рассмотрение в УС не поступили ни одна жалоба и ни один запрос.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon