Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Участники форума в Петербурге не знают, что ждать после выборов

Логотип Reuters Reuters 03.06.2017 Дарья Корсунская

Дарья Корсунская

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ (Рейтер) - Приступать к восстановлению российской экономики надо не с решения экономических вопросов, а с политических и правовых, пришли к выводу участники Петербургского экономического форума, назвав в очередной раз ключевым препятствием кризис доверия.

Russian former Finance Minister Kudrin meets with the media at the St. Petersburg International Economic Forum © REUTERS/Stoyan Vasev/TASS/Host Photo Agency/Pool EDITORIAL USE ONLY. Russian former Finance Minister Kudrin meets with the media at the St. Petersburg International Economic Forum

Однако не смогли ответить на вопрос, как этого добиться и кто это будет делать, а президент Владимир Путин не развеял опасения либералов во власти и предпочел сосредоточиться на цифровых технологиях и проектном финансировании.

Качество госуправления и всевластие правоохранительных органов ставят крест на инвестиционном климате России и росте экономики, не первый год твердят чиновники, бизнесмены и эксперты.

Глава крупнейшего госбанка РФ Сбербанка и бывший министр экономики Герман Греф на традиционном завтраке в рамках форума в качестве основного блюда выбрал вопрос "Что ждать после мая 2018 года?", то есть после выборов президента и формирования нового правительства.

"Когда мы говорим, что будет после мая 2018 года, связываем это с тем, что вот президент придет, скажет, и мы будем это выполнять. Поэтому от кого это зависит – все и так знают. Здесь вопроса нет. Вопрос будем ли мы что-то делать и в состоянии мы что-то сами предложить?", - задал тон дискуссии глава бюджетного комитета Госдумы Андрей Макаров.

Необходимость срочных действий признали все единогласно, и большинство назвали в числе первых реформу госуправления, а также судебную и правоохранительную реформы.

Чиновники всегда стараются привязать реформы к политическому циклу и согласовывают идеи с действующим правительством, но оно меняется, и новое не хочет делать то, что было утверждено старым, посетовала глава Счетной палаты Татьяна Голикова.

Глава Минфина Антон Силуанов предостерег от раздачи денег и призвал во власть инициативных людей.

"У нас некоторые воспринимают реформы, как дополнительный объем ресурсов. Вот не дадите ресурсов – ну извините. Такой подход не может лечь в основу следующей команды. Нужны люди, которые генерировали бы сами реформы и не ждали бы команды сверху", - сказал Силуанов.

После активной борьбы с коррупцией и ряда громких дел бизнес и чиновники боятся принимать решения, признал Греф, при этом коррупция никуда не делась:

"Позитивная энергия притушена, а негативная энергия ушла в глубокое подполье. Количество уголовных дел гигантское, и бизнес начинает терять уверенность, перестает принимать решения. У чиновников есть право трактовать по-разному и за право на ошибку можно получить уголовное преследование".

В стране всего 2 процента людей хотят заниматься бизнесом, привел данные глава Центра стратегических разработок (ЦСР), бывший министр финансов Алексей Кудрин.

Это связано с отсутствием доверия, отметил ректор московской школы Сколково Андрей Шаронов.

"Первое, о чем говорят предприниматели, это большое чувство недоверия. Недоверие ко всему, недоверие друг к другу, недоверие к государству. И это порождает как следствие второй фактор – большую апатию. Люди не хотят рисковать, люди не хотят ничего делать, и в этом смысле попытки увеличивать инвестиции обречены на провал, потому что люди сжались и спрятались", - сказал Шаронов.

Бизнес не чувствует себя защищенным, потому что законодательство и правоприменение устроено так, что при желании можно всегда доказать, что они поступают незаконно – "нужно создать среду, которая бы не била бы по рукам и тем более не закрывала их за какие-то выдуманные предлоги", призвал Шаронов.

До того как обсуждать налоги, надо обсудить безопасность жизни и собственности, согласен ректор Российской академии народного хозяйства Владимир Мау.

"Когда в 1921 году советская власть на волне НЭПа приняла решение о гарантировании вкладов в банках, у одного нэпмана спросили: вы понесете деньги в банк? И он ответил: конечно, не понесем, вы не гарантируете сохранность жизни вкладчика. И это очень важный тезис, который говорит о том, что государственные политико-правовые факторы гораздо важнее экономических", - сказал Мау.

Позднее, выступая на основной сессии форума, Владимир Путин лишь вскользь упомянул о судебной реформе, напомнив о подготовленных ЦСР предложениях, направленных на повышение независимости судей.

МОЖНО ЖИТЬ БЕЗ РЕФОРМ

Реформа госуправления должна подразумевать ответственность за результат, сказал Макаров.

"За что сегодня отвечает руководитель, чиновник любого уровня? За что угодно, кроме результата. Министр экономического развития никогда в жизни не будет отвечать ни за состояние экономики, ни за то, что он сделал, ни за то, что он не сделал. Если, конечно, однажды ночью он не пойдет в Роснефть", - сказал он.

Бывший министр экономики Алексей Улюкаев был задержан в конце прошлого года в офисе Роснефти по обвинению в получении взятки и находится под домашним арестом.

Все госпрограммы исполнены меньше чем на 50 процентов, а наказание никто не понес, заметил Кудрин.

"У нас с 2008 по 2017 год средний темп роста экономики 1,0 процент. Это потерянное десятилетие", - сказал Кудрин, назвав в числе главных причин отсутствие реформ и огосударствление экономики.

"Самое важное преодолеть ментальность, которая звучит так: если ты ничего не делаешь, ошибиться не можешь. Нужно открыть дверь для нового мышления", - призвала глава Всемирного банка Кристалина Георгиева.

"У нас выбор между шизофреническими идеями, что наши проблемы можно залить деньгами – 1,5 триллиона рублей или 10 триллионов и всем будет счастье (программа Столыпинского клуба) и набором банальностей, с которыми никто не спорит (программа ЦСР). При этом никто не говорит о том, как мы этого будем достигать. Понятно, что лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным", - сказал Макаров.

А Шаронов признал, что следующее десятилетие может пройти так же, как и предыдущее, в отсутствии реформ:

"Ответ, можем ли мы жить без реформ, положительный. Мы можем жить без реформ и в предыдущие годы в основном так и происходило. Вопрос, как долго мы можем жить без реформ, и насколько велика будет цена, которую придется за это заплатить".

Reuters

image beaconimage beaconimage beacon