Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Учебный план кренится в право

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 02.07.2017 Анастасия Курилова, Москва—Страсбург
© Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

Совет Европы корректирует программы по внедрению в странах демократического образования

В Совете Европы (СЕ) обозначили трудности внедрения в странах, в том числе в России, образования в области демократического гражданства и прав человека. Среди основных проблем — разрыв между заявлениями в политических документах и тем, как они реализуются на месте, а также отсутствие критериев для оценки качества образования. В России есть свои характерные особенности — например, восприятие гражданского воспитания как патриотического. Тем не менее эксперты отмечают и российские успехи в обучении школьников демократическим идеям.

«Есть разрыв между заявлениями в политических документах и практической реализацией»

В Совете Европы подготовлены рекомендации, как внедрять и развивать систему образования в интересах демократии в 47 странах—членах СЕ, в том числе в России. Речь идет об обучении навыкам и знаниям, которые позволяют человеку стать активным гражданином, брать на себя ответственность и уважать человеческое достоинство. Основные принципы изложены в Хартии о воспитании демократической гражданственности и образовании в области прав человека, принятой Комитетом министров СЕ в 2010 году. Россия — в числе подписантов. Работа по внедрению гражданского образования шла в странах и раньше, но с этого момента она получила дополнительные стимулы. Также начало развиваться международное сотрудничество в этой сфере.

К 2017 году СЕ провел опрос стран (Россия не участвовала) о ситуации в области гражданского образования, который показал ряд проблем. Как выяснилось, гражданское образование практически не включалось в каникулярные программы для детей, и только в семи странах оно было включено в программу вузов. Некоторые страны, такие как Норвегия, Бельгия, Андорра и Голландия, пояснили, что их вузы автономны и сами разрабатывают учебный план. Часть стран имеет в школьной программе конкретный предмет о демократии и правах: так, например, в Хорватии есть предмет «Политика и экономика», в Венгрии предмет называется «Социальная и гражданская компетентность». Белоруссия перечисляет сразу семь предметов, на которых детей учат демократии и правам человека, в их числе «Общество и человек», «Знания о жизни», ОБЖ, «Социальная политика», «Основа права». Уровень демократических дисциплин в вузах этой страны также оценивается на самом высоком уровне. А вот Чехия указала: «Несмотря на наличие элементов гражданского образования в учебном плане, на практике у нас все еще нет ключевых моментов этого вида образования». Швейцария заявила, что использует гражданское образование как бренд, «но он никогда не войдет в учебные планы как предмет». В этой стране, а также во Франции, Эстонии, Швеции, Ирландии, Финляндии и некоторых других странах принципы демократического воспитания заложены в основе системы образования. Кроме того, 80% стран пояснили, что молодежь практически не знает про хартию, и лишь в 11% ответов, пришедших в СЕ, подтверждалось, что демократическое воспитание имеет у них приоритетное значение.

«Две трети стран сообщили, что есть разрыв между заявлениями в политических документах и практической реализацией»,— заявила заместитель генерального секретаря СЕ Габриэлла Баттаини-Драгони участникам трехдневной конференции в Страсбурге, которым предстояло вынести рекомендации странам. Она отметила, что на ситуацию в сфере образования сильно повлиял экономический кризис, из-за которого во всех странах сократились бюджеты образовательных программ. Другой причиной появления разрыва между политикой и практикой стало отсутствие инструментов оценки гражданского образования, добавила сотрудник отдела образования СЕ Катерина Тура. В ходе дискуссии о критериях оценки выяснилось, что некоторые страны проводят по своей инициативе подобные исследования. Хьюго Вестер, советник по делам образования Шведского национального агентства образования, рассказал, что в его стране за качеством образования следят школьные инспекторы. В 2012 году они провели исследование в 17 школах из десяти регионов Швеции — изучали школьные учебные планы, сидели на уроках, говорили с детьми, учителями и родителями. «Они сделали вывод, что мало учеников было вовлечено в воспитание демократической гражданственности и образование в сфере прав человека. Мало времени уделялось этому виду образования, а на уроках учителя редко использовали техники, развивающие критическое мышление у школьников»,— пояснил господин Вестер. Он добавил, что в правительстве страны учли результаты для дальнейшей работы со школами.

По итогам обсуждений участники конференции предложили рекомендации для стран—членов СЕ. Их будут использовать соответствующие комитеты СЕ, работая над программами сотрудничества. В частности, было предложено внедрять элементы демократического обучения во всю школьную программу, а не довольствоваться одним предметом, задействовать детей, которые находятся на каникулах, взрослых, а также воспитанников детских садов — для малышей тоже есть игры, через которых можно научиться вежливо общаться и уважать друг друга. Для реализации этого плана нужно обучение учителей и воспитателей, а также требуется помощь неправительственных организаций — странам рекомендовано наладить с ними диалог. Организации также могли бы помочь с проведением оценки качества исследований, говорится в рекомендациях. Через пять лет СЕ проведет еще один опрос стран о ситуации с гражданским воспитанием и правами человека и выпустит доклад об этом.

«Учителя не сильно заинтересованы в теме демократической гражданственности»

Россия давно сотрудничает с СЕ в плане внедрения воспитания демократического гражданства и образования в области прав человека, пояснил “Ъ” Вячеслав Высоцкий, доцент кафедры развития образовательных систем Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования. «Я также эксперт Центра гражданского образования, который является координатором этого сотрудничества с СЕ и проводил совместные проекты»,— пояснил он. Центр возглавляет Татьяна Болотина, завкафедрой истории, социально-политического образования и права АПКиПРО. Например, в 2013 году центр провел анкетирование школьников и учителей для проекта по изучению процесса внедрения в школы демократического образования, а также принял участие в создании фильма про права человека. В настоящее время совместных проектов нет.

«Сейчас в России есть три направления по обучению гражданственности: в рамках учебных программ, через неформальные программы и в каникулярное время»,— пояснил господин Высоцкий. Он указал, что в школе дети знакомятся с понятием права, в том числе с правами человека в рамках обществознания. «Конечно, отдельного блока по правам человека и демократической гражданственности в школе нет и в ближайшее время вряд ли будет. Но, возможно, в следующем году будет проведен единый урок по правам человека»,— добавил он. По его словам, в России активно поддерживаются детские организации и хорошо развивается школьное самоуправление.

Между тем эксперт отметил, что вопросы демократической гражданственности занимают в России далеко не первое место: «Сейчас у нас больше популярна тема гражданской идентичности, патриотизм. Поэтому учителя не сильно заинтересованы в теме демократической гражданственности. Сказать, что это актуально, нельзя. Хотя этот вопрос поднимается на уровне правительства, декларируется. Мы же хартию подписали. Это признается. Но это не приоритетное направление»,— объясняет господин Высоцкий. В итоге, добавляет он, у них в академии нет специальных курсов повышения квалификации для педагогов по правам человека и демократической гражданственности. Учителя могут только пройти курсы в рамках дисциплины «Обществознание». Зато все большую роль начинают играть курсы повышения квалификации педагогов в области инклюзивного образования. Оно было закреплено в законе «Об образовании» от 2012 года, а с 1 сентября 2016 года в обычных классах школ появились дети с ограниченными возможностями, что тоже можно расценить как часть обучения школьников правам человека и демократии. Но пока учителям трудно работать в новых условиях, отмечает господин Высоцкий.

Эксперт указывает, что если сравнивать Россию с другими странами Европы, то у нас еще неплохая ситуация. «В некоторых странах просто нет таких общественных дисциплин, как обществознание, и это проблема. Поэтому если Россию рассматривать в этом ряду, то у нас что-то делается с этим и мы можем поделиться нашим опытом, например, рассказать про школьное самоуправление. В статье 26 закона “Об образовании” закреплено, что ученики и родители имеют право участвовать в управлении школы, есть указания и в подзаконных актах, например, в методических рекомендациях Минобрнауки»,— говорит господин Высоцкий.

«В России гражданское образование очень разное: где-то оно связано с правами человека, а где-то под этим подразумевается военно-патриотическое воспитание. Это зависит от региона, от конкретного директора школы»,— говорит “Ъ” член Совета при президенте РФ по правам человека Андрей Юров. Он же является научным руководителем Международной школы прав человека и гражданских действий. «Это не организация, а долгосрочная международная программа, которая вместе с московскими партнерами, в том числе Сахаровским центром, создала летом 2013 года Московскую открытую школу прав человека, а летом 2014 года с другими партнерами — Санкт-Петербургскую открытую школу прав человека»,— рассказывает господин Юров. По его оценке, из общественников развивающими программами в стране занимаются 20–30 человек. «Есть группа организаций, которые проводят мероприятия в школах. Например, выставка “Дом Анны Франк”, на которой рассказывают историю девочки, историю нацистской оккупации и как после Второй мировой войны возник интерес к правам человека,— рассказывает господин Юров.— Я не занимаюсь с детьми, потому что несовершеннолетних трудно пригласить на мероприятия вне школы. А еще они могут задать вопрос про права ЛГБТ, а это сразу попадает под статью». Все мероприятия и лекции носят разовый характер, добавляет эксперт.

Он критически относится к идее внедрения в России принципов демократической гражданственности именно сейчас: «У школьников и студентов сейчас нет потребности углубляться в тему прав человека, которые не работают в нашем государстве. Это бесполезная информация. Если по телевизору говорят, что права человека — это фуфел и насаждение Запада, то разве будут люди это уважать? Нужно не в рамках образования делать этот шаг, а в целом в обществе»,— говорит господин Юров. На его взгляд, есть один способ, который может показать, готово ли наше общество к демократии: провести пилотный проект в одном регионе или даже в городе. «Обучить и подготовить преподавателей, а лучше еще и фрилансеров и затем поработать со школьниками, взрослыми. Для этого нужны участие уполномоченного по правам человека, вузов, неправительственных организаций и воля местных властей. Это может сработать»,— добавил господин Юров. Пока что, по его мнению, у россиян «не хватает гражданского мужества» для принятия демократических ценностей.

Анастасия Курилова, Москва—Страсбург

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon