Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Химическая война

Логотип Lenta.ru Lenta.ru 04.07.2017 Михаил Ушастов

Очередная серия обвинений в адрес сирийских правительственных сил в применении химического оружия против боевиков обозначила новый узел противоречий между Россией и странами западной коалиции во главе с США. Учитывая прецеденты, происходящее может говорить о подготовке новых ударов по сирийским войскам.

Крокодилов пугаю

28 июня телеканал CNN и ряд других СМИ сообщили о выдвижении американской авианосной группы на позиции для удара по Сирии. В восточной части Средиземного моря к этому моменту была развернута 2-я авианосная ударная группа ВМС США с авианосцем CVN-77 «Джордж Буш», на борту которого размещено 8-е авиакрыло палубной авиации (CVW-8). В состав соединения также входят ракетные крейсера «Филиппин Си» (CG-58), «Хюэ Сити» (CG-66) и эсминцы «Лабун» (DDG-58) и «Тракстан» (DDG-103). Управление силами эскорта осуществляет штаб 22-й эскадры эсминцев (DESRON 22). Соединение вышло в поход из Норфолка в январе. Несколькими днями ранее Вашингтон обвинил Дамаск в подготовке новой химической атаки, не предоставив каких-либо доказательств.

© Предоставлено: Rambler Internet Holding LLC

В сообщении о передвижениях в Средиземном море авианосной группы отмечалось, что США внимательно наблюдают за происходящим на авиабазе Шайрат, откуда, по убеждению американской администрации, в апреле взлетели самолеты, атаковавшие химическими боеприпасами город Хан-Шейхун. В ночь на 7 апреля два эсминца ВМС США выпустили по Шайрату около 60 крылатых ракет, причинив базе значительные повреждения, хотя и не выведя ее из игры полностью.

Группировка, сосредоточившаяся у побережья Сирии в последних числах июня, при необходимости могла бы нанести вдвое-втрое более мощный удар, даже без учета возможностей палубной авиации. Однако, по мнению ряда специалистов, сообщения в СМИ скорее демонстрировали активность, нежели свидетельствовали о реальной готовности к действиям. Это подтвердилось уже сутки спустя: глава Пентагона Джеймс Мэттис заявил, что Дамаск отказался от повторения химических атак из-за американских угроз. «Похоже, они серьезно восприняли наше предупреждение. Они не пошли на это», — сказал Мэттис, направляясь на саммит министров обороны стран НАТО в Брюссель.

О подготовке Дамаском новой химической атаки американская администрация сообщила двумя днями ранее — 27 июня. Белый дом пообещал, что президент Сирии Башар Асад и его военные «заплатят высокую цену» за подобное нападение.

Но их же здесь нет!

Вопрос о том, насколько надежны американские данные, на основании которых выдвигаются такие обвинения, остается открытым. 25 июня Die Welt опубликовала статью Сеймура Херша, ставящую под сомнение западные версии апрельского инцидента в Хан-Шейхуне. Ссылаясь на собственные источники, автор утверждает, что Россия заранее информировала США о готовящемся ударе по Хан-Шейхуну, где должна была состояться встреча руководителей нескольких террористических группировок. Удар наносился ВВС Сирии с применением обычных боеприпасов. Химические вещества, как выяснилось, хранились на базе террористов, что повлекло их выброс и гибель людей.

По данным источников Херша в военных кругах, американские спецслужбы не располагали сведениями о том, где могут храниться сирийские химические боеприпасы (при этом, как подтвердила Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО), запасы сирийского химоружия были ликвидированы еще в 2014 году).

В целом если рассматривать обстановку с точки зрения наличия средств и мотивов для применения химического оружия, то оппоненты официального Дамаска выглядят куда более заинтересованными в его использовании. Кроме того, запасы боевых отравляющих веществ, захваченные ими в начальный период гражданской войны на военных базах, у них никто не забирал.

Тем не менее Башар Асад и его военные были объявлены виновными в инциденте без всякого разбирательства, а российская и иранская инициатива о проведении международного расследования была заблокирована западными державами в ОЗХО. Основной объем информации, приводимой в качестве доказательств, не выдержал бы никакого расследования: почти все обвинения против Сирии базировались на видеозаписях неизвестного происхождения, показаниях заинтересованных лиц и вбросах в соцсетях. К тому же агрессия США против Ирака в 2003 году демонстрирует, что сбором качественных доказательств и полноценным расследованием в подобных случаях Вашингтон себя не утруждает.

Значит, хорошо пугаю

Основная проблема на сегодняшний день заключается в том, что добиться какого-либо успеха в прямом противостоянии с Дамаском террористы уже не могут — ни те из них, что относятся к запрещенной в России группировке «Исламское государство» и иным радикальным формированиям, ни так называемая светская оппозиция. Цель основных игроков со стороны Запада, исходно заключавшаяся в свержении Асада, также становится в этих условиях недостижимой.

© Предоставлено: Rambler Internet Holding LLC

Продолжение информационных вбросов, связанных с якобы готовящимися новыми химическими атаками со стороны Дамаска, служит, таким образом, поводом для оправдания возможного более активного военного вмешательства западных стран в происходящие в Сирии события либо для давления на Россию, сочетающегося с угрозой усиления санкционного режима в рамках очередного раунда «большой игры» за влияние на Ближнем Востоке. Реальная способность (или неспособность) Дамаска провести такую атаку совершенно не учитывается, как и вообще наличие химического оружия в распоряжении Асада. Зато очень удобной для организации убедительной картинки выглядит возможность провести такую атаку силами боевиков.

Все это автоматически переводит противостояние в первую очередь в информационную плоскость: чтобы активизировать свое вмешательство в Сирии, западной коалиции необходимы для этого достаточные основания, хотя бы в глазах собственного общественного мнения. Вместе с тем любая попытка более серьезного силового воздействия на Дамаск повышает риски прямого столкновения с Россией, о чем после удара США по Шайрату говорил председатель правительства России Дмитрий Медведев.

© Фото: Omar Sanadiki / Reuters

Lenta.ru

image beaconimage beaconimage beacon