Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Чей перископ над водой? Помощник Патрушева — об угрозах безопасности

Логотип Аргументы и Факты Аргументы и Факты 06.06.2017 Виталий Цепляев

© Предоставлено: Аргументы и Факты В понедельник президент Владимир Путин принял в Кремле секретаря Совета Безопасности России Николая Патрушева. Поводом для встречи стал юбилей этой организации — 25 лет с момента образования. О том, чем сегодня занимается Совет Безопасности и как в этом ведомстве видят основные угрозы безопасности России, АиФ.ru рассказал помощник секретаря Совбеза РФ Александр Венедиктов.

Санкции диалогу не помеха

Виталий Цепляев, АиФ.ru: Александр Николаевич, как заявил на днях Николай Патрушев, число терактов в России за 5 лет сократилось почти в 10 раз. Но, наверно, по-настоящему эффективной борьба с этим мировым злом может быть только тогда, когда есть взаимодействие с другими странами, с их спецслужбами. Не мешают ли такому сотрудничеству санкции, введенные против России западными государствами — которые, кстати, сами в последнее время всё сильнее страдают от терроризма? Ведётся ли ещё диалог?

Александр Венедиктов: Да, такой диалог ведется. Причем по инициативе самих наших партнеров. Нас достаточно часто просят поделиться наработками в отдельных сферах. В первую очередь, речь идет о накопленном Россией опыте в сфере противодействия международному терроризму и обеспечения безопасности при проведении крупных общественных мероприятий.

Кроме того, многие страны Запада принимают участие в регулярно проводимых нами международных конференциях. К примеру, на недавней встрече в Завидово Европа была представлена пятнадцатью странами. Думаю, это весьма показательно. В частности, на этом примере четко видно, как, рано или поздно, взаимные интересы начинают превалировать над текущей политической конъюнктурой. Тем более что со многими государствами Европы нас действительно связывают тесные исторические, духовные, культурные связи, общие цели и задачи по целому ряду направлений.

— Как это соотносится с начатой США кампанией по увеличению военных расходов НАТО, в том числе под лозунгом «сдерживания России»?

— Вероятно, вы, также как и я, следили за ходом первого саммита НАТО с участием Трампа. Думаю, комментарии здесь излишни... Мы разделяем высказанные оценки в отношении международного терроризма, представляющего основную угрозу всему мировому сообществу. Именно поэтому в России последовательно выступают за объединение усилий в борьбе с этим злом не на блоковой, а на максимально широкой основе. При этом само по себе увеличение военных или иных расходов ни эту, ни любую другую проблему не решит. Тем более абсурдно увязывать этот процесс с мнимой необходимостью отражения угроз, якобы исходящих от России. Западные государства и без того достаточно потеряли на антироссийских санкциях — по оценкам ООН, до 100 млрд долларов. Думаю, единственное, что могут сдерживать такие односторонние начинания — так это социально-экономическое развитие самих членов НАТО.

У нас и стран Альянса — целый ряд общих вызовов и угроз, на противодействии которым и нужно сосредоточиться. Не хотелось бы, чтобы в дальнейшем наша работа на указанном направлении сводилась лишь к подсчету упущенных возможностей. От этого, в конечном итоге, выиграют только террористы и силы, стоящие за ними. Настало время переходить от конфронтационной риторики к планомерному учету озабоченностей друг друга в сфере безопасности.

Уважаем тех, кто против русофобии

— На Западе в последнее время происходят серьезные политические изменения. «Брэкзит», избрание Трампа, выборы в Нидерландах, Франции, Германии — всё это послужило фоном для многочисленных заявлений политиков, утверждающих, будто Москва пытается вмешиваться во внутренние дела других государств. Как бы вы прокомментировали данные заявления?

— Мы живем в эпоху перемен глобального масштаба. Сегодня на западной политической сцене о себе заявляют те силы, которые еще лет десять назад считались аутсайдерами. В рамках предвыборных кампаний в Европе обсуждаются темы выхода из Евросоюза и НАТО, реформирования, а то и упразднения еврозоны и Шенгена, отказа от политики открытых дверей в целом. Раньше затрагивать такие вопросы для политика означало конец карьеры, а сегодня это — норма.

На передний план в Европе выходят новые политические силы, которые заручаются поддержкой миллионов жителей. И это объективная тенденция. Возьмите, к примеру, Марин ле Пен, которая в первом туре президентских выборов во Франции получила более 7,5 млн голосов избирателей. Как можно обеспечить такой рейтинг извне?

— Вы хотите сказать, что Россия никак не симпатизирует правым партиям в Европе?

— Россия сознательно избегает вмешательства во внутренние дела суверенных государств. Это не мешает нам с уважением относиться к тем политикам, кто призывает отказаться от русофобии, прекратить ставить приоритеты наднациональных структур выше собственных национальных интересов и начать, наконец, заниматься внутренними делами своих стран.

— А как быть с обвинениями России в кибератаках?

— Несмотря на наши неоднократные просьбы, никто так и не смог представить убедительных доказательств того, что эти атаки — дело рук России. Как я уже говорил ранее, пресловутое «российское вмешательство» — просто удобное объяснение. Конечно, приятнее думать, что президентское кресло вам не позволили занять не ваши сограждане, а российские хакеры. Но в реальности все иначе.

Наверное, вы помните, какая шумиха в свое время поднялась вокруг российской подводной лодки, якобы обнаруженной у берегов Швеции. Потом оказалось, что это — действительно российская субмарина, только лежит она на дне уже более ста лет, со времен Первой мировой войны.

Нечто подобное происходит и в киберпространстве. Нервозность достигла таких пределов, что за любой легкой рябью на воде видят российский перископ. Между тем современные технические средства позволяют имитировать кибератаку из любой точки земного шара. Вы можете, к примеру, взломать базу данных европейского банка, сидя в доме напротив, и, при необходимости, провести операцию так, что следы будут указывать на Москву. Дело за малым — разобраться, кому это действительно нужно. Думаю, — ответ очевиден.

Надо отказаться от провокационных действий

— Одной из наиболее опасных становится обстановка на Корейском полуострове. Что стоит за новым витком напряженности?

— Отсутствие диалога. В Пхеньяне растет убежденность, что, только обладая ядерным оружием и средствами его доставки, северокорейцы могут гарантировать себе безопасность и обеспечить равные условия за переговорным столом. Мы, как и американцы, не одобряем стремление КНДР войти в клуб ядерных держав, последовательно выступаем против его ракетной программы, реализуемой в нарушение резолюций Совета Безопасности ООН. Вместе с тем мы не считаем возможным выдвигать угрозы применения силы в отношении суверенного государства и использовать северокорейский фактор в качестве оправдания военно-политического курса, направленного на разрушение стратегического баланса сил в регионе и создание новых разделительных линий. А именно это и пытаются сделать сегодня.

— Что нужно предпринять в первую очередь для решения этой проблемы?

— Начать нужно со снижения градуса воинственной риторики с обеих сторон. Отказаться от провокационных действий, будь то северокорейские испытания, американо-южнокорейские совместные учения в приграничных районах (достигшие, кстати, беспрецедентных масштабов) или размещение элементов глобальной ПРО США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Безусловно, многое будет зависеть от того, какой подход к проблеме Корейского полуострова возобладает в Вашингтоне. Мы, со своей стороны, будем готовы поддержать любые усилия, направленные на скорейшей выход из сложившейся ситуации.

— Совет Безопасности занимает особое положение в системе государственной власти в России. Достаточно сказать, что его существование закреплено в Конституции. А какова роль Совбеза в обеспечении национальных интересов РФ на международной арене?

— Деятельность в этой сфере можно условно разделить на два направления. Основное — это анализ происходящих в мире событий и прогноз их влияния на российские национальные интересы. Наиболее актуальные проблемы выносятся на рассмотрение оперативных совещаний и заседаний Совета Безопасности под председательством Президента Российской Федерации. В дальнейшем аппарат Совета Безопасности координирует работу по обозначенным темам и контролирует реализацию принятых решений.

Помимо этого, мы осуществляем контакты с зарубежными партнёрами на уровне Секретаря Совета Безопасности, его заместителей и помощников. Подписан ряд меморандумов о сотрудничестве с наиболее важными, стратегическими партнерами, в рамках которых проходят регулярные консультации с участием заинтересованных ведомств. География международных контактов Совета Безопасности достаточно широка. Проще назвать государства, с которыми их нет.

Практика регулярных контактов с нашими зарубежными партнерами как в двустороннем, так и в многостороннем форматах, обеспечивает необходимую координацию позиций по вопросам международной и региональной безопасности. Отдельное внимание уделяется совершенствованию договорно-правовой базы наших отношений, угрозам в информационном пространстве, взаимодействию в военной и военно-технической сферах, сотрудничеству по линии спецслужб, правоохранительных органов, антинаркотических ведомств, борьбе с терроризмом, организованной преступностью и другими угрозами современности.

Чей перископ над водой? Помощник Патрушева — об угрозах безопасности © Shutterstock.com Чей перископ над водой? Помощник Патрушева — об угрозах безопасности

Аргументы и Факты

Аргументы и Факты
Аргументы и Факты
image beaconimage beaconimage beacon