Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Что–то не так. Почему ВВП растет, а западные инвестиции падают

Логотип Деловой Петербург Деловой Петербург 07.07.2017 Дмитрий Прокофьев

Существует анекдот о том, как одно популярное в Советском Союзе радио (называть его не будем, а то сейчас есть тема оскорбляться по любому поводу) отвечало на вопрос: "Будут ли деньги при коммунизме?" Коммунизм, если кто не помнит, партия и правительство обещали построить к 1980 году. Радио не затруднилось с ответом. "В Югославии ревизионисты заявляют, что при коммунизме деньги будут. В Китае догматики говорят, что денег при коммунизме не будет. В Москве по поводу денег решают диалектически — у кого будут, а у кого — нет".

Старый анекдот неожиданно обрел новую жизнь в экономической статистике. Согласно официальным данным, российский ВВП демонстрирует рост — небольшой, но все–таки. Как считает Минэкономразвития, по итогам года рост может составить 2%. Может быть, но почему этот рост никак не отражается на доходах граждан?

На самом деле связь между ростом ВВП и ростом благосостояния людей не такая прямая, как может показаться. В прошлом году 19,2% всех доходов населения составили социальные выплаты (аналогичный советский показатель никогда не превышал 18%). Зато доля доходов от предпринимательства оказалась рекордно низкой — 7,8%. В 2003 году этот показатель достигал 18,6%.

Это значит, что доходы граждан перестали зависеть от результатов их собственной деятельности и все больше определяются волей государства. Но государство на самом деле не торопится делиться с гражданами нефтедолларами, и реальные доходы населения падают 3 года подряд. Согласно данным Росстата, в 2016 году они сократились на 5,9%, в 2015–м — на 3,2%, в 2014–м — на 0,7%. Как подсчитал государственный Внешэкономбанк, "в реальном выражении доходы населения опустились до рекордно низких за этот кризис значений, достигнув уровней 2009 года".

В июне ВЦИОМ сообщал, что число "едва сводящих концы с концами" россиян достигло максимума за 8 лет и составило 10%. При этом 3% соотечественников заявили, что могут позволить себе "практически все".

Россиян подводит структура экономики, на 70% контролируемой государством, прямо или косвенно. До падения нефтяных цен доходы федерального бюджета обеспечивались продажами нефти и газа более чем наполовину. Потом цены упали, и доля нефтегазовых доходов в бюджете сократилась до одной трети. Так вот оно, слезание с нефтяной иглы? Как бы не так, стоило ценам на углеводороды подрасти в I квартале, как доля соответствующих доходов бюджета превысила 40%, возвращаясь к прежним показателям. При этом в рейтинге глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума 2016 года Россия занимает 103–е место по избыточности госрегулирования и 123–е по защищенности прав собственности.

Тут есть еще одно обстоятельство, чрезвычайно неприятное для всех, кому согласно "диалектическому подходу" денег не положено. Те, кто принимает решения, вполне отдают себе отчет в том, что представляет собой российская экономика на мировом рынке.

Нефтегазовая корпорация, которой в наследство от СССР досталась значительная социальная нагрузка. К этой нагрузке "руководство корпорации" относится как к чемодану без ручки — и бросить нельзя, и нести неудобно. Но специально увеличивать эту нагрузку никто не собирается — дай населению денег, так оно ведь побежит покупать импорт, предъявляя спрос на доллары, дай свободу предпринимателям — они разогреют рынок труда, заставляя еще больше повышать зарплату бюджетникам. Кроме того, сравнительно низкие зарплаты работников считаются одной из приманок для потенциальных инвесторов.

Но и с инвесторами что–то идет не так. Вот официальная цифра — $7 млрд — столько составили прямые иностранные инвестиции за I квартал текущего года. Это много? Ну, в I квартале 2013 года прямые иностранные инвестиции превышали $37 млрд. А вот и другая цифра — по данным Emerging Portfolio Fund Research (EPFR), с конца февраля 2017 года иностранные инвесторы вывели из российских акций более $1,6 млрд. Российский фондовый индекс РТС за первые полгода потерял 13% — больше всех из списка 30 мировых биржевых индексов The Wall Street Journal.

Правда, российская экономика продолжает занимать 12–е место в мире по размеру ВВП. Три четверти этой экономики — под контролем государства. Одновременно три четверти российских капиталов принадлежат 1% населения. Обычное совпадение.

Деловой Петербург

Деловой Петербург
Деловой Петербург
image beaconimage beaconimage beacon