Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Это странное место "Камчатка": знаменитый клуб-музей готовится к 55-летию Виктора Цоя

Логотип Комсомольская правда Комсомольская правда 20.06.2017 Комсомольская правда
В "Камчатке" лидер группы "Кино" работал 30 лет назад. © Тимур ХАНОВ В "Камчатке" лидер группы "Кино" работал 30 лет назад.

НЕ ЖДЕМ ПЕРЕМЕН

Та самая котельная спряталась во дворе дома 15 по улице Блохина. Это Петроградский остров, самый центр Петербурга. Рядом простые доходные дома, построенные до революции, и редкие «сталинки». До начала XXI века их топили по старинке углем. Небольшие котельные ставили прямо в подвалах. «Камчатка» - не исключение.

Ежедневно клуб-музей посещают десятки поклонников Цоя, Башлачева, Котельникова. © Александр ГЛУЗ Ежедневно клуб-музей посещают десятки поклонников Цоя, Башлачева, Котельникова.

Ежедневно клуб-музей посещают десятки поклонников Цоя, Башлачева, Котельникова.

На часах 13.17. Тяжелая железная дверь со скрипом открывается. Из клуба доносятся знакомые звуки песни «Группа крови». Помещение небольшое, но уютное. Стены увешаны фотографиями «Последнего героя» и тех, кто вместе с ним ждал перемен и в это время бодро махал лопатой кочегара. Кроме плакатов, по периметру клуба аккуратно расположены витрины. Внутри - диски, аудиокассеты, футболки, печатная машинка и обрывки пожелтевших листов из тетрадей. Рядышком стоит гитара, которую лидер группы «Кино» купил в семидесятых. Длинные деревянные столы и лавки, исписанные посланиями. Сцена с барабанной установкой. И, конечно, тот самый котел.

Тот самый котел. © Александр ГЛУЗ Тот самый котел.

Тот самый котел.

Печь, кстати, уже не работает. В 2000 году в здание на Блохина, 15, провели отопление, поэтому огонь в котле зажигали только по праздникам. Долгие годы кочегарные игрища оставались любимым развлечением «киноманов». Возможно, котел топили бы по сей день, но все изменила трагедия в «Хромой лошади»: пожар в клубе унес жизни 156 человек. Волной проверок накрыло и «Камчатку». В клуб-музей нагрянула инспекция, а печь пришлось замуровать. Но поклонники и сейчас открывают тяжелую дверь, смотрят внутрь. Может, ждут чего.

ПОКОЛЕНИЕ ДВОРНИКОВ И СТОРОЖЕЙ

В советские годы работать должны были все. Одно время существовала даже статья «за тунеядство». Вольнолюбивых рок-музыкантов часто задерживали участковые. Для того, чтобы избежать проблем с властями, многие находили простую работу. «Поколение дворников и сторожей», как точно окрестил это время Борис Гребенщиков. В случае с Цоем можно добавить: и кочегаров.

В книге отзывов сотни признаний в любви к музыкантам из котельной. © Александр ГЛУЗ В книге отзывов сотни признаний в любви к музыкантам из котельной.

В книге отзывов сотни признаний в любви к музыкантам из котельной.

- Когда я устроился в котельную, стал думать, кого еще взять. Я предложил Витю. Знал, что у него проблемы с работой, - вспоминает друг Цоя Сергей Фирсов, сейчас он заведует «Камчаткой». - Тем летом он работал в бане на проспекте Ветеранов. Работа занимала всего один час в день, но с десяти до одиннадцати вечера, а это неудобно. Ему надо было срываться со всех концертов и тусовок и мчаться на Ветеранов, чтобы из шланга смывать листья от веников в этой треклятой бане. Поэтому, когда я ему предложил влиться в нашу команду, он с огромной радостью согласился.

Спустя полтора года Цой покинул место работы, и ему на смену пришли другие ленинградские музыканты: Александр Башлачев, Святослав Задерий, Андрей Машнин, Олег Котельников.

ДОМ СТОИТ. СВЕТ ГОРИТ

В прошлом году исполнилось тридцать лет с того момента, как в вахтенном журнале котельной появилась запись о выходе на работу рок-музыкантов. Отмечали широко. Несмотря на проблемы с соседями и непонятный статус.

К памятной доске поклонники приносят живые цветы и свечи. © Александр ГЛУЗ К памятной доске поклонники приносят живые цветы и свечи.

К памятной доске поклонники приносят живые цветы и свечи.

- Обидно просто так все бросить, - продолжает Сергей. - После долгих мытарств и хождений по инстанциям все-таки удалось в 2003 году открыть «Камчатку» как клуб-музей. Моей заслуги в том, что песни Вити знают миллионы, нет. Что тут скажешь? Они простые, глубокие, и в этом его сила.

В этой витрине хранится диплом, которую получили музыканты группы © Александр ГЛУЗ В этой витрине хранится диплом, которую получили музыканты группы

В этой витрине хранится диплом, которую получили музыканты группы "Кино" от Ленинградского рок-клуба.

Несколько раз котельную пытались выселить. В 2005 году здание хотели пустить под снос, а вместе с ним и «рок-шкатулку». Тогда «намоленное» место русского рока осталось невредимым. Но за последние двенадцать лет вопрос вставал ребром несколько раз. Масла в огонь подливают жильцы, которые не рады подобному соседству.

- Все успокоилось, и никто нас пока не выселяет. Всякое бывало, но сейчас у нас с жильцами нормальные отношения. Здание хотели признать аварийным, однако в нем сделали ремонт. В прошлом году крышу меняли, в этом - трубы. Пока дом стоит - «Камчатка» будет жить, - утверждает директор клуба.

«НИЧЕГО У МЕНЯ НЕТ»

Раньше в «Камчатку» заглядывал Роберт Цой - папа Виктора. В кочегарке он встречался с друзьями и поклонниками сына. Вместе они сидели за длинными деревянными столами и фантазировали, как бы могла сложиться судьба Вити.

- Я уже давно там не был, но рад, что там по-прежнему собираются люди, которые хранят память о Викторе, - говорит Роберт Максимович.

Роберт Максимович Цой навещает сына два раз в год. © Тимур ХАНОВ Роберт Максимович Цой навещает сына два раз в год.

Роберт Максимович Цой навещает сына два раз в год.

Главным местом встречи с сыном для него остается Богословское кладбище. Каждый год - в день рождения и в день смерти сына - он приезжает на могилу. Вместе с ним еще человек пятнадцать. Роберт называет их активистами. Виктору по традиции отец привозит большую корзину цветов, а своим спутникам - бутылку водки.

- Вместе со мной на могилу рано утром приходят поклонники Вити, друзья. Для нас 21 июня и 15 августа - священные даты. Каждый год в эти дни мы собираемся на кладбище: сидим, поминаем, - поделился Роберт Цой с «Комсомолкой».

В следующем году Роберт Максимович отметит 80-летие. Сейчас бывший инженер вышел на пенсию и занимается любимым делом - рыбалкой.

- Вот уже 45 лет удочки, снасти и крючки не дают мне покоя. Часто езжу на Карельский перешеек. За уловом. Для этого даже специальную машину приобрел, - поделился папа Виктора Цоя.

Правда, марку авто не называет. Может, стесняется? Да и о деньгах разговаривать не любит. На вопрос, получает ли он гонорары за диски и сувениры после кончины сына, отвечать не стал.

- Ничего у меня нет, - отрезал Роберт.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Звукорежиссер группы «Кино» Алексей ВИШНЯ:

- Песни Вити простые, и в этой простоте заключается вся гениальность. Я очень любил Виктора, ведь он был важнейшим человеком моей юности. И гения я в нем распознал с первого взгляда. Его творчество я услышал в первый день нашего знакомства. Он пел песни, и я понял, что они нужны всей стране. Судьба отвела ему на творчество всего восемь лет, из которых пять лет я был рядом с ним. Это все равно, что ребенка воспитываешь, а он умирает. Вот такой для меня была смерть Вити.

КСТАТИ

Точно никто не знает, почему котельную окрестили «Камчаткой». У Виктора Цоя есть песня, в которой встречаются следующие строки: «Это странное место Камчатка, / Это сладкое слово «Камчатка», но написана она была музыкантом в 1983 году. По одной из версий, во дворе на Блохина, 15, раньше часто прорывало трубу, из которой фонтаном била горячая вода. Во дворе поднимался пар, а закуток напоминал долину гейзеров. Чем, спрашивается, не Камчатка?

Комсомольская правда

Комсомольская правда
Комсомольская правда
image beaconimage beaconimage beacon