Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

С. Гоффен: стараюсь сделать Павлюченкову стабильным игроком

Логотип Чемпионат.com Чемпионат.com 21.04.2017 Дмитрий Шахов
Анастасия Павлюченкова © Reuters Анастасия Павлюченкова

Симон Гоффен с конца прошлого года стал работать вместе с Анастасией Павлюченковой. Пока их сотрудничество получается весьма плодотворным. Россиянка дошла до четвертьфинала на Открытом чемпионате Австралии, выиграла титул в Монтеррее и находится в первой двадцатке в рейтинге WTA и чемпионской гонке.

До этого Симон полтора года работал с Андреа Петкович, а чуть ранее путешествовал со своим братом – Давидом Гоффеном, который в 2017-м впервые вошёл в топ-10. Во время Кубка Федерации Симон приехал в Москву вместе с Анастасией Павлюченковой. Тренер россиянки рассказал о первых месяцах сотрудничества, несдержанности в выражениях во время тайм-аутов, отношениях с братом и многом другом.

«Нельзя оценивать игрока по хорошим матчам»

— Симон, это ваш первый визит в Москву?

— Да, я первый раз в России.

— И каковы первые впечатления?

— Я приехал вечером 18 апреля. Не очень много знаю о Москве. Конечно, здесь холодновато, даже в апреле. Надеюсь, что Настя покажет мне город после матчей Кубка Федерации или как-нибудь в другой раз.

— Какие можно подвести предварительные итоги работы с Анастасией?

— Пока можно оценить их как положительные. Я очень доволен тем, как она работает на тренировках. Мы начали сотрудничество в ноябре. Просто попробовали в течение двух недель. Получалось неплохо, поэтому мы договорились начать сезон вместе. Мы готовились к новому сезону в Майами. Старт получился отличным – она очень хорошо сыграла в Австралии. Индиан-Уэллс и Майами тоже вышли удачными. То есть я в принципе удовлетворён тем, как она играет, но, конечно, ей необходимо продолжать усердно работать. Я пытаюсь сделать так, чтобы она начала выступать стабильнее. У неё, безусловно, прекрасный потенциал. Но надо, чтобы она сохраняла уровень на протяжении 50-60-70 матчей подряд. То есть в данный момент я удовлетворён, но это длительный процесс. Посмотрим, буду ли я положительно оценивать его через девять месяцев и будут ли у нас провалы по ходу сезона.

— То есть в плане результатов она пока превосходит ваши ожидания?

— Я бы так не сказал, ведь давно известно, что она может играть хорошо. Но куда важнее, сколько матчей она сможет проводить на таком уровне. Важнее даже те встречи, в которых не всё складывается и надо бороться. Вы не можете оценивать уровень игры теннисиста, когда у него всё хорошо. Куда важнее средний уровень в течение года и во время плохих матчей. Теперь Настя чаще побеждает в тех встречах, когда она играет плохо. На рейтинг я особо внимания не обращаю. Я спросил в начале года: «Какие наши цели?». Мы определились, что пока важно будет выступить хорошо в Австралии и на турнирах в США в марте. Но в любом случае если ты удачно сыграешь на таких соревнованиях, то с твоим рейтингом всё будет в порядке. Сейчас начинается сложный период, потому что идёт смена покрытия, что даётся непросто для Анастасии. Она удачно сыграла в Монтеррее и выиграла титул, но у неё было не так много времени на восстановление. А мне нравится, когда Настя выходит на корт свежей. Пока у нас нет больших ожиданий от старта на грунте.

— В женском теннисе разрешены выходы тренера на корт. Как много информации вам удаётся передать? И насколько вы можете повлиять на игру Анастасии?

— Хороший вопрос. Каждый матч проходит по-разному. Иногда я выхожу на корт немного разозлённым, поэтому пытаюсь повлиять на её поведение на корте или просто какой-то элемент игры. Иногда я всем доволен, но просто стараюсь сообщить какую-то небольшую деталь о начале розыгрыша или её положении на корте. В основном я стараюсь заряжать её энергией в перерывах. «Ты делаешь всё верно. Просто поменяй немного вот это. Продолжай в том же духе, работай ногами», — общаюсь примерно в таком ключе.

«Тяжело обойтись без плохих слов»

— Вот, кстати, по поводу того, когда вы злитесь. В Майами был эпизод, когда во время тайм-аута вы использовали несколько ругательств. Британские комментаторы ещё были очень недовольны той ситуацией…

— Да, я общался на эту тему с советом, объяснял людям, что интересно наблюдать наши тайм-ауты. Но иногда игрокам очень непросто на эмоциональном уровне, поэтому тяжело обойтись без плохих слов. Так что мы действительно использовали пару тяжёлых выражений, потому что я был недоволен тем, как она играет, а она не слишком реалистично отнеслась к моему мнению. Чтобы доверять друг другу, важно оставаться честными. Поэтому если она играет плохо и вызывает меня на корт, то я так и скажу, что это плохо (Симон использовал несколько более грубое выражение. – Прим. «Чемпионата»). Я не могу искать оправданий и говорить, что всё нормально. Иногда она не согласна с этим, поэтому у нас происходят такие оживлённые разговоры. После матча мы уже смотрим видео, спокойно обсуждаем и всё намного лучше, но на корте это тяжело. Понятно, что на телевидении не рады такому. Игрокам приходилось выступать в очень сложных погодных условиях в Майами. Такие тайм-ауты помогают разрядить негативную энергию и продолжить игру со свежей головой. Я постараюсь, чтобы мы в будущем обошлись без ругательств.

Иногда игрокам очень непросто на эмоциональном уровне, поэтому тяжело обойтись без плохих слов. Так что мы действительно использовали пару тяжёлых выражений, потому что я был недоволен тем, как она играет, а она не слишком адекватно отнеслась к моему мнению.

— А вообще вы считаете это справедливым правилом — использование тайм-аутов?

— Я не знаю, честно говоря. Я всегда стараюсь помочь Анастасии. Серена Уильямс вообще никогда не вызывает тренера. Я не могу сказать, что полностью поддерживаю это правило. Потому что на самых важных турнирах – «Шлемах» — мы не имеем права выходить на корт. И где же логика? Если у Анастасии будет какая-то проблема во время игры на «Большом шлеме», она не может позвать меня. В целом я скорее против этого правила, но если у нас есть такая возможность, то почему бы её не использовать.

— Есть ли ли у вас специальная тактическая подготовка перед матчем? Вы просматриваете матчи будущих соперниц?

— Да, я всегда смотрю матчи потенциальных соперниц. До этого я работал с Андреа Петкович, так что понемногу накопил знания об игроках топ-50 в WTA. За пределами этой зоны лучше меня не спрашивать. У меня есть записи, которые я просматриваю до матча. А потом я говорю Насте то, что ей необходимо знать. Я стараюсь не давать сразу всю информацию, потому что если начать думать слишком много на корте, то может быть только хуже. В первую очередь я концентрируюсь на том, что должна делать Настя, а уже в зависимости от соперницы добавляю пару тактических деталей.

— Вы будете сидеть на российской скамейке во время игры Кубка Федерации?

— Да, конечно.

— Не будет странно, ведь это матч против вашей страны — Бельгии?

— Не слишком. Я, конечно, знаком с тренерами в бельгийской команде, но новое поколение игроков я не знаю. Когда я путешествовал вместе с братом, мы больше общались с Флипкенс и Викмайер (Кирстен и Янина не приехали на этот матч Кубка Федерации. – Прим. «Чемпионата»). Я здесь, чтобы подготовить Настю, так что мне не хотелось бы быть вместе с Бельгией. Я думаю, мне будет веселее сидеть с российской командой.

«Иногда лучше не смешивать семью и работу»

— Павлюченкова научила вас каким-то русским словам?

— Да. «Привет», «спасибо», «новая кепочка». И всё… Потому что это очень тяжело для меня. Мне и ваш алфавит понимать сложно. Даже в «Макдоналдсе» непросто разобраться. К счастью, Настя отлично говорит по-английски, а ещё немного по-французски. А мне вот понадобилось шесть месяцев, чтобы выучить три слова.

Давид выступает весьма неплохо, но я в этот процесс не вовлечён. Мне кажется, что так лучше. Когда ты смешиваешь семью и работу, то это не всегда хорошо. Иногда лучше оставаться братьями, вместе отдыхать, играть в гольф и всё такое.

— Вы чувствуете разницу в ментальности, работая с российской спортсменкой? Ведь до этого вы больше работали с европейскими атлетами.

— Может быть, чуть-чуть. Но просто в целом непросто работать с девушками. Не важно, они из России или Германии – им очень тяжело контролировать эмоции. Непросто проводить 70 матчей в год с позитивным настроем. Но Настя по-настоящему старается. Конечно, мне легко сидеть и говорить, что это не то, что я хочу видеть. Но там на корте она сражается одна. Так что для меня это не имеет отношения к национальности. Всем приходится сдерживать себя, а это тяжело. Мы как раз вчера с Настей смотрели футбол, там всё иначе. Там есть возможность с кем-то обменяться словами. А здесь если всё плохо, то ты один должен справляться с этим. Иногда это очень непросто.

— Как плотно вы следите за матчами вашего брата [Давида Гоффена]?

— По-разному бывает. Несколько лет назад я был постоянно вместе с ним. Но потом я решил пойти своей дорогой, поэтому мы просто остались братьями. Если ему нужен какой-то совет, то он всегда может позвонить мне. Иногда мы смотрим какую-то часть его матча вместе с Настей. Он выступает весьма неплохо, но я в этот процесс не вовлечён. Мне кажется, так лучше. Когда ты смешиваешь семью и работу, то это не всегда хорошо. Иногда лучше оставаться братьями, вместе отдыхать, играть в гольф и всё такое.

— Давида как раз в Роттердаме спрашивали по поводу возможной работы с вами. Он сказал, что это было бы непросто. Это потому что вы так хорошо друг друга знаете?

— Да. К тому же я сложный человек. Иногда я не могу удержаться от жёстких выражений, как мы уже обсуждали. Мне не хотелось бы спорить с ним о теннисе. Так что я предпочитаю пока, чтобы всё оставалось на своём месте. Но, кто знает, если через пять лет он попросит меня, я всегда буду рад помочь.

Чемпионат.com

image beaconimage beaconimage beacon