Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

«Они не хулиганы!» Как наш спецкор спасла от полиции коллег

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 16.06.2016 Кузина Наталья

Наш спецкор следит за событиями во Франции во время Евро-2016 с борта медиаавтобуса Man, на котором в рамках проекта «Россия любит футбол Драйв» совершает тур команда журналистов. Вот третья часть дневника ее наблюдений.

«Мадам, туда нельзя, или «Удали все». Нефутбольный дневник из Франции

«Ребята, здесь опасно!» или как Смертин спас российских журналистов

13-15 июня ЧЕГО НЕ МОГ СЕБЕ ПРЕДСТАВИТЬ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОНСУЛ

Наш «медиабас» уехал в Лилль за день до второй игры сборной России. Из Лиона, откуда мы стартовали, туда добираться 8-9 часов. За это время в пути сначала нас догнала новость о нелепой смерти ирландского фаната в Ницце, который сильно напившись, упал с большой высоты на набережной. Затем поступила еще одна трагическая информация – умер британец, избитый в Марселе российскими футбольными хулиганами. Кроме того весь день в автобус приходили новости о задержанном под Ниццей автобусе с российскими болельщиками. Четверо задержаны... Их собираются депортировать... Туда едет генеральный консул...

С генеральным консулом Сергеем Молчановым мы познакомились как раз накануне старта Евро. На момент нашего знакомства уже случилась первая массовая драка между болельщиками сборных России и Англии. Консул был озадачен. Говорил, приняты, мол, все меры, чтоб в случае чего наши граждане не остались в беде. Рассказал, что консульство в считанные минуты получит информацию, если кто-то из наших сограждан загремит в участок, и что схема взаимодействия с полицией отлажена.

Кажется, генконсул и представить себе не мог, насколько востребованы окажутся эти схемы и как тесно ему придется взаимодействовать с полицией во время этого большого футбольного праздника, который то и дело норовит превратиться в побоище.

«Я ШЛА К НИМ ЗА ПОМОЩЬЮ, А ОНИ...»

По фотографиям в соцсетях мы вдруг выяснили, что автобус наших болельщиков задержали на том же посту, где при переезде из Марселя был остановлен и наш автобус для проверки. И нас тоже встречали не караваями: спецназ выстроил кордон, дула наружу – как в кино.

– Бодрые какие ребята, – коллеги тут же дали емкую характеристику встретившим нас. – Что они от нас хотят?

Сначала бодрые ребята были резки. Но мы смогли им объяснить: из России – не значит опасный. Им в итоге даже стало неудобно перед нами.

– Вот вам сувенир на память, – извиняясь, протягивают нам форменную пилотку.

А мы им – фирменную майку своего медиатура. Один из них тут же надел ее, сфотографировался. Спецназ – тоже люди.

Хотя днем раньше – мы еще были в Марселе – я начала в этом сомневаться, когда со мной случилось вот это.

Я была не в толпе – одна. Я точно не похожа на футбольного хулигана. Но меня встретили слезоточивым газом. Моей ошибкой было то, что я двинулась в строну полицейского кордона, когда почувствовала, что ситуация в Старом порту становится опасной. Я ждала от них защиты, но когда подошла на расстояние метра, человек в форме принял решение распылить газ мне прямо в лицо. Потом на меня бросилась их овчарка. Этого уже не могла видеть, но слышала ее лай и чувствовала близость.

Видимо, в последний момент другой человек в форме ее удержал, протянул мне руку, помог протиснуться сквозь полицейский строй и даже проводил в кафе, чтобы я смогла там умыться. По-моему он даже извинился, но мне было так худо, что точно я это вспомнить не могу.

Я не понимала, как это возможно. Я ведь просто шла в их сторону в надежде встать за их, как мне казалось, надежные спины, понаблюдать за происходящим, написать потом об этом...

В двухстах метрах отсюда, на параллельных улочках гуляли люди. Там был мир. А это – что? Во имя чего?

Последние несколько дней я пыталась понять, почему это произошло. И пока мне ясно одно: просто они чувствовали, что не контролировали ситуацию, вот и палили без разбора.

«ТАМ БРИТИШИ!»

Случилась неприятная ситуация и у двух моих коллег уже в Ницце – их задержали люди в штатском (так тут сейчас работают многие полицейские) и даже после проверки документов отпускать не торопилась. Я наткнулась на них случайно, но картина сразу стала ясна:

–​ Вы приняли их за футбольных хулиганов? Нет, это журналисты, я их знаю, мы работаем вместе, они должны быть отпущены, нам известно, что вы ждете хулиганов в Ницце, нам об этом сообщили ваши же коллеги, но эти ребята не хулиганы, мы собирались посетить фан-зону, отпустите их!

Мой монолог возымел действие. Наверняка, часть изложенного мной совпадала с тем, что говорили ребята.

–​ Don't worry! It's just a control! (не переживайте так, это обычная проверка документов), – утешил меня их главный, который несколько секунд назад по рации решал вопрос, что делать с двумя подозрительными русскими, которые выдают себя за журналистов.

И эта история точно могла финишировать в полицейском участке. Но не надо на нас отвлекаться – остановите настоящих хулиганов. Вряд ли те разъезжают все вместе на автобусах – они давно уже просочились поодиночке, куда нужно, поскольку буйства продолжились в Лилле. Там снова встретились англичане и русские – их команды опять играли рядом – в 30 км друг от друга.

За два дня в этом городе наш mediabus так и не заехал в город – это опасно. Факт – мы не можем проехать по улицам города, который находится в центре Европы!

–​ Там бритиши, – звучит для нас, как приговор.

ВСЕ ХОРОШО, ТОЛЬКО ХОТ-ДОГИ ПО 500 РУБЛЕЙ

Стадион в Лилле расположен на подъезде к городу – там безопасно. Другой мир, в котором есть только игра и праздник, даже если со слезами на глазах – как у российских болельщиков в день игры со словаками, который обернулся последним местом в группе перед заключительным туром.

Болельщикам, как мне кажется, придраться абсолютно не к чему. Ну разве что к ценам: за хот-дог нужно выложить в районе 500 рублей, поллитровая бутылка воды или газировки – 300. Нынешний курс евро – безжалостен.

А в остальном: стюардов и волонтеров предостаточно, очереди на вход и на досмотр рассасываются мгновенно. Вещи, которые на стадион не пронесешь, можно сдать тут же в камеру хранения. Она совсем близко – в нескольких метрах. Окошек много, очередей нет.

Возникает небольшая сутолока возле камер при получении, но тут уж ничего не поделаешь.

В число запрещенных «препаратов» на этом евро включены почти все снимающие приборы, даже мыльницы. Правила, впрочем, могут меняться от стадиона к стадиону и от стюарда к стюарду. К примеру, в Марселе мне категорически запретили пронести с собой планшет, а в Лилле позволили. Не пускали тут и с большими флагами: с вердиктом «ту биг» завернули кучу народа. А уж мы помним, что в Марселе английским полотнищами был завешан весь стадион.

Обыскивают тщательно: прощупывают одежду, перетряхивают даже маленькие сумочки.

Обстановка в целом – крайне дружелюбная. В течение трехчасовой прогулки в районе стадиона перед матчем не довелось увидеть ни драк, ни потасовок – ни одной ситуации, напоминающей конфликт. Ни одной.

Словаки с удовольствием фотографировались с нашими «моряками», «бойцами Советской армии», «донскими казаками» и прочими историческими героями. Праздник, в общем, каким он должен быть. Даже поражение родной сборной его не портило. Она же выберется, верим

BBC

image beaconimage beaconimage beacon