Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Алексей Зайдинов: Били недолго, но сильно

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 07.08.2016 Дзичковский Евгений

Как уже сообщал Sovsport.ru, в Рязани был избит директор по безопасности московского «Торпедо» Алексей Зайдинов. О том, что именно произошло, нам рассказал сам потерпевший.

«НАПАЛИ, ДУМАЮ, СВОИ ЖЕ»

- Обратился к медикам, зафиксировал повреждения. Сейчас думаю, писать ли заявление, - начал Зайдинов. - Есть сомнения. Ну, напишу, и что? На кого именно заявлять? Не знаю.

- Если повреждения средней тяжести или серьезнее, дело заводится вне зависимости от заявления, разве нет?- У меня ушиб головы. Хорошо, до сотрясения мозга не дошло. Если обращаться в органы, то в Москве, я же не поеду в Рязань, правильно? Но есть ли смысл, пока не знаю.

- На вас напали люди, имеющие отношение к футболу? Или посторонние?- Как вы себе представляете семь человек посторонних, напавших средь бела дня? Скорее всего, это были фанаты. Приехал на гостевой матч вместе с администрацией клуба как всегда заранее. Шел по улице Рязани, один, в клубной символике. Часа за четыре до игры это и произошло.

- Шли по улице — и?- Налетели, стали бить. Вокруг было много народа. Я сел на землю, закрыл лицо руками.

- Нападавшие были в клубных цветах?- Не имел возможности их разглядывать. Били недолго, но сильно.

- Есть версия — за что?- Между руководством «Торпедо» и болельщиками идет давняя вражда, если знаете. Доказательств у меня нет, но поводом для избиения стало именно это, на мой взгляд. Ведь угрозы поступали постоянно. В мой адрес, в адрес президента клуба Александра Тукманова, начальника команды Николая Кузьмина. Но большие руководители на выездах бывают не всегда, а когда бывают, то в VIP-ложах. Поэтому добрались до меня.

- Вас избили свои же фанаты? Не рязанские?- Склоняюсь к этой версии, другой нет. Потому и сказал: больше не хочу работать в «Торпедо». У меня есть семья, дети, которых нужно растить.

«ПОЛИЦИЕЙ БЫЛ НЕ Я, А ОНИ»

- Решили уходить?- Пока не знаю. Уходи, не уходи, а денег в «Торпедо» все равно не платят. Вокруг команды один негатив. Фанаты, безденежье, болото под названием «вторая лига». Тяжело жить и работать в таких условиях.

- Есть куда уйти?- Нет. Но и смысла оставаться не много. Денег не прибавят и не убавят, - они просто отсутствуют. Руководство клуба валит все на правительство Москвы, вроде оно должно выделить средства. Но вы же понимаете: у Собянина дороги, пенсионеры. Какие деньги, какому «Торпедо»?

- Как же команду допустили к сезону? Нужны ведь финансовые гарантии.- Это не ко мне вопрос, а к РФС и ПФЛ. Вот как? Самому интересно.

- Камеры наблюдения были на том месте, где вас били?- Были. Но там своя ситуация. После избиения меня задержала рязанская полиция. Проверяла три часа. Причем только меня.

- То есть вас избили — вас же и проверяли?- Да. Я представился, у меня с собой все документы. Когда-то сам служил в органах, сказал об этом. Но в Рязани происходило что-то непонятное.

- На матч-то попали?- Нет, конечно, до конца игры сидел в полиции. После матча сотрудники клуба приехали за мной, забрали.

- Не лучше ли было в эти три часа не вас проверять, а поискать тех, кто бил?- Полностью согласен. Задавал в отделении этот вопрос. И сам поступил бы так же. Но полицией был не я, а они, понимаете? Объяснить чужую логику затрудняюсь. Может, пунктик по мне имелся.

- О чем вы?- Несколько лет назад «Торпедо», еще в приличном статусе, приезжало на Кубковый матч в Рязань. Полиция тогда «накосячила», была халатность с ее стороны, на матче случились серьезные инциденты. Потом были служебные проверки, кому-то попало. А я вроде как предупреждал об опасности, критиковал, немножно конфликтовал. Возможно, там это не забыли, зуб на меня остался. Хотя уверенности нет, сами понимаете. Только ведь и дело совсем не в этом. Есть факт конкретного нападения, зафиксированы побои. Надо же реагировать как-то!

«ПРИНЕСЕШЬ БОЛЬНИЧНЫЙ, ТАМ ВИДНО БУДЕТ»

- Свидетели вашего избиения были?- Я был в шоке, сидел на земле. Когда пришел в себя, уже появилась полиция, ее много было в городе. Начали меня опрашивать. Но почему-то только меня. Наверное, поиски очевидцев правильнее вести не тому, кого только что избили. Удивляет и то, что после нападения прошло три дня, но со стороны полиции — ноль действий.

- А что клуб?- Тукманову я претензии уже высказал. Шесть лет продолжается его противостояние с фанатами. Шесть! Идут угрозы: сожжем машину, отрежем что-то, прибьем…

- И какой выход?- У болельщиков одно требование: Тукманов должен уйти. Он отвечает: «Не уйду». И ситуация никак не меняется. Будем ждать, когда действительно кого-то пришибут или сожгут машину? Конечно, нужна какая-то нормализация.

- Какая?- Поговорил с Тукмановым на повышенных тонах, если честно. Я пострадал фактически из-за его конфликта с фанатами, а отношение клуба… Хотя бы позвонил кто, поинтересовался. Вместо этого сказали: «Ну ладно, принесешь больничный, там видно будет». Впрочем, не удивился: в этом весь Тукманов. Работать в такой обстановке очень тяжело. Шесть лет он конфликтует с болельщиками, а разбираться с этим, как директору по безопасности, приходится мне.

- Вы один занимаетесь в клубе безопасностью?- У «Торпедо» нет денег, чтобы нанять еще кого-то. Я и в премьер-лиге один работал. А сейчас полиция понемногу уходит со стадионов. Ответственность за порядок ложится на клубы и собственников арен. Богатым командам проще, они могут нанять стюардов. А первой и второй лиге каково? Фанаты — ребята спортивные, среди них есть специально подготовленные. Были на моей памяти и сорванные матчи, и драки. Теперь вот меня избили. Это каких же стюардов надо нанимать? И сколько? И за сколько? Ситуация тяжелая и, кажется, тупиковая. Полиция даже когда может что-то сделать, не очень хочет. А клуб точки соприкосновения с фанатами не ищет. И денег нет. Так и живем.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon