Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Андрей Ведищев: Евролигу нужно расширить до 18 клубов

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 14.05.2016 Комаров Артем

Президент «Локомотива» – о попадании в «Финал четырех», серии с «Химками» и войне ФИБА с Евролигой.

- Андрей Владимирович, расскажите по горячим следам, как вам матч с ЦСКА?

- Нашей задачей в этом сезоне было попадание в плей-офф Евролиги. У ЦСКА задача одна – выиграть турнир. Мы перевыполнили свою задачу, попав в «Финал четырех». То есть игроки подспудно понимали, что они уже и так все сделали, что было нужно. Конечно, мы хотели выиграть. Но мы, наверное, понимали, что можно и проиграть, при этом никто нам ничего не скажет. У ЦСКА психология другая: для них все, кроме чемпионства будет неудачей.

- Вот по поводу психологии: можно ли сказать, что на вас не было давления в полуфинале? Или отсутствие давления – это журналистские бла-бла-бла?

- Это-то и плохо, что его не было. Это медаль о двух сторонах. Без давления не выигрываются титулы, давление просто должно быть. Мы-то свою задачу перевыполнили и, с одной стороны, играли без давления, а с другой, отсутствие этого пресса не позволило нам максимально жестко и сконцентрировано отыграть этот матч. У нас было право на проигрыш, у ЦСКА этого права не было. Плюс ко всему, опыт сыграл важную роль.

- Когда после выполнения задачи на сезон произошел щелчок, после которого вы подумали, а почему бы и не замахнуться на «Финал четырех»?

- Когда мы получили преимущество своей площадки в плей-офф. Именно это преимущество во многом и позволило нам одержать победу в серии с «Барселоной». После того как мы заняли второе место в своей группе и произошел этот щелчок. К тому же, мы тогда поправили свои дела и в Единой Лиге ВТБ… Но в апреле опять фокус сместился на Евролигу.

- После третьей встречи с «Барсой» было ощущение, что «Локо» морально сломлен, в прессе появлялись ваши комментарии по поводу того, что вам уже не важно, каков будет результат, главное просто хорошо сыграть и уйти с паркета с высоко поднятой головой. Как удалось переломить это настроение?

- Перед четвертым матчем мы выходили с огромным желанием выиграть и вернуться в Краснодар на решающую встречу. Все хотели играть в «Финале четырех», это была мечта – у команды, у игроков, у главного тренера, у меня. Поэтому тот матч мы сыграли максимально сконцентрировано и результативно, в отличие от «Барселоны», которая думала, что она уже в Берлине и что осталось-то выиграть дома одну встречу. Они надеялись, что победа будет легкой. Мы же не сдались и перевезли серию домой. Матч №4 – это квинтэссенция огромного желания абсолютно всех в команде сломать ход серии. Мы это сделали. Против ЦСКА не получилось.

- В четвертьфинальной серии Единой Лиги с «Химками» было принято решение дать отдых лидерам. Нет ли сейчас по этому поводу сожалений?

- Это повлияло на подготовку, безусловно. Но, учитывая ту нагрузку, которую команда и особенно ее лидеры получили в апреле, наш тренер сделал достаточно узкую ротацию. В общем-то, у нас и выбора особенно не было. Отыграв сложнейшую серию с «Барселоной», мы через день играли выездной матч с «Зенитом» и почти сразу же начинали серию против «Химок». У нас накопилась и эмоциональная, и физическая усталость, и мы понимали, что если мы еще и с «Химками» зайдем в затяжную серию, то подготовки к «Финалу четырех» просто не будет. Мы попытались выиграть первый матч в Химках – и у нас были шансы, - но когда нам не удалось это сделать, стратегия тренера и психология команды состояли в том, чтобы готовиться к «Финалу четырех».

- Это была политика клуба?

- Нельзя сказать, что это была политика клуба, это было решение главного тренера. Хотя, естественно, я понимал, что на это есть объективные причины. К тому же, Рэндольф получил травму в концовке пятого матча с «Барсой», у Дилэйни сводило ноги. Если бы у нас на подготовку к серии с «Химками» и на подготовку после этой серии к Берлину было хотя бы пять-шесть дней, ротация была бы чуть шире, а политика была бы другая. Вы видели календарь? Гипотетическая пятая игра с «Химками» была запланирована на 11 мая. Я поговорил с Барцокасом перед этой серией и понял, что он мыслями уже весь в Берлине, и такое же настроение передает команде. Решение клуба было поддержать тренера.

- Когда составлялся календарь, никто не подозревал, что пятый матч в серии выпадал на 11 мая – тот самый день, когда команда должна была улетать на «Финал четырех» Евролиги? Или все думали, что в Берлин попадет только ЦСКА, который свою серию выиграет всухую?

- Скорее второе (улыбается). Мы и сами не подозревали, что настолько перевыполним свою задачу на сезон. Потому что, например, игра с «Зенитом» была перенесена нами из-за того, что у них не было возможности предоставить зал в даты, когда у нас были «окна» в расписании. Мы двигали эти матчи на апрель, потому что не были уверены в том, что будем играть пять встреч. Внутри серии с «Барсой» у нас стояло два матча Лиги ВТБ – с «Зенитом» и с ВЭФом. Но с ВЭФом мы играли дома, а с «Зенитом» - в Санкт-Петербурге. Второй матч перенесли, потому что после второго матча с каталонцами лететь играть с «Зенитом» и уже через день – а прямых рейсов из Питера в Барселону нет – снова играть с «Барселоной» было крайне сложно. Мы отдали приоритет Евролиге.

- Но в следующем сезоне Евролиги не будет. Насколько, по-вашему, справедливо со стороны руководства турнира не давать гарантированную уайлд-кард участнику «Финала четырех»?

- К сожалению, мы не говорим о том, что справедливо, а что нет. Есть определенные правила, сформированные и озвученные лигой. Лично я уверен в том, что команда, которая пробилась в четверку лучших клубов Европы, должна участвовать в Евролиге в следующем сезоне. Мы даже не говорим о лицензиях, мы просто говорим о гарантированной уайлд-кард. Но сегодня этого места в Евролиге нет физически. Все 16 мест уже распределены. Значит, нужно расширять турнир до, скажем, 18 клубов. Это единственное, что может позволить нам участвовать в Евролиге 2016/17. Мы обсуждали это расширение с руководством Евролиги, но пока что правила менять никто не собирается.

- Я правильно понимаю, что пока что все идет к участию «Локомотива» в Кубке Европы, турнире Евролиги?

- Конечно, в Еврокубке.

- То есть в этой войне ФИБА и ЕЛ вы на стороне последней?

- Я, как президент клуба, на стороне интересов клуба. Сегодня Евролига – это хорошо организованный коммерческий турнир. Лига Чемпионов же пока что имеет неопределенный формат, состав участников, менеджмент не совсем ясен, принципы управления… Слишком много «но» для того, чтобы думать об участии в ЛЧ. На совете Лиги мы решили, что мы поддерживаем Евролигу и идем вместе с Евролигой. Думаю, что это правильное решение. Поэтому сегодня других форматов, помимо участия в Еврокубке или Евролиге, даже не рассматриваем.

- Вам не кажется, что попытка давления через федерации со стороны ФИБА выглядит как шантаж?

- Вам же тоже так кажется (улыбается). Это даже не кажется, это абсолютно очевидно. Это попытка использовать административный ресурс, здесь нет секретов.

- Но политика РФБ пока что такова, что выбор в пользу Евролиги может грозить дисквалификацией

– либо клуба, либо Лиги ВТБ.

- Это очень сложно. Если поставить себя на место Андрея Кириленко, то все понятно: он защищает интересы национальной команды и не хочет исключения сборной России из международных турниров. Более того, это не только первая команда страны, но и весь пласт юношеских сборных. Поэтому у Кириленко нет выбора. Что же касается дисквалификации, то мы уже приняли коллегиальное решение, и не можем поменять свое решение и пойти в другую сторону. Если мы принимаем какое-то решение, его необходимо придерживаться. Я просто надеюсь, что Евролига и ФИБА придут к какому-то консенсусу, чтобы он устраивал и одну, и другую стороны. Чем скорее они это сделают, тем легче будет нам всем.

- Даже если они не придут к консенсусу, почему бы федерациям разных стран просто не договориться плюнуть на ФИБА и принять сторону Евролиги? Это, во-первых, выгодно всем клубам, а во-вторых, кто будет смотреть чемпионаты, на которых отсутствую, по сути, все европейские сборные?

- Это тоже формат, но это формат боевых действий. К чему все это должно привести, сейчас сложно сказать. Я думаю, что если соединить каким-то долгосрочным договором приоритетное право Евролиги проводить турнир лучших клубов Европы, то всем будет хорошо Опять же, 16 команд – это крайне мало, поэтому нужно турнир расширить. А вторым по значимости турниром можно сделать Лигу Чемпионов. Допустим, финалисты ЛЧ выходили бы в Евролигу, и наоборот, в Лигу Чемпионов спускались бы худшие команды ЕЛ. Чтобы все было по спортивному принципу. Я думаю, это был бы идеальный вариант для обеих сторон.

© Советский Спорт

- То есть, новый формат Евролиги вам, в принципе, нравится, но количество клубов-участников нужно расширить?

- Нет, для клуба идеален был бы нынешний формат, который был в этом сезоне. Потому что в «регулярке» будет слишком много перелетов, а для клуба не из столицы и не имеющего своего самолета это очень сложно. Мы в этом сезоне столько летали, что почти не тренировались. Главной задачей было просто восстановиться от игры к игре. Лига ВТБ ведь тоже международный турнир, и там тоже есть непростые перелеты. Если бы Евролига уже в этом сезоне играла вкруговую, то мы бы, конечно, были вынуждены летать постоянно чартерами, пришлось бы найти деньги в нашем бюджете. Поэтому лично мне кажется, что сегодняшний формат турнира с групповыми этапами был идеальным, за исключением того, что участники «Финала четырех» не получают уайлд-кард на следующий сезон.

Матч: Лабораль Кутча - Локомотив-Кубань

BBC

image beaconimage beaconimage beacon