Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Андрей Рябинский: Суд с Уайлдером будет независимо от того, состоится ли бой

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 27.06.2016 Усачев Владислав

Глава промоутерской компании «Мир бокса» и президент компании МИЦ Андрей Рябинский об иске к команде Деонтея Уайлдера.

В воскресенье на Малой Спортивной Арене прошел мастер-класс для детей погибших военнослужащих из Сирии и Донецка, в котором приняли участие знаменитые боксеры Денис Лебедев, Григорий Дрозд, Эдуард Трояновский и Рахим Чахкиев.

Одним из организаторов этого мероприятия стал глава промоутерской компании «Мир бокса» Андрей Рябинский, известный тем, что именно он устраивает лучшие боксерские вечера в России. Но воскресенье был особый день. И в нем не было звезд шоу-бизнеса вокруг ринга, не было десятков тысяч болельщиков, как на прогремевшем в Москве концерте группы Rammstein. Были только дети. И от этого значимость события, пожалуй, становилась выше.

– Это не вопрос бизнеса или пиара, – говорит Андрей Михайлович. – Мы организовали приезд детей из Сирии и Донецка, чтобы они могли здесь, в Москве, отдохнуть. В данном конкретном случае, чтобы они могли пообщаться со звездами бокса.

Если бы у меня в 14 лет была возможность поговорить с чемпионами мира, это была бы полнейшая эйфория. Мы решили предоставить этим детям, пережившим страшные трагедии в своей жизни, эту возможность.

«УАЙЛДЕР ДОЛЖЕН ЗАПЛАТИТЬ ЗА ГАДОСТИ В НАШ АДРЕС»

– Теперь хотелось бы поговорить о вашей тяжбе с другим чемпионом мира Деонтеем Уайлдером. На днях вы подали иск к его команде на сумму 34,5 млн долларов. Почему именно такая сумма?– У меня есть профессиональная команда юристов: это компания Forward Legal, которая работает с высококлассными американскими юристами. Эти специалисты занимаются подготовкой нашей юридической позиции. В том числе и расчетами тех сумм, которые должны быть заявлены в иске. Именно эти ребята выиграли прошлый суд против Дона Кинга – и я им доверяю.

Иск был подан на прошлой неделе. Его суть в том, что команда Уайлдера вместе с боксерам были крайне несдержанны в высказываниях в наш адрес. Их высказывания негативно отразились на репутации Саши Поветкина и на моей. Им придется мало того, что извиниться, но еще и заплатить деньги за свое поведение.

– А на что подавали иск они? – Их претензия в том, что бой был отложен, не состоялся. Нам придется судиться и там, и там. Итог я комментировать не хочу, поскольку его нет. Но я хочу сказать, что иск, который мы подаем, не касается фактора, будет ли организован бой или нет. Это иск о защите чести и достоинства. Он сам по себе. То, что мы хотим боя и хотим его сейчас – это само собой.

– То есть, если этот бой состоится, иск отозван не будет?– Абсолютно верно. Это совершенно разные темы. Извиняться и платить за оскорбления, порочащие нашу репутацию, – это один разговор. Проводить бой на тех условиях, на которых они должны это делать, поскольку я выиграл торги – это другой разговор.

– Как вы относитесь к словам адвоката Уайлдера Джадда Берштейна, который назвал ваш иск абсурдным?– Нормально отношусь. Что касается Джадда – он «старый лис». Что ему еще оставалось сказать? Он прекрасно знает, что иск – не абсурдный. Он прекрасно знает, о чем идет речь. И он прекрасно понимает, что в суде ему придется нелегко. Тему абсурдности иска, давайте обсудим, когда будет решение суда.

«У НАС ЕСТЬ ПЛАН НА ЛЮБОЕ РЕШЕНИЕ WBC»

– После долгих споров с Адонисом Стивенсоном, Сергей Ковалев наградил его прозвищем «Чикенсон». Каким нехорошими словами вы называете Уайлдера между собой?– У нас такого нет. Мы всегда и ко всем относимся с уважением. Даже к Джадду, который называет наш иск абсурдным. Когда я говорю, что он «старый хитрый лис», я говорю это с уважением, а не с желанием его обидеть. Мы никогда не будем заниматься делом, которое я называю «футбол на словах». По моему глубочайшему убеждению это некрасиво.

– Если дело с Уайлдером продолжит «зависать», какой план дальнейших действий? Будет ли бой с другим боксером?– Мы ждем решения Всемирного боксерского совета (WBC). Потом будем озвучивать наши следующие шаги. У меня есть план действий на случай, если решение будет положительным и бой состоится. И есть план на отрицательное решение, согласно которому Поветкина могут дисквалифицировать, хотя, на мой взгляд, это очень маловероятно. Но в этом случае наша судебная история резко расширится.

– Мой вопрос связан с тем, что накануне стало известно, что на допинге попался Тайсон Фьюри, теперь его чемпионские пояса могут оказаться вакантными…– Он не попался на допинге. Что касается Тайсона Фьюри, есть утверждения газет о том, что в его допинг пробе найдет нандролон. Но никаких официальных заявлений со стороны его команды, подтверждающих эту информацию, не последовало.

«НА МЕСТЕ ПРОМОУТЕРОВ УАЙЛДЕРА ПОСТУПИЛ БЫ ИНАЧЕ»

– Хотелось бы уточнить некоторые моменты относительно мельдония. Чтобы получить концентрацию 70 нанограмм – какую часть таблетки нужно принять: половину, четверть или еще меньше?– Чтобы вы понимали, если таблетку лизнуть, то концентрация в организме будет выше.

– Иными словами, Александр даже теоретически не мог принимать этот препарат весной. Как думаете, неужели американцы сами не понимают этого?– Кто-то понимает, кто-то делает вид, что не понимает. Сейчас в рамках WBC происходит работа комитета, который создан для того, чтобы разобраться в этой проблеме. Саша Поветкин не первый спортсмен, у которого нашли остаточные следы мельдония. Такие мерцающие результаты были у других. Препарат то появляется, то его нет. Спортсменов с такими результатами и концентрациями реабилитировали.

– Я так понимаю, что мерцающие результаты появляются тогда, когда спортсмен находится под высокими нагрузками?– Есть такая версия. Всемирное антидопинговое агентство (WADA) занимается исследованиями, которые должны пролить свет на то, как ведет себя мельдоний. Точно никто не знает, но есть такая версия и мы склоняемся к ней, что мельдоний в низких концентрациях может не проявляться, если организм человека, условно, находится в покое или подвержен небольшим нагрузкам. Но на предельных нагрузках физических или нервных, он может себя проявить в таких небольших следовых концентрациях.

– Как бы вы повели себя на месте промоутеров Уайлдера, если бы у соперника вашего боксера нашли остаточные следы запрещенного вещества в аналогичной период и концентрации?– Хороший вопрос. Первое, я бы обратился за разъяснениями в официальные органы. В данном случае – это WBC, который регламентирует и определяет шаги спортсменов. Будет бой или нет. Отменен или отложен. Второе, я бы прилетел в Москву из Лондона и был бы на пресс-конференции, потому что так написано в моем контракте. Как мы помним, Уайлдер этого не сделал.

После этого я бы связался с WBC и сказал: «Дайте мне документ, что бой отложен». Этот документ я бы получил. После этого я бы сказал своим соперникам: «Друзья, есть подозрения, что ваш боксер принимал допинг. Я ни в чем не хочу вас обвинять. Для этого есть специальный орган. Я ухожу, а вы – разбирайтесь». И на момент разбирательств я бы никак не комментировал это дело. Когда будет доказана вина, тогда я буду говорить в СМИ, что у моего соперника – допинг. Если это не доказано, я буду помалкивать: «Извините, идет расследование. Я это комментировать не могу». И это правильно. Это действия нормального человека.

Когда продолжается расследование, нельзя поливать человека грязью, кричать, что бой отменен, а боксер принимал допинг. Такое поведение вызывает подобные судебные претензии.

«ПРОТИВ УЧАСТИЯ ПРОФЕССИОНАЛОВ НА ОЛИМПИАДЕ»

– Деонтей Уайлдер будет драться с Крисом Арреоллой? За кого вы в этом бою будете болеть?– Ни за кого. Просто с интересом буду смотреть.

– Вы не заинтересованы в поражение Уайлдера?– Нет. Не заинтересован. Вся наша история состоит в том, что мы хотим, чтобы он вышел на ринг против Поветкина.

– Вы заявили, что Поветкин не выступит на Олимпиаде, а может кто-то из ваших боксеров изъявлял желание отправиться в Рио?– Скажу сразу, я против участия профессиональных спортсменов на Олимпиаде. И многие международные федерации против. Они готовы дисквалифицировать своих боксеров.

Это глубоко аморальная вещь, когда взрослый мужик, профессиональный спортсмен приезжает на Олимпиаду, чтобы отобрать медаль у начинающего любителя. Как правило, это из любителей переходят в профессионалы. Профессионалы – старше, опытнее и сильнее. Ехать и избивать любителей – это некрасивая история. Не знаю, зачем это было сделано. Бред.

Разве раньше было плохо, когда любители и профессионалы были отдельно? В чем проблема? Зачем нужно было это смешивать. И если кто-то из моих боксеров захочет поехать на Олимпиаду, я буду против.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon