Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Артемий Панарин: Полгода не могу вернуть Вите Тихонову $5000 за ужин (видео)

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 02.05.2016 Лысенков Павел

Обозреватель Sovsport.ru взял интервью у форварда «Чикаго» Артемия Панарина, который провел первую тренировку в сборной России.

Артемий ушел с тренировки последним. И даже потерялся в новом Ледовом дворце. Спросил у прессы: «Туда идти?» Узнал направление.

- Знаете, я привык последним уходить, - подумав, сказал Панарин. – А то пока поговорил со всеми, ерундой позанимался… В «Чикаго» тоже был последним. Только во второй половине сезона начал спешить со льда. Там уже силы приходилось экономить.

Арена же непривычная. Со стороны кажется, что здоровый аэродром. Но другие говорят, эта площадка меньше других.

- Вам в «Чикаго» не говорили, что надо меньше тренироваться?

- Если честно, нам давали много отдыхать. Не знаю, какая нагрузка была в других командах. У нас же сделали легкий график в последний месяц, когда матчи шли через день. Только одна тренировка была. В остальном так: игра – выходной – игра – выходной… Приходишь на раскатку, и в бой.

А я ведь из России приехал. «Где тренировки, ребята?!» Приходилось в одиночку тренироваться. Потом так оборзел, что когда выходной не давали, уже возмущался: «Что за ерунда?»

- Чего вам не хватило в серии с «Сент-Луисом»?

- Вот такой это спорт! В нескольких матчах мы вели в счете, имели преимущество. Но «блюзмены» забивали переломные голы, и мы проигрывали. Потом с 1-3 в серии тяжело выкарабкиваться.

Наша команда уже шесть лет бьется в плей-офф, далеко проходит. Силы заканчиваются, у ребят давно не было большого отпуска. Я не говорю, что все из-за них, - смеется Артемий. – Но и в «Сент-Луисе» играют молодцы.

- Как вы реагировали на заголовки «Тарасенко отправил Панарина на чемпионат мира»?

- Я стараюсь не читать прессу. Это расслабляет. Отошел от всего мира, чтобы сконцентрироваться. Заходил только в группу ВКонтакте, которую ребята сделали про меня. Только там новости видел.

- Вы с Тарасенко обнялись после седьмого матча серии. Что говорили друг другу?

- Все банально. «Красавец», туда-сюда. Мы всегда на телефоне с Володей. Перед седьмым матчем он мне сказал: «Давай, заказывай размеры костюмов в сборной». Шутки шутками, а размеры я в итоге заказал!

- Хорошо почувствовали, что такое плей-офф НХЛ?

- В первых двух матчах у ребят из «Сент-Луиса» было много сил. Выбегали заряженные, с глазами по пять рублей. У самого становятся такие же глаза. Спуску не дают, постоянно колотят, под коленку пихают клюшкой. Всякие неприятные штучки. А потом «блюзмены» сами устают и уже не так тебя охаживают. У нас в «Чикаго» говорят, что в следующих раундах начинается нормальный хоккей. А когда есть эмоции и силы – это мясорубка.

- Что случилось с вашим одноклубником Артемом Анисимовым?

- Его беспокоила кисть уже три года, весь сезон провел на обезболивающих. Нельзя больше терпеть, восстановление долгое. Артем принял решение, что нужно лечь на операцию. Она будет во вторник.

- Когда Ти-Джей Оши пришел в «Вашингтон», и его поставили к Овечкину и Бэкстрему, он воскликнул: «Я чувствую себя как ребенок в конфетной лавке!» А какие чувства у вас, когда вы вернулись в звено к Шипачеву и Дадонову?

- Такие же, как и у него. Лавка с конфетами! Я вообще очень соскучился! Вчера не спалось, так я всю ночь проговорил с ребятами. Болтали о разном. Любая мелочь из России была интересна. Как я рад оказаться дома!

- У вас другие отношения с Кейном и Анисимовым?

- Ну зачем сравнивать? Мы вот с Кейном иногда ругаемся. Но Дада (Дадонов) мне говорит, что мы и с ним раньше ссорились. А у меня такие хорошие воспоминания остались о том времени, что я даже не помню! Когда мы ругались? Гнал вчера на Женьку: да ты в адеквате ли, парень?

- Вы видели, как Гусев или Мозякин играли на вашем месте в тройке Шипачева?

- Я не смотрел матчи. Поначалу следил за СКА по видеонарезкам. А так только смотрел счет. Но вообще нормально у ребят получалось. Красавцы! Рад, что нашли им партнера. Хоть не потерялось звеньишко…

- Вы радуетесь новостям о питерском спорте? Вот «Зенит» выиграл Кубок России у ЦСКА.

- Я не в курсе. Оттуда ушел Кержаков, и я сейчас с «Зенитом» разругался, - улыбается Панарин.

- Правда ли, что Анисимов вам так переводил установки: «Играй в свой хоккей»?

- Да. Вот и все. А я потом выхожу на лед. Мне что-то орут со скамейки. Я – в панике. Не знаю, куда бежать. Мне сказали играть в хоккей. А что делать?

Вообще у нас такое звено было, что импровизация чистейшая. Мне какую-то тактику рассказывали. Но я ничего не понимал. Анисимов мне не переводил. И у нас был свой хоккей. От этого сопернику сложнее. Мы нестандартно мыслим. Куда-то закатываемся, делаем что в голову взбредет.

В плей-офф тяжелее стало. Они уже посмотрели наши матчи, примерно поняли, куда мы ездим. И очень плотно нас прихватили. Все время было расстояние сантиметров в пять до соперника.

- Веселый у вас получился ужин новичка? В какую сумму вам обошелся?

- Тысяч пять. Кстати, я Вите Тихонову так и не отдал деньги. Доллары, в смысле. У меня тогда карточка не работала. Я об этом сказал Вите как хитрый еврей: «У тебя нет случайно?»

И вот полгода отдаю. Все, как надо. Сейчас хоть бонусы заработал – отдам.

- Вы там песню пели перед командой?

- Какую-то чушь понес. Они меня выперли в центр комнаты. Я понять не могу, что мне делать вообще. Спросил у Тишки. Он отвечает: «Историю какую-нибудь расскажи».

Да какую историю? Я двух слов связать не могу. Просто разнобой сказал какие-то восемь слов, какие знаю. Все засмеялись.

- Не жалеете, что уехали из КХЛ? Рекомендуете другим пойти по вашим стопам?

- Рекомендовать не буду. Все всё видят сами. То, что там уровень сильнее – это понятно. Я рад, что попробовал себя. Вроде получилось, потому что был шанс. Если бы я этого не сделал, то сейчас сильно бы жалел.

Но всё удачно сложилось. Сейчас – только вперед!

- Вы уверены, что вам дадут «Колдер Трофи» как лучшему новичку НХЛ?

- Так-то хотелось бы, блин! Даже буду недоволен, если не дадут! Шансы есть, а там посмотрим.

- Вы следили за тем, как играли Макдэвид и другие новички?

- Я за многим не следил. Была забавная история – я знал, сколько у меня очков. Но не знал, на каком иду месте в таблице бомбардиров. Перед последней игрой было на тоненького. Или получаю бонусы, или нет.

Я попросил друга: скинь мне таблицу. Изучил ее, заморочился. Всю ночь не спал. Обычно не думаю о деньгах, но тут такой шанс. Надо собраться! Вышел – и в первом периоде заработал три очка. Было весело!

- Надо было попасть в топ-10 бомбардиров?

- Да, среди нападающих. Сзади меня шел Тарасенко. Я удалил бы его номер из телефона, если бы он меня обошел! Сказал ему даже: «Давай, Володя, заканчивай!»

- А ведь у вас была серия из 10 матчей, в которых вы набрали только 3 очка.

- Я тогда даже не думал о бонусах! Журналист мне о них сказал. У меня сразу спокойствие пропало. А если серьезно, это спорт. Играл я неплохо.

Бывает так, что ничего не получается на льду, а пару передач отдашь. Ребята все сделают, забьют. Два пасика есть. А бывает, из кожи вон лезешь, и ничего. В той серии мне не фартило. А потом – фартануло. За дождем всегда бывает радуга.

- Какое самое необычное проявление фанатской любви вы видели? Может, это связано с вашим прозвищем Хлебушек?

- Это приятно, потому что по-доброму – хлеб. Даже русские ребята знают о моем прозвище и пишут личные сообщения в соцсетях: «Булка, как сам?» или «Батон, как дела? Как погода в Чикаго?» Мне это нравится.

- У вас было желание уехать в отпуск, а не лететь в сборную?

- Нет, не было. Я тоже об этом думал. В том сезоне, когда играл за СКА, устал намного больше. Мы там еще до финала Кубка Гагарина дошли. А в «Чикаго» был в хорошей рутине. Мог и дальше играть.

- Как вас встретил Олег Знарок?

- Как обычно: по плечу постучал, - Панарин видимо вспоминает, как Знарок в 2014-м общался жестами со шведским тренером. – Вообще мы будем стараться. Если каждый отработает на сто процентов, всё у нас получится. Это спорт. Игра по-разному идет. Главное – работать и работать.

- Вы катались в звене Шипачева на тренировке?

- Да, с ними. Правда, сам Шипачев не катался. Халтурщик этот. Буду с ним разбираться! Что он опять филонит? Несерьезно, конечно! – смеется Панарин.

- Кейн у вас спрашивал о Питере, где играет сборная США?

- Я ему немного пригрозил. Мол, приедешь и… Сказал пару интересных вещей. А он что, в итоге не поехал в сборную? Пока не отозвался? Думаю, он еще размышляет.

- Вы несколько матчей провели без Кейна или Анисимова. В чем разница?

- Когда играешь с Кейном, который многое доказал, то игра все равно идет через него. А когда меня от него убирают, я – сам себе художник и хозяин.

Без сомнений, с ними очень круто играть. Но когда я вспоминаю, как на самом деле хочу играть, создавать что-то сам, кайфовать от этого, красивые обыгрыши проводить, чтобы болельщики кричали – это тоже хорошо. Мне и так нормально, и так.

- Ваш инстаграм за год стал одним из самых популярных хоккейных СМИ в России. Все его смотрят, цитируют.

- Да? Я выкладываю туда фотографии раз в две недели. Поначалу его создал, и давай фотки постить. У меня их много в альбоме. А сейчас – кому фоткать? Снимешься в зеркале в Чикаго – потом друзья пишут: «Ты что творишь?» Но ведь и людей хочу порадовать.

- Хитом стало ваше видео, когда Кейн говорил по-русски.

- Я хотел еще записать, как Данкан Кит поет «Рюмку водки на столе» на последнем вечере. Но он уже не мог петь...

* * *

! Полное интервью смотрите на видео

BBC

image beaconimage beaconimage beacon