Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Бандитский Марсель. Как во Франции осваивают деньги на футбол

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 29.09.2016 Лисовой Максим

Откат и распил – понятия, свойственные отнюдь не только российскому футболу. Как показывает расследование ведущего французского футбольного издания France Football, они, например, превратились в обыденное явление в одном из самых титулованных и популярных клубов Франции.

Марсельский «Олимпик» (он же «Марсель») – единственный, между прочим, французский клуб, выигрывавший Лигу чемпионов, – В последние годы успехами на поле болельщиков не радует, но на первых полосах французских газет присутствует постоянно. Поводами служат то обыски в его офисах, то уголовные дела, заводимые на менеджеров. Впрочем, концовка лета подарила болельщикам «Марселя» надежду на перемены к лучшему. Владелица клуба Маргарита Луи-Дрейфюс, уроженка Ленинграда и одна из самых богатых женщин Европы (ее состояние оценивается в 7 с лишним миллиардов евро) после мучительных переговоров наконец-то продала контрольный пакет акций клуба американскому бизнесмену Фрэнку Маккорту. Несмотря на неоднозначную репутацию бывшего владельца бейсбольного клуба «Лос-Анджелес Доджерс», эта сделка была воспринята местной футбольной общественностью как благая весть. А французским журналистам послужила поводом для расследования, в ходе которого выяснилось немало фактов, проливающих свет на особенности ведения футбольных дел по-провансальски.

СООБЩЕСТВО

В 2009 году «Марсель» стал одним из многочисленных активов, перешедших во владение урожденной Маргариты Богдановой после смерти ее мужа Робера Луи-Дрейфюса – видного французского бизнесмена, бывшего исполнительного директора Adidas-Salomon и наследника Louis-Dreyfus Group. Примерно за год до этого в структуре клуба и вокруг него и начали появляться будущие фигуранты отчетов отдела по борьбе с организованной преступностью и финансовыми преступлениями при Главном управлении судебной полиции Франции.

Антуан Вейра и Филипп Перес в разное время занимали пост генерального директора клуба, Жан-Клод Дассье трудился в должности президента, Жозе Аниго – в качестве спортивного директора, а футбольный агент Жан-Люк Баррези выступал в роли единственного посредника при заключении практически всех трансферных сделок.

Ведущую роль в этом сообществе играл Венсан Лабрюн, который при жизни Луи-Дрейфюса возглавлял наблюдательный совет клуба, а после его смерти за два года перекочевал в кресло президента. В последующем расследовании именно Лабрюн выступит в качестве основного свидетеля, снабдит правоохранительные органы бесценной информацией и, по сути, выйдет сухим из воды. Об этом говорит и тот факт, что работу в должности президента «Марселя» Лабрюн завершил только после официального объявления о продаже клуба Маккорту.

Что касается Маргариты Луи-Дрейфюс, то она в документах полиции и вовсе значится пострадавшей, что и логично: воровали-то в конечном счете у нее. Собственно, и единственная претензия к ней болельщиков состоит в том, что гражданку Швейцарии, 7 лет владевшую контрольным пакетом акций «Марселя», попросту не волновало то, что творилось в ее клубе.

ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКТОР

Небольшое отступление. Необходимо отметить, что юг Франции – исторически один из самых криминогенных районов Европы с точки зрения организованной преступности. С тех пор как в футбол пришли по-настоящему большие деньги, он, естественно, стал объектом пристального внимания со стороны местных ОПГ. И если совершить виртуальный тур по правоохранительным органам Лазурного Берега, Прованса и, конечно же, Корсики, можно собрать целую коллекцию дел, заведенных на футбольных функционеров и людей, имеющих непосредственное отношение к клубам. Так, за последние годы в делах того же «Марселя» неоднократно мелькало имя Анжа-Туссена Федеричи – известного гангстера и фактически крестного отца корсиканской мафии.

Впервые криминальный оттенок в деятельности «Марселя» проявился в 1993 году, а поводом для этого стал громкий скандал, не имеющий прямого отношения к делам сегодняшним. Тогда провансальцы, готовившиеся к финалу Лиги чемпионов, были уличены в покупке матча чемпионата Франции против «Валансьена». В итоге клуб был лишен завоеванного по итогам того сезона чемпионского звания, исключен из следующего розыгрыша Лиги чемпионов и сослан во второй дивизион. А его президент Бернар Тапи полгода провел за решеткой.

ЖИНЬЯК, ГОНСАЛЕС И ДРУГИЕ

Но вернемся в наши дни. В конце весны 2011 года в клубном офисе и на базе «Марселя» были проведены масштабные обыски, а также дан ход расследованию в отношении нескольких трансферных сделок. В центре внимания тогда оказался переход нападающего Андре-Пьера Жиньяка, приобретенного у «Тулузы» летом 2010-го. В этой сделке внимание полиции привлекли и невероятно завышенная стоимость игрока (порядка 20 миллионов евро со всеми бонусными выплатами и комиссионными), и его космическая по французским меркам зарплата, которая к концу пятилетнего контракта должна была составлять порядка 350 тысяч евро в месяц.

Осенью 2014-го полиция пошла еще дальше, за одну ночь заключив под стражу Лябрюна, Переса, Дассье и еще одного бывшего президента клуба – Папа Диуфа. Впоследствии в список сомнительных трансферных сделок вошли переходы Бенуа Педретти, Сулеймана Диавара, Бенуа Шейру, Моргана Амальфитано, Жереми Мореля, Мамаду Ньянга, Хатема Бен-Арфа, Лоика Реми, Алу Диарра и еще доброго десятка футболистов, пополнявших и покидавших «Марсель» с конца 90-х годов.

Наряду с трансфером Жиньяка одним из главных поводов усомниться в адекватности и законности действий «Марселя» стал переход летом 2009 года полузащитника «Порту» Лучо Гонсалеса. За аргентинца были выплачены 22 миллиона евро – неподъемная сумма для клуба, который, согласно официальной бухгалтерии, испытывал серьезные финансовые трудности. Шокирующими оказались и условия контракта Гонсалеса, по которым его ежемесячная зарплата составляла 270 тысяч евро с обязательными премиями после каждого девятого матча в размере 175 тысяч евро и выплатой подъемных при подписании в размере 867 тысяч евро.

80 МИЛЛИОНОВ ЕВРО

На данный момент основным звеном действовавших в «Марселе» схем отмывания, освоения и перераспределения денежных средств считается отлаженная связка бывшего спортивного директора Аниго и агента Баррези. Последний, до определенного момента представлявший интересы всех футболистов из приведенного выше списка, давно подозревался в тесных связях с организованной преступностью, а в декабре 2013 года сел на четыре года за вымогательство. Однако, даже находясь под следствием, а позже и в тюрьме, Баррези умудрялся сотрудничать с «Марселем» с помощью своих подчиненных, среди которых выделяется Фарид Айяд (сейчас также находится в тюрьме).

На фоне заядлого уголовника Баррези и прочих жуликоватых управленцев клуба, не имеющих отношения непосредственно к футболу, Аниго выглядит инородным объектом. Начать хотя бы с того, что он сам в прошлом защитник «Марселя», имеет полноценное футбольное образование и тренерскую лицензию, дважды возглавлял команду: в 2004-м вывел ее в финал Кубка УЕФА, а во второй половине сезона-2013/14 работал в качестве и.о. после отставки Эли Бопа.

Запомнился Аниго и как действительно хороший спортивный директор, который из года в год собирал состав, хотя бы на бумаге выглядевший конкурентоспособным. С его именем связаны и главные тренерские приобретения клуба за последние годы, в частности приезд в Прованс аргентинца Марсело Бьельсы.

Впрочем, футбольные и управленческие таланты не уберегли Аниго от пагубных связей в преступном мире. Главной из них был как раз Баррези, фактически превративший великий клуб в ячейку корсиканской мафии. Трагизма судьбе Аниго, ныне скрывающегося от французского правосудия в Марракеше, придает и то, что за год до облавы на руководство клуба в перестрелке погиб его сын Адриан. По сообщениям французских СМИ, Аниго-младший состоял в одной из марсельских преступных группировок и имел судимость за ограбление.

740 банковских счетов, использовавшихся для вывода средств от трансферных сделок с участием «Марселя», обнаружили французские следователи. По данным полиции, в период с 2008 по 2014 годы в общей сложности через клубную структуру «Марселя» под видом комиссий агентам, подъемных, премиальных и трансферных трат было проведено, отмыто и перераспределено по нужным карманам около 80 миллионов евро. Для Маргариты Луи-Дрейфюс с ее состоянием – потеря, наверное, небольшая. О репутационном ущербе клубу, когда-то считавшемуся европейским грандом, этого не скажешь.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon