Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Берни Экклстоун: Демократия в Формуле-1 не нужна. Я должен быть диктатором

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 27.04.2016 Мысин Николай

Накануне «Гран-при России» 85-летний босс «королевских гонок» выдал порцию комплиментов нашей стране, посетовал на падение интереса к чемпионату, рассказал о подъеме Квята и о закате Европы.

«ПРИЕХАВ В ПЕРВЫЙ РАЗ В СОЧИ, БЫЛ ОЗАБОЧЕН»

– С тех пор, как был подписан договор на проведение «Гран-при России» в Сочи, вы не раз давали понять, что испытываете особые чувства к нашей стране. За что так любите Россию?– Мне нравится все, что движется вперед и не слишком много думает о своем прошлом. Потому что все, что мы можем взять из прошлого – опыт, полученный на своих ошибках. Правда, и зацикливаться на будущем тоже нельзя, ведь мир меняется очень быстро. Но мне нравится то, что я вижу – не живя в России и не имея здесь слишком много связей. Я вижу, что эта страна со своим лидером определенно движется вперед.

– Вы пытались организовать «Гран-при» еще в Советском Союзе, в 1980 году. 30 лет прошло, прежде чем был наконец подписан контракт на гонки в Сочи. Почему так долго?– Причина не во мне, – смеется Берни. – Просто люди здесь не понимали, зачем «Формула-1» нужна России. Их заботили другие идеи. Отлично помню, как мы пытались организовать «Гран-при» в Москве. Много работали с тогдашним мэром города Юрием Лужковым. Далеко продвинулись. Он был отзывчивым, хорошим и добрым компаньоном. Но все засторопилось из-за коммерческих проблем. Лужков так и не смог смириться с тем, какие расходы повлечет за собой проведение «Гран-при». Хотя в этом нет ничего удивительного – если хотите организовать Олимпийские игры или Кубок мира по футболу, это тоже обойдется недешево, но принесет свои дивиденды. Лужков тогда не видел никаких дивидендов. Он видел только проблемы, связанные с организацией этапа «Формулы-1». Поэтому все и заглохло.

– Потом была идея привезти чемпионат мира в Петербург…– Именно. Но там люди испугались, что гонки обернутся большим шумом и это повредит атмосфере города с его огромным количеством музеев. Глупо, если честно. В конечном счете никто не понимал, что может дать «Формула-1». Нужен был человек, который скажет «Да» или «Нет». Который выберет новое место и спросит: «Способна «Формула-1» помочь ему? Так с подачи Владимира Путина появился проект в Сочи.

– Почему Сочи?– Город активно готовили к зимним Олимпийским играм, и это была идеальная возможность сделать там что-то еще, что требует больших финансовых вливаний. Построить трассу и организовать «Гран-при» с нуля было бы куда сложнее, а так по части инфраструктуры многое уже было. Хотя, когда я впервые приехал в Сочи, то был слегка озабочен – действительно ли это то место, которое нам надо? На тот момент город не выглядел так, чтобы люди однозначно захотят поехать. Но все изменилось. Там провели отличную работу.

«КВЯТ СПОСОБЕН ДОБИТЬСЯ БОЛЬШИХ ПОБЕД»

– Поделитесь мнением – как повысить интерес к автоспорту в России? Нужно больше наших гонщиков, команда в «Формуле-1»?– Нужно развивать картинг -- именно с него все и начинается. Ребятишки садятся за руль и мчатся вперед – во всех смыслах. Я поддерживаю что-то подобное в Англии, где мы стараемся максимально упростить занятия картингом, чтобы детям не приходилось отрываться от школы и учебы, но при этом была возможность заниматься спортом. Ребенка надо увлечь, дать ему надежду, что он может добиться чего-то серьезного. Тогда появляется настоящий интерес.

– В России пока с этим неважно…– Нужен кто-то, кто скажет: «Теперь мы будем развивать картинг во всех регионах страны». Чтобы была возможность искать таланты повсюду. Чтобы дети из разных городов соревновались друг с другом. И маховик запустится. Все большое начинается с малого.

– Даниил Квят в свое время уехал в Италию, чтобы развивать свою карьеру в Европе.– Потому что на родине у него такой возможности не было. Допустим, я захочу стать хоккеистом. У меня ведь не возникнет с этим проблем в России, верно? У вас есть для этого вся инфраструктура, и тысячи детей гоняют шайбу на льду, а из них потом вырастают десятки выдающихся спортсменов. Нужно, чтобы и в автоспорте было так же.

– Других российских гонщиков, способных в будущем попасть в «Формулу-1», вы пока не видите?– Я не вижу их именно в России. Чтобы кто-то раскрыл свой талант и получил перспективы, ему нужно уехать из страны. А это может себе позволить не каждый.

– Если вернуться к Квяту: в прошлом году он впервые поднялся на подиум – в Венгрии. Чего ждать от Даниила в новом сезоне?– Я вижу, как он прибавляет. И прибавляет серьезно. Пока команда, в которой выступает Квят, испытывает некоторые трудности с машиной, но я уверен – в обозримом будущем Даниил будет способен добиться по-настоящему больших побед.

«МЫ ПОЗВОЛИЛИ «ФЕРРАРИ» И «МЕРСЕДЕСУ» НАМИ РУКОВОДИТЬ»

– Что скажете о начале нового сезона?– Я часто жаловался в последние годы и пожалуюсь опять – наша структура неверна. Мы позволили «Феррари» и «Мерседесу» нами руководить. Почему так? Они поставляют двигатели большинству других команд и, разумеется, имеют на них серьезное влияние. Когда мы пытаемся придумать что-то новое, нам нужно согласование со всеми участниками чемпионата. Это неверный путь. Это тот случай, когда демократия работает не лучшим образом. Нам нужно вернуться в старые добрые деньки, когда мы только строили «Формулу-1» в том виде, в котором знаем ее сейчас. Когда я был на куда более сильной позиции. Когда я был диктатором! А с нынешней демократией многие люди просто манипулируют чемпионатом в своих собственных интересах. Хотя надеюсь, что «Феррари» выдаст более сильный год, чем раньше. И что «Ред Булл», если получит их двигатель, поедет заметно лучше. Борьба нужна всем. Болельщикам – в первую очередь.

– Вы же по-прежнему сохраняете контроль над чемпионатом мира?– Мы владеем коммерческими правами и контролируем финансовые потоки. Если мы не будем это делать, команды не смогут выступать. Но сейчас у них слишком много рычагов, чтобы блокировать любые изменения, которые мы хотим ввести. Может, они и правы. Время рассудит.

– Может, проблема еще и в том, что в современной «Формуле-1» нет по-настоящему ярких, харизматичных звезд? Таких, как Сенна, Хант, Прост, Лауда…– Легендами не рождаются – чтобы ею стать, потребуется время. Многие ребята на это способны, но не у всех выйдет. Представьте, что вы руководите балетной труппой и внезапно влюбляетесь в одну из девушек. И вы уверены, что именно она – лучшая балерина в мире. Но, чтобы это поняли другие, заставляете всех остальных в своей команде танцевать босиком. И только она – в балетках. Как-то это неправильно, вам не кажется? Но это то, что мы имеем сейчас в «Формуле-1». Беда в том, что мы, руководство, мало как можем повлиять на ситуацию. Я понимаю, что «Мерседес» не хочет, чтобы что-то изменилось. Команда по-своему права – она вложила много труда и денег в свои моторы и не хочет расставаться с преимуществом. Но нет ничего хуже, чем доминирование одной команды. В конечном счете люди начинают возмущаться и догадываться, что борьба ведется не на ровном игровом поле.

– Болельщики теряют интерес к «Формуле»?– Люди жалуются мне. Признают, что раньше с нетерпением ждали каждой воскресной гонки, но теперь это ощущение ушло. Потому что в квалификации опять выигрывает Льюис, и все понимают, что будет дальше. Из последних 40 гонок «Мерседес» 32 завершил победным дублем. А мне хочется, чтобы на фразу «Хэмилтон опять приедет первым», я мог ответить: «Да ты с ума сошел! Выиграет Феттель!». Или другой гонщик. У зрителей должен быть повод для дискуссии. А пока его по большому счету нет. Поверьте – мне, если честно, совершенно все равно, кто победит в очередном «Гран-при». Если Льюис выиграет в этом году свой четвертый титул – так и отлично! Просто хочу, чтобы он сделал это в последнем повороте последней гонки. А не в Монце, за семь этапов до финиша сезона.

«ЗА РУЛЬ БОЛИДА МЕНЯ НЕ ТЯНЕТ»

– В этом году впервые пройдет гонка еще в одной стране бывшего СССР – «Гран-при Европы» в Баку.– Вот уж не знал, что Азербайджан – это Европа!

– Довольны тем, как идет подготовка к этапу?– Определенно да. Мне нравятся люди, которые там работают. Они очень отзывчивые и делают все, что надо.

– В самых смелых мечтах, где еще хотели бы провести гонку «Формулы-1»?– Возможно, еще одну в Китае. Но не в основной его части. Вообще-то я имею в виду Африку, где китайские инвестиции делают очень много для развития региона. А если говорить в целом, я впервые разглядел потенциал Востока очень давно. Еще 10 лет назад я сказал, что Европа скоро окажется на третьих ролях, станет частью прошлого мира. Поэтому и принял решение двигаться в направлении Азии.

– А в Европу, значит, веру потеряли?– Да я никогда и не верил в нее слишком сильно.

– Вы ведь и сами начинали карьеру в «Формуле-1» как гонщик. Не возникает желания иногда вернуться за руль?– За руль? Вот уж нет! Я получаю удовольствие от того, что делаю сейчас. Особенно когда все получается и у нас выходит интересный чемпионат.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon