Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Бомба немедленного действия. О чем говорится в докладе Макларена

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 18.07.2016 Симоненко Андрей

Мировой спорт взорвала публикация доклада комиссии ВАДА под руководством Ричарда Макларена, расследовавшей заявления экс-главы московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова о существовании в России государственной допинговой программы и подмене проб на Олимпиаде в Сочи. После того, как комиссия назвала получившими подтверждение основные обвинения в адрес российского спорта, возникла реальная угроза отстранения всех наших спортсменов от участия в международных соревнованиях, в том числе Играх в Рио.

Напомним, комиссия ВАДА под руководством Макларена была сформирована после публикации интервью с Родченковым в одном из майских номеров газеты New York Times. Вот основные выводы, к которым пришла комиссия, и сведения, содержащиеся в докладе: 

В Московской антидопинговой лаборатории функционировала система сокрытия положительных допинг-проб под условным названием «Спасти» – «Карантин», ее курировали представители министерства спорта России и Центра спортивной подготовки.

Заместитель министра спорта России Юрий Нагорных лично отдавал команды, кого из пойманных атлетов «спасать», а кого сажать на «карантин».

Технология вскрытия пробирок для подмены проб, которые, как считалось ранее, было взломать невозможно, была разработана российскими спецслужбами.

Поскольку во время Олимпийских игр 2014 года в сочинской лаборатории присутствовали иностранные наблюдатели, была разработана уникальная система подмены проб через отверстие в стене их хранилища.

Подмена проб считается доказанной, поскольку на пробирках, указанных Родченковым, присутствуют следы вскрытия, а в самих пробах – аномальное содержание соли, о чем также сообщал экс-директор лаборатории.

СИСТЕМА «СПАСТИ» – «КАРАНТИН»

– Что она из себя представляла?

– Если московская лаборатория выявляла положительную допинг-пробу, номер пробирки, дата взятия пробы, пол спортсмена и вид спорта сообщался представителям Минспорта и ЦСП. Далее информация передавалась заместителю министра спорта России Юрию Нагорных. Через РУСАДА он получал информацию о личности уличенного в употреблении допинга спортсмена. После этого Нагорных передавал в антидопинговую лабораторию распоряжение в виде кодового слова. Если это слово было «Спасти», то лаборатория не предпринимала никаких действий в отношении пробы, а в системе ADAMS результат анализа указывался как негативный. Если в лабораторию передавалось слово «Карантин», то проба обрабатывалась в соответствии с обычной процедурой, то есть маркировалась как положительная.

В докладе сообщается, что система «Спасти» – «Карантин» действовала как минимум с конца 2011 года по август 2015 года. Она задействовала представителей всех видов спорта, чьи анализы исследовала московская лаборатория. По словам свидетелей, «спасали», как правило, медалистов и перспективных спортсменов.

– Как доказали?

– Комиссия пересмотрела действия лаборатории по системе «Спасти» – «Карантин» в отношении 643 проб. Из них 577 проб принадлежали российским спортсменам. 265 из них (54 процента) были «спасены». 66 проб принадлежали иностранным спортсменам, из них «спасено» было лишь восемь. Известна одна проба, принадлежащая иностранному футболисту, выступающему в России. По ней решение о «спасении» было принято лично министром спорта Виталием Мутко.

В докладе говорится, что данная информация подтверждена многочисленными оригиналами и копиями переписки по электронной почте, а также других методов обмена информацией. Примеры переписки в докладе не приводятся.

Наличие системы «Спасти» – «Карантин» было подтверждено также событиями осени 2014 года. После выхода в эфир первого фильма телекомпании ARD о допинге в российской легкой атлетике ВАДА отправило письмо Родченкову, в котором предупредило о предстоящей инспекции московской лаборатории. Поскольку в этот момент в лаборатории хранились многочисленные положительные допинг-пробы, Родченков уничтожил 1417 анализов перед приездом представителей ВАДА. Однако 37 проб уничтожены не были. На встрече Родченкова с Нагорных заместитель министра спорта заявил, что в лабораторию придут «волшебники». По словам Родченкова, Нагорных имел в виду представителей спецслужб. Вскоре пробирки с положительными допинг-пробами были вскрыты. Родченков сообщил, что времени для того, чтобы доставить чистую мочу нужных спортсменов, у него не было, поэтому для подмены использовали отрицательные анализы других атлетов. С помощью специальной технологии, включавшей в себя добавление соли, чужая моча приводилась в максимальное соответствие требуемым параметрам.

Эти 37 проб были доставлены в декабре 2014 года в лабораторию Лозанны. В ходе работы комиссии Макларена Родченков указал номера этих проб. 28 из них были обработаны по системе «Спасти», при том что в системе ADAMS их результат был указан как отрицательный. 26 проб были изъяты из лаборатории Лозанны и доставлены в Лондон. 13 пробирок специальная организация исследовала на наличие царапин и повреждений. При этом одна пробирка, по словам Родченкова, не вскрывалась. В итоге показания Родченкова подтвердились – следы вскрытия были обнаружены на 12 пробирках. Также были подтверждены свидетельства экс-главы лаборатории относительно изменений состава проб.

– Кого в каких количествах «спасали»?

– Согласно информации, предоставленной комиссией Макларена, наибольшее число «спасенных» проб принадлежало представителям легкой атлетики (139). Далее шли тяжелоатлеты (117), представители неолимпийских видов спорта (37), паралимпийцы (35). Статистику по остальным видам спорта см. в графике.

ПОДМЕНА ПРОБ НА ОЛИМПИАДЕ В СОЧИ

– Как она происходила?

– Поскольку на Олимпийских играх в Сочи в антидопинговой лаборатории работали иностранные сотрудники, для подмены проб была разработана специальная технология. Ее детали были опубликованы в интервью Родченкова изданию New York Times, которое вышло в мае. Согласно его заявлениям, допинг-пробы ряда спортсменов, находившихся на государственной допинговой программе, подменялись по ночам через специальное отверстие в хранилище сочинской лаборатории. План лаборатории с указанием места для отверстия приводится в докладе, в его разработке принимали участие представители спецслужб.

Согласно заявлениям Родченкова, российские спортсмены, допинг-пробы которых должны были быть подменены, передавали сообщение с номером пробирки сотруднице ЦСП Ирине Родионовой, а она пересылала его самому Родченкову. Ночью пробирки из хранилища передавались через отверстие в соседнюю комнату, где пробы открывались с помощью сотрудника спецслужб, имевшего право доступа в лабораторию. Сама процедура вскрытия пробирк проходила без свидетелей, но комиссия выяснила, что пробирки действительно могли быть вскрыты так, что явных следов на них не оставалось. Далее Родченков менял «грязную» мочу на чистую, корректируя ее параметры с помощью добавления дистиллированной воды или соли. После этого проба закрывалась и возвращалась на место.

– Как доказали?

– С помощью Родченкова, а также других свидетельств, был составлен список из 95 проб, хранившихся в лаборатории Лозанны. Из них случайным образом были выбраны 11 пробирок, на всех из них обнаружены следы вскрытия. Макларен констатирует, что метод, с помощью которого вскрывались пробирки, достоверно неизвестен. Но экспертами, работавшими с комиссией, было продемонстрирован способ, которым пробирки можно было вскрыть, и при этом на них оставались аналогичные царапины.

Что касается содержимого проб, то комиссия для их исследования в присутствии представителей атлетов в ВАДА и в МОК выбрала 32 анализа, находившихся в пробирках со следами вскрытия. К ним попросили случайным образом добавить 8 дополнительных проб А. В итоге в 6 пробах из 40 концентрация соли значительно превышала уровень, который соответствует вырабатываемому человеческим организмом. Из этих 6 проб две содержали следы вскрытия и принадлежали медалистам Олимпиады, чьи имена в докладе не раскрываются.

– Что еще есть в докладе?   

– В докладе прокомментирована информация о «коктейле Родченкова» – смеси из трех стероидов с алкогольными напитками, которые тот якобы давал спортсменам для полоскания рта. Приводится экспертное мнение, согласно которому, в сочетании с алкоголем допинг действительно быстрее впитывается через слюнные железы, и срок его выведения сокращается. При этом имеется дополнительная информация, что «коктейли» на самом деле давал не сам Родченков, а представители ЦСП.

По утверждениям Родченкова, «коктейль» некоторые атлеты использовали еще перед Олимпийскими играми 2012 года в Лондоне. Перепроверки проб, которые проводились по указанию МОК, выявили 8 положительных результатов на содержание тех стероидов, о которых говорил Родченков.

В заключение в докладе приводится переведенное на английский язык письмо Родченкова, направленное им в Минспорта. Оно датировано началом 2015 года и содержит полный анализ положения дел в российском спорте относительно допинга, предупреждения о будущих огласках положительных проб, рекомендации действий и ряд шокирующих заявлений о различных героях допинговых скандалов и российских официальных лицах – в частности, тренере Викторе Чегине, советнике Мутко Наталье Желановой и других. 

BBC

image beaconimage beaconimage beacon