Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Валентин Балахничев: Второй информатор WADA – коллега Родченкова

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 15.11.2016 Волохов Юрий

Через месяц будет обнародована вторая часть доклада комиссии Ричарда Макларена, которая полностью будет посвящена Играм в Сочи. Экс-президент Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Валентин Балахничев считает, что последствия для российского спорта могут быть самыми разрушительными.

«500 ТЫСЯЧ – НА ПЕРЕПРОВЕРКУ СОЧИНСКИХ ДОПИНГ-ПРОБ»

- Доклад Макларена уже дважды переносился. Ваша версия, с чем это связано?- С невозможностью перепроверки допинг-проб, взятых у наших спортсменов во время Игр, которые сейчас хранятся в лаборатории в Лозанне. Такая перепроверка, по мнению Макларена, позволила бы получить доказательства нарушения нашими спортсменами антидопинговых правил. Но после того, как МОК выделил комиссии Макларена дополнительно 500 тысяч долларов – работа явно ускорится.

- Перепроверка допинг-проб - дорогостоящая процедура?- Именно. Это же не только перепроверка самих проб, но и исследование ДНК спортсменов, а также возможных повреждений на пробирках, которые могли появиться в результате несанкционированного вскрытия. Если таковое имело место. Макларен, ссылаясь на показания экс-руководителя Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова, заявил: он знает, что контейнеры с допинг-пробами российских спортсменов в Сочи вскрывались, но не может объяснить, как это происходило.

Но если контейнеры швейцарской компании Berlinger, используемые для забора проб, можно вскрыть, то тогда рушится вся мировая антидопинговая система! Любая проба, любого спортсмена может быть подменена. Но если Berlinger докажет, что их контейнеры невозможно вскрыть без повреждения крышки или поверхности, это станет доказательством того, что Родченков говорит неправду.

- Компания Berlinger была возмущена первой частью доклада Макларена. Но никаких действий с ее стороны, чтобы защитить репутацию, не последовало.- Это-то меня и удивляет! Представители Berlinger заявили, что их контейнеры для допинг-проб без видимых повреждений вскрыть невозможно, но не провели испытания контейнеров в независимой лаборатории. А если б они это доказали, то о каком вскрытии проб сочинской Олимпиады может идти речь?!

«МАКЛАРЕНУ ПОМОГАЮТ БЫВШИЕ РАЗВЕДЧИКИ»

- В расследованиях Макларену помогают люди из «5 Stones intelligence«. Что это за компания и кто в ней работает?- Работают в ней кадровые американские разведчики. У компании широкие сферы интересов и большой бюджет. Например, она имеет контракт с Минюстом США на 625 миллионов долларов.

- В фейсбуке вы написали, что по вашей информации у комиссии кроме Григория Родченкова появился второй свидетель.- За год до Родченкова в США уехал Тимофей Соболевский, заместитель Родченкова в Московской антидопинговой лаборатории. С ним уехал еще один сотрудник. Они как раз занимались компьютерным обеспечением лаборатории и даже после своего отъезда имели доступ к ее компьютерам.

Валентин Балахничев © Советский Спорт Валентин Балахничев

Члены комиссии Макларена доверяют Родченкову, но для полновесности своих доказательств они могут предъявить дополнительного засекреченного свидетеля. На мой взгляд, это может быть Соболевский.

- Но свидетеля могут и не рассекретить…- Когда будут сформулированы обвинения, конечно, свидетеля должны предъявить, чтобы они могли усилить свои доводы.

Один месяц и $500 000 до катастрофы. Что известно о новом докладе Макларена

«НЫНЕШНЯЯ СИТУАЦИЯ – ОТСУТСТВИЕ ЖЕСТКОЙ РЕАКЦИИ НА ДОКЛАД ПАУНДА»

- Очевидно, что Россия проиграла борьбу за умы людей в мире. Работа комиссии Макларена для них, по сути, доказательство очевидной теоремы, что российские спортсмены принимают допинг. Все только и ждут слов «что и требовалось доказать».- Мы выбрали неверную стратегию защиты наших интересов. Надо было начинать не с доклада Макларена, а с доклада Ричарда Паунда (вице-президент WADA. - Прим. ред.) который был сделан на основании фильма Хайо Зеппельта о, якобы, применении допинга нашими легкоатлетами. От этого доклада больше всех пострадала наша легкая атлетика и я, как президент федерации. Надо было тогда оспаривать в судах факты из фильма и сами методы, которыми пользовался Зеппельт. А эти методы – незаконные съемка и запись разговоров спортсменов и тренеров – запрещены как в России, так и в Германии. Это нарушение права на личную жизнь. Но тогда мы не заняли жесткую позицию, не дали отпор инсинуациям. В этом была ошибка. И это открыло ящик Пандоры по очернению России. А Зеппельт, кстати, вновь ездит в Россию и собирает материалы для нового фильма.

- До взрыва информационной бомбы остался месяц. А у нас тишь да гладь…- Думаю, работа ведется. Александр Дмитриевич Жуков сделал доклад на исполкоме МОК. Антидопинговая комиссия под руководством Виталия Георгиевича Смирнова проводит большую работу. Она должна выступить в защиту российских интересов. И, конечно, мы должны выполнить ряд условий WADА и МОК. Ошибки были и их надо признавать. И, думаю, восстановление членства ВФЛА в Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) будет сделано при помощи комиссии Смирнова.

- Когда это случится?- Сейчас трудно говорить о датах. Наши легкоатлеты имели все шансы поехать на Олимпиаду в Рио. После допуска всей олимпийской команды, вопрос допуска наших легкоатлетов должен был быть рассмотрен повторно IAAF. Но его отдали на откуп президенту федерации Себастьяну Коу, а он единолично принял решение. МОК дал возможность Коу пересмотреть решение о недопуске наших легкоатлетов в Рио в связи с вновь открывшимися обстоятельствами и решение должен был принимать Совет IAAF, а не единолично президент.

- Совет Международной федерации лыжных видов спорта уже выступил с заявлением, что после опубликования второй части доклада Макларена примет самые жесткие меры.- Это очень плохие симптомы, если до опубликования доклада нам грозят карами. Значит, была утечка из WADA. Нам надо добиться получения этого доклада до его публикации, чтобы подготовить какие-то свои контраргументы.

- Сильно сомневаюсь, что российской стороне этот доклад предоставят.- Нам все равно надо к нему готовиться. Самое страшное – ожидание приговора.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon