Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Вице-президент «Монако» Вадим Васильев: Хотели пригласить Кокорина

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 07.06.2016 Дзичковский Евгений, Локалов Артем

Спецкоры Sovsport.ru встретились и поговорили с вице-президентом и генеральным директором «Монако», – клуба, которым владеет российский бизнесмен Дмитрий Рыболовлев.

Главный клубный офис находится на стадионе «Луи II». Впрочем, там находится почти все спортивное, что есть в княжестве Монако, кроме разве что «Формулы-1». Пока мы ждали, мимо шастали пловцы, штангистки и просто мускулистые персонажи. Не удивились бы, окажись под стадионом бобслейная трасса, – этот вид спорта у князя Монако, как известно, в особом почете.

Васильев подъехал на большой черной машине, и надо было видеть, с какой скоростью раздвигает железные оградки стадионная охрана. Нас пригласили во внутренний кабинет, показав попутно восхитительную систему безопасности. Разные устройства при дверях требовали то магнитных карточек, то специальных жестов, а то и пальца, всунутого внутрь идентификатора без особого понимания его, пальца, дальнейшей судьбы.

Мы тоже пытались подмигивать в черные глазки, но слушались устройства только хозяина офиса.

«ХАЛКУ БЫЛ ИНТЕРЕСЕН ПЕРЕХОД К НАМ»

– За сборной России следите? Чего ждете от нее на Евро?– Плотно следить не получается. Но очень хочется, чтобы команда вышла из группы и прошла как можно дальше. Шансы для этого есть. Качество тоже. Тренер – сильный.

– Если у нас есть качество. почему в «Монако» нет российских футболистов?– Пока нет. Но уверен, настанет день, когда это случится.

– На примете кто-то есть?– Не могу разглашать имен, иначе это приведет к взвинчиванию и цен, и интереса к футболистам. Но постфактум могу сказать: мы реально смотрели на возможность приглашения Александра Кокорина еще до его перехода в «Зенит». По ряду причин не сложилось.

– А Халк?– Встречались с его агентом. Игрок был заинтересован в переходе в «Монако». Но трансферная сумма и зарплатные ожидания показались нам завышенными. Хотя футболист он, безусловно, способный. Мы бы с радостью увидели Халка у нас в клубе.

– Зато у вас есть Вагнер с российским прошлым.– Верно. И мы довольны им. Вагнер, правда, пришел несколько растренированным, так как сезон в Бразилии и Европе не совпадает. К тому же французский чемпионат – агрессивный, тут физически мощные игроки. Надо было привыкать. Но по показателям среди наших нападающих Вагнер – лучший.

– В России у него была репутация богом отмеченного дитя. Талантливого повесы.– С годами Вагнер изменился. Сейчас его больше интересует семейная жизнь. В Монако у него родилась дочка, Вагнер посвятил ей забитый мяч.

– В «Монако» с российским прошлым и Траоре, игравший за «Кубань» и «Анжи»...– Его преследовали травмы. Он и к нам пришел с повреждением, но сейчас в отличной форме. Да, в этом году между Вагнером, Траоре и Каррильо был сложный выбор. Все получили игровое время. Возможно, недостаточное, чтобы одному их этих игроков раскрыться полностью. Траоре хочет вернуться на свой уровень. Но после возвращения из аренды в «Челси» Фалькао, Ласина не будет первым нападающим. Так что надо найти правильное решение и для игрока, и для клуба.

«БЕРЕЗУЦКИЕ ХОДЯТ В МОЙ РЕСТОРАН»

– Где вы храните менеджерские призы, которые получили за успешную трансферную политику?– Вот они, – показывает Васильев на трофеи в кабинете.

– А что за футболка «Реала» с автографом Криштиану Роналду?– Был момент, когда я сильно заболел, будучи в Азии. Подхватил лихорадку денге, находился между жизнью и смертью, можно сказать. Но выздоровел, все хорошо. Тогда Криштиану и прислал мне этот сувенир, написав пожелание. Нас познакомил его менеджер Жорже Мендеш, с которым мы также активно сотрудничаем.

– Вернемся к призам. Они вручены вам за достижения на трансферном рынке. В прошлом году, например, продали игроков на 200 миллионов евро. Как вы это делаете? Ведь у вас не было ни опыта игры в футбол, ни опыта управления клубом.– Футбольный бэкграунд – это важно. Но гораздо важнее иметь навыки менеджмента и трейдинга. А я достаточно долго был успешным трейдером. Надо четко понимать ситуацию, когда игрока стоит отпустить, а когда – оставить. Зачастую футболиста передерживают и его стоимость резко падает. Чтобы этого не допустить, опираюсь на мнение профессионалов и в структуре клуба, и вне ее. В то же время, действую по русской пословице: доверяй, но проверяй. Переговоры с футболистами провожу всегда сам.

– Сколько людей в спортивном отделе «Монако»?– В отделе скаутинга пять человек и три видеоаналитика.

– Вы сказали, что были трейдером. Что за направление?– Я закончил МГИМО, специальность – международные экономические отношения. Много занимался торговлей минеральными удобрениями в системе «Уралкалия». И биржей тоже, но уже самостоятельно. Могу сказать, что футбол гораздо сложнее. Это люди, а не машины или тонны удобрений.

– Что для вас было сложнее всего в процессе перехода от удобрений к футболу?– Все-таки занимался я не только удобрениями. Начинал с дипломатической службы. И торговля была, и ресторанный бизнес. Братья Березуцкие, кстати, ходили в мой ресторан.

– Что за ресторан?– «Хиллс». Это в Крылатском.

– Так как вы постигали футбольный бизнес?– Года полтора было сложно. Другая жизнь совсем, потребовавшая серьезный психологических и физических усилий. Сейчас чувствую себя вполне уверенно.

– Если посмотрите на игрока, сразу сможете сказать, качественный он или нет?– Могу. Но скаутинг – особая стихия. Конечно, я в силах примерно оценить уровень игрока. Но гораздо важнее отслеживать футболистов на протяжении времени, потому что один матч – не показатель. Надо понимать, какой он за пределами поля, чего он хочет от своей карьеры.

«ФЕДОРЫЧЕВ ОПЕЧАЛЕН СУДЬБОЙ «ДИНАМО»

– Не будь финансового фэйр-плей, достались бы вам эти призы? Вы ведь вынуждены совершать такое количество сделок, спасаясь от требований УЕФА?– Безусловно, над нами довлела ситуация, связанная с финансовый фэйр-плей. И в минувшем сезоне мы решили основные задачи по финансовой стабилизации клуба. В этом году снова будем делать акцент на спортивной составляющей, но в рамках финансового фэйр-плей. Сейчас у нас бюджет позитивный, сальдо положительное. Благодаря рекордным продажам у нас нет необходимости делать трансферы ради трансферов. Будем их совершать только для усиления команды.

– Главного акционера клуба Дмитрия Рыболовлева доходы от продажи футболистов интересуют меньше, чем титулы?– В первую очередь главный акционер был заинтересован в балансе. Он вложил колоссальные средства, чтобы перезапустить проект «Монако» – на тот момент команда шла на последнем месте во второй лиге. Дальнейшее условия развития – клуб должен сам себя финансировать, быть независимым. Мы этого добились. Сейчас Дмитрий Рыболовлев ставит задачу достичь максимально высоких спортивных результатов. Нам нужна Лига чемпионов. Понимаем, что каждый год туда пробиваться вряд ли получится, учитывая конкуренцию в чемпионате Франции. Но регулярно играть в Европе – реальная цель.

– «Монако» чем то похож на российские клубы. В России тоже нет больших доходов от продажи билетов, например. Но, не имея стопроцентной заполняемости стадиона, вы как-то решаете проблемы финансового фэйр-плей. Посоветуйте нашим командам, как это сделать?– Прослеживается тенденция: российские клубы почему-то не активны на трансферном рынке. Хотя при отсутствии серьезных доходов от ТВ и билетов это единственный серьезный резерв. Мне часто приходилось слышать от известных людей в футболе: российские клубы не любят продавать игроков. Если у них есть хороший футболист, его всячески стараются удержать. Но важно сбалансировать бюджет клуба и иметь систему, позволяющую заменить выбывающего футболиста.

Большим европейским клубам это не нужно. У них достаточно других доходов. Для них трансферы – возможность укрепить спортивную составляющую. У нас же другая экономическая модель – как и у российских клубов. Это многим не нравится, в том числе болельщикам. Но у нас нет другого выбора, кроме как, продавая игроков, сбалансировать бюджет. Слава богу, с учетом того, что мы поставили рекорд по итогам прошлого года, сейчас нам гораздо легче. Теперь можем сконцентрироваться на спортивной части.

– Именно поэтому через «Монако» проходит столько игроков?– Конечно. Трансферы – не самоцель. Но неправильно, когда акционер постоянно инвестирует средства. Нужно было поднять на ноги проект, а затем делать его стать самоокупаемым. Иначе затея теряет смысл. Клуб – это ведь не игрушка.

– Алексей Федорычев остается генеральным спонсором «Монако»?– Безусловно.

– Обсуждали с ним судьбу «Динамо»?– Он опечален, конечно.

– Вы говорите, что в России клубы не любят продавать игроков. Но некоторые люди в российских клубах – любят. Такой вот парадокс.– Видите, вы лучше знаете ситуацию.

«НАС НЕ ВОСПРИНИМАЮТ, КАК РУССКИЙ КЛУБ»

– Безоговорочное лидерство ПСЖ во Франции – минус для чемпионата?– Да. Мы рады, что французская команда представлена на европейской арене и приносит очки в таблицу коэффициентов. Это помогаем нам обойти российскую лигу. Но для внутреннего чемпионата такое безоговорочное лидерство – минус. Когда «Монако» играл с «Лионом», 3-е место против 2-го, президент лионцев Оллас пошутил: это, мол, финал чемпионата Франции, потому что ПСЖ принадлежит Катару. Его потом критиковали.

– Почему он не сказал так про «русскость» «Монако»?– Сейчас мы составная часть французского футбола. У нас добрые отношения со всеми клубами. Никто нас не воспринимает как иностранцев.

– Видимо, ваше дипломатическое прошлое сыграло свою роль.– Возможно, – улыбается Васильев.

– Удивлены результатом «Лестера» с Раньери, который недавно тренировал «Монако»?– Удивлен. Сразу позвонил Клаудио, поздравил. Мы очень за него рады. Не думали, не ждали. Это замечательно не только для него и «Лестера» но и для всего футбола. Доказывает, что деньги решают не все. Сплоченность, амбиции и, безусловно, доля удачи могут приводить к потрясающим результатам. Это дает нам надежду, что и в чемпионате Франции, несмотря на лидерство ПСЖ, наступит момент, когда мы возьмем титул.

– У Раньери до «Лестера» была репутация «сбитого летчика». Вы ведь поэтому с ним расстались?– Нет, всегда считал его тренером высокого уровня. Но на каком-то этапе было решено, что для проекта «Монако» нам нужен другой специалист. Честно говоря, если бы вы спросили меня тогда, верю ли я в успех Раньери в Англии, ответил бы «нет». Счастлив ошибиться.

«ФАЛЬКАО В РОССИЮ НЕ ПОЕДЕТ»

– Правда, что во Франции действует закон, запрещающий и спонсорство, и акционирование, если в капитале профессионального клуба есть хотя бы один процент государственных денег?– Точно знаю, что государство не может спонсировать клубы. Что касается закона, это похоже на правду. Во всяком случае, не назову ни одного клуба, где есть бюджетные деньги.

– Присутствие государства в профессиональном футболе России – одна из главных проблем? Или это, напротив, благо?– Финансирование в любом случае нужно. Мы же видим, что основные доходы клубов ограничены. Это касается денег и от ТВ, и от билетов. Не думал, как перезапустить систему российского футбола. Но то, что делать что-то нужно – безусловно.

– Вы сказали, что Фалькао возвращается из аренды в «Монако». К нам он точно не поедет?– Сомневаюсь, что Фалькао поедет играть в Россию. Нужно быть реалистами. Я, как патриот, хотел бы, чтобы футболисты такого уровня играли в России. Но сегодня открываются новые рынки, Китай, например. Там космические зарплаты.

Футболист едет в команду, которая предлагает или высочайший уровень игры, или личное вознаграждение топ-уровня. В данном случае не вижу, как здесь может выиграть конкуренцию российский чемпионат.

«РУССКИХ В МОНАКО МНОГО. ЛОЖ НА СТАДИОНЕ – МАЛО»

– Давно были на матче российского чемпионата?– Давно. К сожалению, редко бываю в России.

– Наверное, и в Монако наших хватает?– Здесь много русских, в том числе любителей футбола. Но наш стадион устарел, мало лож, на которые есть спрос. И на повестке дня реконструкция арены. Принц Монако одобрил идею реконструкции. Речь ведь идет не только о футбольной части. Стадион – спортивное ядро княжества.

– А что с базой клуба?– Она находится вообще-то во Франции – в соседней деревне Ля Турби. Главная проблема – мало полей. Из-за рельефа местности в Монако не видим способов расшириться. Сейчас у нас 2,5 поля, еще есть искусственное. При этом, несмотря на технические трудности, наша академия – одна из лучших в Европе. Недавно выиграли молодежный кубок Франции.

– Клубы Лиги 1 по-прежнему требуют вписать «Монако» во французское законодательство?– Нет. Верховный суд полностью удовлетворил нашу позицию, вопрос навсегда снят с повестки. Деньги, которые нами заплачены за судебные разбирательства, возвращены «Монако». Я предупреждал коллег, предлагал договориться полюбовно, но они не захотели. Кстати, сейчас со всеми этими клубами у нас нормальные отношения.

– Вы отстояли главный свой козырь. Если в России есть «северная надбавка», то у вас – «отбавка», учитывая особые условия налогообложения в Монако.– Именно так.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon