Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Владимир Морозов: Родченкова в Лос-Анджелесе я не искал (видео)

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 05.08.2016 Чикирис Олег, Лысенков Павел

Лидер сборной России по плаванию Владимир Морозов в интервью «Советскому спорту» прокомментировал ситуацию со своим допуском к участию в Олимпийских играх.

«СПАТЬ НОРМАЛЬНО НЕ МОГ»

– Обычно я не сторонник давать какие-то комментарии или интервью перед началом стартов, но сейчас другой случай, – с улыбкой начал Морозов. -- Последние пару недель были очень тяжелыми со взлетами и падениями, что выматывало больше всего. Хочу выразить большую благодарность Всероссийской федерации плавания, министерству спорта, всем болельщикам, которые меня поддерживали. Хочу официально заявить, что буду участвовать в Олимпийских играх, бороться за медали с нашей командой. Очень рад быть частью сборной России именно в этот трудный момент, когда на нас идет такое давление со всех сторон. Медали, которые мы надеюсь выиграем, будут самыми ценными для меня, потому что они нам очень тяжело будут даваться. 

– Какой была ваша реакция на появление доклада комиссии Макларена, когда фамилии, упомянутые в нем еще не были известны?

– Чувства сложно описать. Готовился к этой Олимпиаде последние четыре года, тренировался как проклятый, сдал несколько десятков проб на допинг. Уже отобрался на Игры, уже приехал в Рио и тут за две недели до начала Олимпиады мне сообщают: извини, парень, но ты не имеешь права здесь выступать. Что тут скажешь? Катастрофа...

– Насколько вся эта история повлияла на вашу подготовку?

– Не могу сказать, что это мне сильно мешало. На тренировках делал свою работу как обычно, вот только спать нормально не получалось. Раздражала неясность: то допускают, то не допускают. Эмоционально эти психологические взлеты и падения сильно выматывали. От этого уставал больше всего.

«НИКОГДА НЕ ЖАЛЕЛ, ЧТО ВЫБРАЛ РОССИЮ»

После официальной части Владимир Морозов пообщался один на один с корреспондентами «Советского спорта».

- Но все-таки, признайтесь – оборвалось все внутри, когда вы узнали о том, что от Олимпиады отстранены вы, Никита Лобинцев?

- Мы постоянно только об этом и говорили! Ведь вместе находились на сборе. Не могли никак избавиться от этих мыслей. Да еще нам постоянно писали об этом со всех сторон – в соцсетях, на телефон. Родные и друзья об этом постоянно спрашивали.

Поверьте, очень хотелось бы уйти от этой темы. Дальше продолжать тренировки, подготовку к стартам. Но сделать это было невозможно.

- За Юлю Ефимову тоже переживали?

- Конечно! И за Дашу Устинову, и за Наташу Ловцову… За всех ребят. Судьба всех пока неизвестна. Но хочется верить, что допустят всех!

- Бывший директор лаборатории РУСАДА Григорий Родченков, из-за которого заварилась эта каша, сбежал в Лос-Анджелес, где вы живете и тренируетесь. Не было мысли его с ребятами найти и спросить: «Что ты творишь вообще»?

- Нет, желания найти не было, - смеется Морозов. – Но кто захочет, тот найдет.

- У вас в карьере бывали моменты, когда вы слишком нервничали перед стартом. Выступая в финале на сотне, слишком быстро проплывали первый полтинник – и сгорали. Или вообще делали фальстарт. Можно ли сказать, что теперь у вас будут другие эмоции? Ведь самое страшное позади.

- Скорее всего, да. Наверное, я теперь подготовился к стартам лучше всех. Если по психологии сравнить меня с другими спортсменами. Они такую «подготовку» не прошли!

Но в то же время с этими проблемами я мог как-то отойти от плавания. Думал больше не о старте, а о других проблемах. Может быть, это и поможет. Посмотрим, дай Бог!

- Простите за вопрос, но у вас в карьере однажды был выбор, за какую страну выступать – за США или Россию. Америка на коне, Россия под прессом. Не возникало ли сожаления…

- Что я сделал такой выбор? Нет, - Морозов качает головой, даже не дослушав. – Не возникало никогда. Ни разу.

- На полтиннике и стометровке кролем у вас где-то седьмое и девятое время сезона в мире. Какие у вас шансы? На что больше ставите?

- В каждой из четырех дистанций есть хорошие шансы на медаль. Не забывайте еще о двух эстафетах. Пусть у меня только восьмое-девятое время. Но разница с первым – сотые доли секунд.

- Выражение: «Что нас не убивает, делает сильнее» - о вас?

- Уже мы должны быть настолько сильными, что удивим всех! – смеется Володя.

- Кто за вас прилетит болеть в Рио?

- Из родных – никто. Слишком сильно за меня переживают. Не могут смотреть с трибуны.

- Что необычного было в олимпийской деревне, куда вы вчера заселились?

- Ко мне подошли очень многие спортсмены из других стран. Сказали: «Мы очень рады, что ты здесь. Справедливость восторжествовала».

Большинство понимает всю полную картину того, что происходит. И это радует. Не так, что тебя под корень вырубили, а вокруг все закричали: «Обманщик!»

Люди видят, что творилась несправедливость. И все довольны, что я здесь.

- Пловцы из Америки тоже поддержали?

- Да, конечно. Из Китая. Весь мир.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon