Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Газета выступила, что сделано?

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 20.07.2016 Микулик Сергей

Наш обозреватель, работавший в газете еще во времена СССР, в 92-й день рождения издания вспоминает забавные истории из жизни старого «Советского спорта».

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ДИВЕРСИЯ

Как-то раз в середине 80-х, мне, молодому внештатнику «Советского спорта» предложено было съездить в Новогорск, где баскетбольная сборная СССР проводила последнюю тренировку перед длительным турне по Северной Америке и написать репортаж. В номер. Я силился сочинить что-нибудь нетривиальное – и сделал акцент на новых упражнениях для центровых, которые придумал Александр Яковлевич Гомельский. Мяч не набрасывался, а пробивался со всей силы верхом с ноги, и надо было в одном прыжке выловить его и переправить в кольцо. Особенно преуспевал в этом Александр Белостенный, которого в баскетбольном мире все называли «Белым».

Я все передал по телефону, пока сборная в Шереметьево собиралась. Меня было похвалили, да вот незадача: «Белого» сняли с рейса на таможне, обнаружив у него некоторый излишек американских долларов, которых вообще-то не полагалось иметь в своем кошельке советскому спортсмену и человеку. К счастью, с бдительностью тогда в редакции – да и вообще в стране – все было в порядке, и криминальную фамилию в газетном номере успели в последний момент заменить на «Ткаченко». 

А на следующий день суровые старшие товарищи разговаривали со мной так, словно «Белый», выполняя те новаторские упражнения, отдал мне на хранение пачку «баксов», а я его не заложил . «Журналист, – учили меня, неразумного, – это еще и интуиция – чего ты в этих центровых вцепился – написал бы про защитников!».

© Советский Спорт

Я отвечал, что лучше бы не стало – Игоря Миглиниекса повязали на пару с Белостенным. «Ну тогда нападающих надо было брать!»…

ВЕСТИ С МЕСТ

Когда я уже работал в редакции на некой приятно оплачиваемой должности, предусматривавшей в том числе и подписание номера в печать, то позвонил однажды серьезный представитель Федерации регби, и очень настойчиво попросил не ставить в газету результаты, приходящие от ТАСС. Мол, там случаются искажения, и это порой нервирует регбистов. И сказал, что сегодня как раз важное подмосковное дерби – вы уж дождитесь, пожалуйста, правдивого сообщения с места событий. Мы дождались – по версии автора короткого текста, игра была равной и закончилась со счетом 7:7.А через неделю я опять дежурил – и снова попал на регбийный тур. Никто уже не звонил, но при составлении таблицы просили учесть один нюанс: та, якобы ничейная игра на самом деле, оказывается, завершилась со счетом 21:4...

ПЕРЕСТРОИЛИСЬ…

В период перестройки и гласности тогдашний главный редактор «Советского спорта» Валерий Кудрявцев часто возвращался с разных высоких идеологических совещаний, коллегий и заседаний чрезвычайно возбужденным. Там от него требовали какого-то нового подхода к освещению спортивных событий, но какого конкретно – почему-то не говорили. А он, соответственно, не мог точно ретранслировать верховные пожелания творческому коллективу. Все время помнится, звучали призывы типа: вставайте, идите, ищите и тащите острые темы! 

И вот после одно селекторного совещания собкор по Юго-Восточному направлению, не получив четких инструкций, решил сходить на рынок. И увидел там, как в мясном ряду острым ножом споро орудует в недавнем прошлом чемпион Европы по боксу. Они разговорились, выяснилось, что после карьеры предложений спортивных не было никаких, поэтому сели с друзьями, покумекали и создали  животноводческую ферму. Так что  нужно свежее мясо будет – заходи.

Публикация, как сейчас помню, называлась «Чемпион в мясном ряду», и вызвала она совершенно бешеный резонанс. Главный ходил счастливый: вот, вот как надо откликаться на инициативы партии и правительства! Собкора премировали за профессионализм, председателю местного спорткомитета вынесли выговор за  отсутствие оного. Но больше всех пострадал сам экс-боксер. Его оперативно выдернули с рынка и засунули в спортшколу на нищенскую зарплату детского тренера. И только несколько лет спустя, когда шумиха стихла, он смог вернуться в мясной бизнес и снова стать кормильцем семьи.

НЕНУЖНАЯ ГАЗЕТА

Однажды на редакционной планерке было принято революционное решение: в целях нахождения места освещения для проблем массового спорта перестать печатать результаты футбольных матчей второй лиги, ограничиваясь только таблицами раз в месяц. И вот приходит утром на работу первый секретарь после исторической победы над командой соседней области – а в любимой газете об этом эпохальном событии ни слова. И он набирает, благо есть такая возможность, по одному непростому телефону главного редактора. «А ответьте мне, как коммунист коммунисту, кому и зачем нужен этот ваш печатный орган, если из него нельзя узнать, что наши в субботу разгромили Курск?!»…

НАГРАЖДЕНИЕ КАК ОТЛОЖЕННЫЙ ШТРАФ

Михаил Сергеевич Горбачев на посту генсека ЦК КПСС был, мягко говоря, равнодушен к спорту. В феврале 1988 года была выиграна Зимняя Олимпиада в Калгари.  Но награждение победителей правительственными наградами как-то все откладывалось – успеется, мол, есть дела поважнее. И в итоге процедура проходила в Кремле уже в разгар лета. Велено было обеспечить максимальную явку – по безупречной логике чиновников, все «зимники» летом валяются на пляжах. Вот их оттуда и бросились срывать. 

Хоккеисты ЦСКА явились в полном составе и мрачно шутили, что за это бы Героев Советского Союза выдавать надобно, им можно к любой билетной кассе без очереди подходить – а как иначе теперь, когда билеты сданы, «на Юга» с семьей улетишь? 

Награждением заведовал недавний в прошлом министр культуры Демичев, и он несколько раз, по привычке, назвал спортсменов «деятелями культуры» – охотников поправить человека такого ранга ни разу не нашлось . От имени олимпийцев речь держал Вячеслав Фетисов – ему, капитану хоккейной сборной, за это пообещали посодействовать с отъездом в НХЛ. 

«Откосить» от визита в жаркий Кремль удалось, однако, достаточно многим, и когда поступила команда «фотографироваться», на лотке оставалось приличное количество орденов с медалями. И так получилось, что мы с коллегой Олегом Ханиным были единственными, кто остался неохваченными наградами – тассовцы  и апээновцы все по какой-то медали своей трудовой получили. И я попросил у распорядителя церемонии пару орденов для нас с Олегом напрокат.  Щелкнемся, мол – и отдадим. А то какими-то ущербными мы на снимке будем выглядеть. И он на полном серьезе ходил к начальству, но вернувшись, сказал: не положено. И пока всех остальных мучили рассадкой, мы первыми просочились на банкет. 

А Фетисова только год спустя выпустили. Да и то – со скандалом...

BBC

image beaconimage beaconimage beacon