Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Гребная яма. Почему Россия не выиграла ни одной награды за 12 лет

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 02.11.2016 Волохов Юрий

Ни одной олимпийской медали за последние 12 лет, всего три награды за всю российскую историю гребного спорта, недопуск большей части команды к Олимпиаде в Рио – таковы наши реалии в одном из самых медалеемких видов спорта – академической гребле. Накануне выборов президента федерации «Советский спорт» провел расследование, чтобы ответить на вопросы: как такое могло случиться и в чем главные проблемы наших гребцов-академиков?

ГРЕБЛЯ, КОТОРУЮ МЫ ПОТЕРЯЛИ

СССР был мощной державой в гребном спорте. Но проблема в том, что лучшие гребцы представляли Украину, Белоруссию, Литву, Эстонию. В сборной тренерский костяк составляли специалисты из Украины. Кроме этого, все главные базы находились за пределами Российской Федерации. Зимняя база сборной располагалась в Мингечауре в Азербайджане, а летние - в Литве, в городках Тракай и Бирштонас. Плюс высокогорная база была на озере Кезеной Ам в Чечне. В 90-е годы по разным причинам эти базы стали труднодоступными.

По инерции, все-таки советская школа гребли была одной из сильнейших в мире, россияне еще выигрывали медали на чемпионатах мира, попадали в призы на Олимпиадах в девяностых - начале нулевых. Самая большая победа российской академической гребли - золото афинской Олимпиады в 2004 году в четверке парной. После этого наши результаты неуклонно шли вниз.

КАК РОССИЙСКАЯ ГРЕБЛЯ ПОДНИМАЛАСЬ С КОЛЕН

В последние три года были предприняты серьезные усилия, чтобы поднять академическую греблю. Для этого в октябре 2013 года на должность тренера мужской восьмерки был приглашен известный британский специалист Майкл Спраклен. В дальнейшем он фактически стал основным тренером сборной России. В первый же год его работы наша мужская восьмерка завоевала серебро на чемпионате Европы.

Исполнительный директор Федерации гребного спорта России (ФГСР) Юрий Зеликович: - Спраклен – один из лучших тренеров в мировой гребле на протяжении последних 25 лет. Начиная с Олимпиады-1992 в Барселоне, у него всегда были призеры, либо чемпионы Игр. При нем за два с лишним года мы сделали не то, что шаг, а прыжок в сторону улучшения результатов. Мы превратились из статистов в твердых середнячков, а кое-где составляем конкуренцию лидерам. 

Двукратный чемпион мира Виталий Елисеев: - Спраклен привнес очень много. Например, веру спортсменов в тренера. Когда они попали в группу к англичанину, у них глаза загорелись. Эта группа состояла из лучших гребцов, отбор в нее был самым жестким. До этого в сборную часто попадали не лучшие, а те, кого их тренерам удавалось туда пропихнуть. При Спраклене такая практика была прекращена. Многие мечтали попасть в эту группу. При таком отношении дисциплина подтянулась. Все ребята прекрасно понимали: чуть что не так - вылетишь из команды.

КАК МЫ НЕ ПОПАЛИ В РИО

На чемпионате мира 2015 года российские гребцы завоевали четыре олимпийские лицензии. Три - экипажи Спраклена, одну - женская двойка парная, которая под руководством Сергея Букреева перед чемпионатом мира тренировалась у Спраклена. Так что в этой лицензии тоже есть заслуга англичанина. Плюс четверка парная отобралась в Рио на олимпийской квалификационной регате, которая прошла в Люцерне в июне. Этот экипаж также тренировался у Спраклена. Получается, и к пятой нашей лицензии он приложил руку. И на той же квалификационной олимпийской регате четверка без рулевого легкого веса под руководством тренеров Александра Зюзина и Александра Шитова завоевала шестую лицензию.

Для сравнения, на Играх в Пекине-2008 и Лондоне-2012 у нас было лишь по две лицензии. В общем, велика вероятность, что в Рио наши гребцы не были бы статистами. Но тут стали всплывать различные факты, которые накладывались друг на друга. И все это наложилось на общий негативный фон в отношении всего российского спорта. В результате гребцы-академики впервые не попали на Олимпиаду.

Юрий Зеликович: - Считаю, что наша команда хорошо подготовилась в Олимпиаде. У нас были реальные шансы на две медали – у восьмерки женской и четверки легкого веса. Но выступить в Рио нам было не суждено. 

Вначале в июне нам объявили, что проба А Александра Корнилова на Олимпиаде в Пекине дала положительный результат. Команда как раз находилась в Люцерне, где проходила олимпийская квалификация. Мы вместе с Александром отправились в лабораторию в Лозанну. Там в нашем присутствии была вскрыта проба Б, а через неделю нам сообщили, что она дала отрицательный результат. После этого Корнилов отправился продолжать подготовку к Олимпиаде. А Саша член нашей восьмерки.

Затем было объявлено о положительной допинг-пробе А у загребного четверки-парной Сергея Федоровцева. Эта команда нацеливалась на медаль в Рио. Затем допинг-проба Б Федоровцева также дала положительный результат. Однако в распечатках проб, полученных Сергеем, очень много несоответствий. Сейчас Федоровцев собирает материалы, чтобы оспорить решение ВАДА о его отстранении от тренировочного процесса.

26 июля на сайте Международной федерации гребного спорта (ФИСА) были опубликованы первые претензии к нашим спортсменам. Молчание президента нашей федерации привело к тому, что 27 июля был опубликован список допущенных спортсменов к Играм в Рио (всего 6 человек) с объяснением причин недопуска остальной команды. Для большинства – это отсутствие трех допинг-проб, взятых независимыми лабораториями ВАДА. В этом списке также были спортсмены, которые ранее были уличены в применении допинга, но у них завершились сроки дисквалификации. Впоследствии эти спортсмены обратились в спортивный арбитраж в Лозанне и были допущены к Играм. Но Олимпиада к тому времени уже началась.

Добавил черных красок в негативный фон и доклад Макларена. В нем был опубликован список из 11 российских гребцов, которые вызывают озабоченность. Правда, в «списке Макларена» только Иван Баландин является членом сборной России. Остальные никогда к сборной близко не подходили, это гребцы второго-третьего эшелона. На мой взгляд, после этого президенту нашей федерации Вениамину Буту надо было срочно вылетать в Лозанну в штаб-квартиру ФИСА, выяснять, что происходит.

Нас обвинили, что у наших спортсменов нет трех сданных проб за границей. Но с 2013 года вся группа Спраклена тренировалась исключительно за границей. Их там тестировали не раз. Правда, пробы и за границей, и в России брали по заказу РУСАДА.

КАКИЕ ТРЕБОВАНИЯ ПРЕДЪЯВЛЯЛА ФИСА

Непонятного было много. Да, РУСАДА в декабре 2015 года была лишена лицензии, да и ранее взятым пробам по заказу РУСАДА в ВАДА уже не верили. Тут претензии к требованиям ФИСА предъявить трудно. В июле МОК четко обозначил условия допуска всех российских атлетов к Играм в Рио: три допинг-пробы должны быть сданы за границей. Но до Олимпиады еще было время, можно было организовать сдачу проб офицерам ВАДА. Не так много гребцов-академиков собиралось в Рио (31 спортсмен). В конце концов, многие наши спортсмены сдавали пробы накануне Игр прямо Рио, а затем выступили на Олимпиаде. Почему руководство нашей федерации не предприняло решительных шагов, не ясно.

Что еще было непонятного? Например, в середине июня в Люцерне после олимпийкой квалификации наша четверка без рулевого легкого веса завоевала лицензию, но пробу взяли только у одного спортсмена. Она была отрицательной. Этого спортсмена допустили в Рио, остальных троих – нет. Абсурд! В игровых видах берут пробы у двоих из команды. Если все нормально, команда считается чистой. Гребной экипаж – такая же команда, только в ней не 30 человек, как в хоккее, а всего четыре.        

КАК НАША ФЕДЕРАЦИЯ ОБЩАЛАСЬ С ФИСА

В кулуарах ходила следующая история. Когда гребцов отстранили от Олимпиады, Вениамин Бут пришел за помощью к президенту Олимпийского комитета России Александру Жукову: мол, помогите, Александр Дмитриевич. Жуков спросил, как фамилия президента ФИСА, с которым ему, Жукову, придется общаться. На что Бут затруднился с ответом.

Юрий Зеликович: - Когда уже нас забанили, я не выдержал и сам позвонил исполнительному директору ФИСА Мэтту Смиту, чтобы узнать, что вообще происходит. Вообще-то я пошел на нарушение субординации. Потому что мы договаривались, что мои обязанности - заниматься сборной. А с международными организациями контактирует президент федерации Вениамин Бут. Смит мне ответил, мол, кто вы такой и на каком основании звоните? Сказал, что он общается в России только с тремя уполномоченными нашей федерацией лицами – Вениамином Бутом, ответсеком федерации Аллой Хлопониной и Виктором Поляничко. Должность его трудно назвать, он занимался многими вопросами. И тут уже настал мой черед удивляться. Отвечаю ему, что Хлопонина уже девять месяцев, как находится в декрете и в отпуске по уходу за ребенком, а Поляничко уже два года не работает в федерации. Смит просто слал письма на их личную электронную почту. Когда я все это ему сообщил, он спросил: «А Бут хотя бы еще работает?»

Я спросил Смита, что делать нашим спортсменам, которые готовятся к молодежному чемпионату мира до 23 лет. Среди них было несколько, недопущенных к Олимпиаде. Смит ответил, что никаких ограничений для участия в молодежном первенстве мира для них нет. А этот турнир стоял в календаре через месяц после Олимпиады. Тогда возникает вопрос: почему нас отстранили от Игр в Рио?

Виталий Елисеев: - Как только нависла тень над сборной, а это было еще в июне, надо было сразу вступать в диалог с ФИСА. Но наши руководители пошли другим путем: начали писать в ФИСА письма с обвинительным уклоном, вместо того, чтобы срочно вылететь в Лозанну и общаться, глядя глаза в глаза. А так - возник конфликт, за месяц до Олимпиады отношения  испортились. А ведь у нас всегда были отличные отношения с ФИСА.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Сейчас сборная России набрала ход, но спортсмены пропустили главный турнир четырехлетия – Олимпиаду. Сейчас видятся два пути: либо дать выступить этой команде на ЧМ-2017, а затем заняться ее омоложением и начать готовить ее к Играм-2020 в Токио, либо уже сейчас начать формировать команду под будущую Олимпиаду. Но это будет решать вновь избранный президент и назначенный им тренерский штаб.

Юрий Зеликович: - Контракт Спраклена завершился в августе, он был подписан до окончания Игр в Рио. Нужно ли его возвращать? Думаю, нужно, но уже не в качестве главного тренера сборной, а в качестве консультанта. Чтобы он начал работать и с юношами. Чтобы была выстроена вертикаль подготовки резерва для главной команды, чего сейчас нет.

И еще, у нас проблема с тренерскими кадрами в сборных – они не обновляются. Люди поработали в главной команде, ничего не добились, переходят в юношескую сборную. А из юношеской – в главную. Такой замкнутый круг получается. Мы все видели, как работал Спарклен. Будут тренерские кадры – будут и резервы.

Виталий Елисеев: - Ныне действующий президент упустил работу с регионами. Хотя в его предвыборной программе об этом говорилось – о создании центров подготовки в регионах, чтобы на местах росли тренерские кадры и спортсмены. Ничего из этого сделано не было.

И еще у нас большие проблемы с резервом. После Олимпиады в Рио мы провели новый отбор в сборную, это был такой всеобщий смотр резерва. Я не увидел там людей, которые бы составили конкуренцию нашим сборникам. В женской одиночке победила с большим отрывом Юлия Левина, а ей, извините, 43 года. Есть некоторые ростки, но их мало. Наша женская восьмерка два года подряд завоевывает медали на первенствах Европы до 23-х лет. Плюс двойка безрульная была в призах. Но это все.

ДМИТРИЙ ГУБЕРНИЕВ: НАС УДАРИЛИ ПО ЩЕКЕ, А МЫ ЕЕ ПОДСТАВИЛИ ВНОВЬ

Телекомментатор, мастер спорта по академической гребле Дмитрий Губерниев – о нынешней ситуации.

- Долгое время мы спустя рукава относились к этому медалеемкому виду спорта. Но в последние годы было много сделано для возрождения академической гребли, во всяком случае, на уровне сборных команд. В этой связи приглашение Майкла Спраклена было очень своевременным.

Все разбилось о допинговые проблемы, которые, на самом деле, не выглядели такими уж не разрешимыми. И самое печальное: они не решались из-за того, что у нас не было никакого диалога с международной федерацией, чтобы отстаивать своих спортсменов, которые в итоге не поехали на Олимпиаду в Рио. У нас был отличный шанс выступить там хорошо. А уж история с дисквалификацией моего друга Сереги Федоровцева – вопиющий факт непрофессиональной и предвзятой работы антидопинговой лаборатории в Лозанне. И мы в этой ситуации не смогли защитить спортсмена, который, я считаю, пострадал абсолютно безвинно.

Нас ударили по щеке, а мы даже не другую щеку подставили, а сказали: «Вломите нам посильнее по этой же щеке кулаком». Настолько беззубо вело себя руководство федерации в этой истории. Мне, как члену президиума, очень стыдно.

ВЕНИАМИН БУТ: У МЕНЯ ОТЛИЧНЫЙ КОНТАКТ С ФИСА    

Президент ФГСР ответил на предъявляемые претензии.  

- Претензии к вам следующие: вы оперативно не отреагировали на решение ФИСА о недопуске российских спортсменов к Олимпиаде в Рио и у вас не было должного контакта с руководством ФИСА. - Во-первых, к моей работе никаких претензий не поступало. По работе аппарата федерации был представлен детальный отчёт на президиуме федерации, сразу после Олимпийских игр. Была дана положительная оценка предпринятым федерацией шагам, в столь неоднозначный ситуации для российского спорта.

Во-вторых, общение с международной федерацией (ФИСА), Олимпийским комитетом России и другими сторонами велось на постоянной основе. Любые решения и обращения зафиксированы официальными письмами с обеих сторон. Спекуляции здесь невозможны. 

После проведения личной встречи с представителями ФИСА в Швейцарии, на следующее утро после публикации решения о недопуске, нам четко дали понять, что не они (ФИСА. - Прим. ред.) принимали решение, на них было оказано политическое давление сверху.

После этого было принято решение обеспечить каждого спортсмена сборной услугами спортивных юристов, что я и сделал за свой счет. В итоге по 20 исковым заявлениям от спортсменов в Спортивный арбитражный суд, было частично отменено одно из решений Исполкома МОК. Это создало прецедент для допуска к Олимпиаде 8 спортсменов (из разных видов спорта) за день до открытия Игр. Кстати, в их число вошла пловчиха Юлия Ефимова.

- Почему вы не смогли назвать главе ОКР Александру Жукову фамилию президента ФИСА?- Опять, не совсем верная формулировка вопроса. Дело было так. Я объяснил Александру Дмитриевичу ситуацию с недопуском в Рио. Он спросил, что можно сделать и попросил назвать фамилию президента международной федерации -  Жана-Кристофа Роллана. Мы знакомы с Жаном-Кристофом много лет, прекрасно общаемся в неформальной обстановке. Я его называю Джей Си. В мировой гребле его именно так называют. Едва не сказал Александру Дмитриевичу - Джей Си, но понял, что это не правильно. Случилась заминка, после чего я назвал полное имя и фамилию. А охотники за скандалами это раздули. 

Кстати, недавно Жан Кристоф предложил мне войти в состав антидопингового комитета ФИСА, представлять там Европу.

- И еще один вопрос. ФИСА потребовала от гребцов сдать три пробы за границей. Теоретически можно было успеть до Рио? - Нельзя. Есть письменный отказ от ФИСА на наше предложение сдать пробы в ускоренном порядке в любой иностранной лаборатории. Международная федерация заявила, что будет считать только пробы, сданные равномерно,  в течение двух последних лет подготовки к Олимпийским играм.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon