Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Джанлуиджи Буффон: Увидимся в Москве!

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 22.06.2016 Клещев Константин

Вратарь сборной Италии и «Ювентуса» Джанлуиджи Буффон бьет рекорды долголетия: Евро-2016 во Франции его восьмой турнир, считая чемпионаты мира и Европы. И останавливаться на достигнутом 38-летний Буффон не собирается.

«ФАВОРИТЫ? ГЕРМАНИЯ, ФРАНЦИЯ, ИСПАНИЯ И, НАВЕРНОЕ, БЕЛЬГИЯ»

– Как чувствует себя человек, который сыграл за сборную страны 159 матчей и восемь раз участвовал в чемпионатах мира и Европы?– Прекрасно. Пока ты молод, принимаешь происходящее с тобой как данное. В моем возрасте начинаешь понимать, что право участвовать в таком соревновании – это плод многолетних усилий.

– Похоже, настрой у сборной Италии такой же, как в 2012 году, когда она дошла до финала?– Не надо вспоминать ни Евро-2012, ни тем более чемпионат мира 2014 года, где мы вылетели после группового этапа. Многое изменилось с тех пор, чтобы считать Евро-2016 продолжением этих соревнований. Сегодня у каждого игрока сборной есть желание превзойти самого себя, чтобы дойти до конца.

– Италия обеспечила себе место в плей-офф за тур до окончания группового турнира.– Времени на раскачку не было, мы сразу заиграли в полную силу. Четыре года назад было сложнее, когда в нашей группе оказались Испания, Хорватия и Ирландия. Но выкрутились.

– Италия – фаворит?– Нет. Италия – сильнейший из аутсайдеров. К претендентам на чемпионский титул я причислил бы Германию, Францию, Испанию и, наверное, Бельгию, если оценивать по совокупности результатов последнего времени. Но у нас есть и силы, и средства спутать фаворитам карты.

– Италия по традиции показывает лучшие результаты, когда не считается фаворитом.– С тех пор как я в сборной, помню только два чемпионата, которые мы начинали в ранге фаворитов – мировое первенство 2002 года и Евро-2004 (в первом случае Италия вылетела в 1/8 финала, во втором – не прошла группу. – Прим. ред.). Ничего хорошего это нам не принесло. Поэтому готов отдать звание фаворита всем желающим.

– После 20 лет в сборной вы испытываете те же чувства, выходя на поле в футболке «Скуадры адзурры»?– Да. И стараюсь получать удовольствие не только от каждого матча за Италию, но и от каждого сбора. Долгое время воспринимал это как тест или испытание, но с возрастом и опытом понял, что заслужил право играть за сборную. Кроме того, по-прежнему чувствую внутреннее желание превзойти самого себя, чтобы быть лучше остальных.

– Это видно по тому, как вы ведете себя во время исполнения национального гимна.– Каждый воспринимает его по-своему. И я не вправе говорить, что люблю свою страну сильнее других. Те, кто внешне остается безучастными, возможно, переживают внутри бурю эмоций, только не показывают этого, в отличие от тех, у кого футболка мокрая от слез. Никого не сужу, но не вижу ничего зазорного в том, чтобы не скрывать чувства и показывать, что люблю свою страну и ее историю.

«ПЕРЕЖИВАЮ ТЕ ЖЕ ЭМОЦИИ, ЧТО И РАНЬШЕ»

– Вы как-то сказали, что в первые годы ваших выступлений за сборную болельщики лучше ее поддерживали и что даже на матчах против Мальты был аншлаг. Что изменилось сегодня?– Речь не идет о том, что болельщики нас разлюбили. Но сегодня у них есть возможность смотреть больше матчей, в частности, по телевидению. Отношение к игроку как к кумиру изменилось. Раньше все лучшие футболисты страны встречались только в сборной. И болельщик мог увидеть их только на стадионе. Сегодня интернет, социальные сети и другие интерактивные ресурсы сделали общение повседневным. И когда болельщику не предлагают исключительное зрелище, он говорит: «Ладно, Буффона и остальных посмотрю в следующий раз».

– Футбол становится все больше виртуальным?– Да. Но значит ли это, что раньше было лучше? Не думаю. Я люблю футбол и переживаю те же эмоции, что и раньше. Но отношения с тифози изменились. Стало больше фильтров и барьеров. Но и болельщик тоже изменился. Он теперь по-другому относится к игрокам. Что будет через 20 лет, не знает никто. Понятно только, что отношения между болельщиками и игроками продолжат меняться.

– В какой момент вам пришлось труднее всего в сборной? В 2006 году, когда много говорили о продажных судьях, или в 2012-м, когда главной темой были договорные матчи?– Когда готовишься к важному турниру, желание выступить на нем хорошо настолько велико, что остальное не имеет значения. И в 2006-м, и в 2012-м все эти разговоры, порой имевшие под собой основания, а порой выдумки, дестабилизировали команду. Но в жизни каждый получает то, что заслужил. И если, глядя в зеркало, ты говоришь сам себе, что ни в чем не виноват, тогда никакие разговоры на тебя не подействуют.

– Фабио Каннаваро рассказывал, что в 2006 году в Германии много разговаривал с партнерами, стараясь кого-то успокоить, кого-то, напротив, взбодрить, а кого-то отругать. Как вы себя ведете в роли капитана?– Отношения зависят от характера, помноженного на опыт. От примеров, которые тебе давали прежние капитаны и товарищи по команде. Я люблю проводить время с семьей, детьми и друзьями и редко общаюсь с партнерами за пределами футбольного поля. Это не мешает мне смеяться вместе с ними или давать им советы, если они просят. Счастлив, что за многие годы никогда ни на кого не давил и не стал ни для кого человеком, считающим, что прав во всем. Такие скоро надоедают и теряют доверие. Старался всегда выбирать правильный тон в общении как с молодыми футболистами, так и с более зрелыми. Именно так капитан и должен себя вести.

– Ваше самое яркое воспоминание в сборной?– Сколько их было! Вспоминаю наше выступление на Евро-2012 и пенальти, который отразил в матче с Румынией в добавленное время. Если бы румыны забили, мы могли бы отправляться домой уже после первого тура. И как забыть чемпионат мира 2006 года, полуфинал против немцев и финал против сборной Франции!

– Приходила ли вам когда-нибудь в голову мысль завершить выступления за сборную?– Ни разу! Это произойдет тогда, когда повешу перчатки на гвоздь. Или когда перестанут вызывать. Но предпочел бы первый вариант. Тогда можно было бы сказать, что это достойное завершение карьеры. Да и как можно добровольно отказаться от сборной, понимая, что тебе доверяют защищать честь страны!

«СРЕДИ СИЛЬНЕЙШИХ – НОЙЕР, КУРТУА, ДЕ ХЕА»

– Что изменилось в игре вратарей за 20 лет?– Многое. Другие скорости, другие правила. Вратарь должен теперь в определенных ситуациях действовать как полевой игрок. Для меня в связи с этим не возникло проблем. Еще в молодежной команде я много играл ногами и страховал защитников как либеро. Изменения не застали меня врасплох, я их предвидел.

– Качество какого современного вратаря вы бы хотели приобрести?– Сегодня есть сильные вратари, такие как Нойер, Куртуа, Де Хеа… Но трудно оценить, каких качеств кому не хватает. Оценить вратаря можно только в конце карьеры. Трудно сравнивать парня, который выступает на высшем уровне всего пять лет, с вратарем, который в течение 10–15 лет в числе лучших. Ценю во вратарях не то, что они сильны в том или ином компоненте игры, а то, что они долгие годы держатся на вершине.

– В вас поражает именно последнее качество. Можно ли сказать, что прошедший сезон – один из лучших в вашей карьере?– Думаю, да. Особенно вторая половина сезона, когда довелось провести немало сложных матчей, в которых, как мне кажется, я был на высоте. После травмы, полученной в 2010 году (на чемпионате мира во время встречи с Парагваем. – Прим. ред.), мне удалось полностью восстановиться и провести пять сезонов с минимумом ошибок на самом высоком уровне. Не думал, что в 38 лет сумею сохранить свои лучшие качества.

– Ожидали, что «Ювентус» сохранит превосходство над остальными в серии А?– С тех пор, как мы встали на победные рельсы, мало что меняется. И это не может не радовать. Никто не думал о рекордах и о сериях, потому что это лишает возможности получать удовольствие от футбола. С другой стороны, мы повторили рекорд по количеству завоеванных подряд титулов, а это свидетельствует о том, что мы хорошо выполнили свою работу. И было бы здорово победить в чемпионате в шестой раз подряд!

– Если бы была возможность, что бы вы изменили в своей карьере?– Ничего! Жизнь состоит из побед и поражений. Не жалею о том, что сделал, и принимаю все, что со мной произошло. Выиграл много трофеев, но немало и упустил. В общем, заслужил то, что должен.

– Первый матч за сборную вы провели в Москве в 1997 году. Это была отборочная игра чемпионата мира. Было бы красиво завершить карьеру в России в 2018-м после мирового первенства.– Понимаю, что два года – долгий срок. Но все, что со мной происходит, внушает мне веру в собственные силы. Многих удивляет то, что в 38 лет продолжаю выступать на высшем уровне. Но только не меня. Я поставил перед собой цель принять участие в шестом чемпионате мира и буду к этому стремиться.

– Такого в истории футбола еще не было.– Это будет красивый рекорд. Каждому из нас нужна мечта. Когда она сбывается, жизнь приобретает особый смысл. Так что увидимся в Москве.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon