Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Евгений Трефилов: Читаю про себя – ну точно крокодил! Только не Гена, а Женя

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 19.08.2016 Лысенков Павел

После матча Норвегия – Россия (37:38) обозреватель Sovsport.ru послушал главного тренера Евгения Трефилова.

* * *

- Когда норвежка перекинула через вас мяч за 10 секунд до конца матча, и вы еще не обернулись, то что подумали – в ворота или мимо? – спросили у нашего голкипера.

Рядом сидел Евгений Трефилов, приходящий в себя. Он не замедлил прокомментировать:

- Она подумала, что мы ее убьем вечером! Или ночью удавим!

Брутальный у нас главный тренер.

- Если честно, игра получилась очень сумбурная, - признался Трефилов. – Я уже готовился к проигрышу. Мы ни разу не могли отстоять в защите. Это показатель очень плохой, ведь мы играем от обороны. Мы забиваем – и тут же получаем. Забиваем – получаем. Это очень плохо. Особенно правая сторона напускала в дополнительное время. По-моему все оттуда забили.

- Почему у вас не получалось начало таймов?

- Ну это наша чисто русская традиция. Мы не можем играть мяч в мяч. Мы должны вести в счете в два-три мяча, чтобы спокойно дожимать. Надо хорошо проводить концовки. Спасибо, что теперь она удалась.

Но Норвегия играет более тщательно. Профессиональнее отдают передачи. А у нас игроки хорошие. Но иногда такой сумбур получается! А вот норвежки действовали очень четко.

- Вы в тайм-аутах не нагнетали давление, а старались успокоить девочек. Какая у вас была тактика?

- Одна – выиграть. Или я как должен сделать? Привстать на колено, два пальца к подбородку – и объяснять в позе Сократа? Какая еще тактика? Победа любой ценой!

В концовке был какой-то сумбур. Мы четыре раза пропускаем с правого края. Самые опытные игроки. Тактика простая – устоять. Сколько забила их девятый номер? Мячей десять?

- Четырнадцать.

- Набросали целый мешок. Ну не может столько линейная забивать! Ее надо держать более профессионально. Усердно. Персонально взять и с ней работать. Пусть бросают издали.

Хоть разбирали мы, говорили и смотрели – но не справились с ней.

* * *

- А почему не шли семиметровые? Это их вратарь, белокурая валькирия, виновата? – витиевато спросил один репортер. Трефилов замолчал, переваривая слово «валькирия».

- Свободен! – воскликнул пресс-атташе.

- Нет-нет, он не свободен, - жестом руки остановил Трефилов. – Их вратарь Катрин Лунде играет за «Ростов». И мы в этом случае тренируем Лунде за российские деньги. Жестко, но правда.

Для меня это немножко непонятно. Человек возьмет чемоданчик с бабками и пойдет домой. А у меня останется на поле дыра и в бюджете – дыра.

- То есть вы против легионеров?

- Я – против. Против! Почему мы должны на них работать? Если брать, то великолепных игроков – одного-двух, с которых брать пример, тренировать на них молодых. А не собирать со всей Европы.

Вот сейчас в «Ростове» будет шесть-семь легионеров. Я вот не знаю, Борщенко – она русская или украинка? Двоим мы сделали российское гражданство. И дальше что? Остановитесь, ребята! А где будет играть Сень? А Петрова? А Вяхирева? А Черноиваненко? – Трефилов загибал пальцы и так вошел в раж, что его надо было остановить.

- В финале они будут играть. Что скажете про Францию?

- Очень хорошая и тяжелая команда. Это не Норвегия. Матч будет еще труднее! С задними игроками там нет особых проблем.

* * *

- Почему победили сегодня? – из-за плеча Трефилова вылез какой-то иностранец, задавший вопрос на ломаном языке.

- Очень хотел победить, - выдохнул тренер. – Хотя в защите мы все делали плохо. Неподвижно играли. Пришли и встали. Это большая проблема. И если ее не решим, нам будет очень тяжело с Францией.

- Вы играли в финале в 2008 году (27:34 с норвежками). Что поможет из тех воспоминаний?

- Я сегодня случайно нажал на телефон. Там повыскакивало столько! Почитал про себя – ну точно крокодил! Только Женя, а не Гена.

Ну что делать? Работать дальше. А сейчас надо дать всем отдохнуть. Отойди немножко. Сейчас никто не уснет, поверьте мне. Дальше уже будем смотреть. Одна тренировка будет точно, два просмотра соперника. А дальше жизнь покажет.

Надо ввязаться в бой, а там посмотрим.

- Что вас больше всего порадовало в этом полуфинале?

- То, что сейчас в раздевалке стоит такой вой, будто кого-то похоронили.

Я и спрашиваю: что за похороны? Вы же победили, что ревете?

Делайте вид, что случайно. Спокойно уходите, возвращайтесь на финал.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon