Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Кислая история. Евгений Дзичковский – о «Ростове» и допинге

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 19.05.2016 Дзичковский Евгений

История про допинг и «Ростов» объемно описана в анекдоте про гостей и столовое серебро. Пробы оказались чистыми и ложки в итоге нашлись, но осадок остался. И не тот, что в анализах. Другой.

Истории с забором проб предшествовало много совпадений. Слишком много или в самый раз – судите сами.

До появления импортных допинг-офицеров в Химках контроль в российских футбольных соревнованиях фактически не проводился. Легкое оживление возникло лишь в марте-апреле, на фоне дикой шумихи с мельдонием. Но даже в этом случае тестирование носило частный характер и имело целью собственную безопасность. Российский футбольный союз, насколько мне известно, не заказывал проверок английскому агентству UKAD, а заказать их РУСАДА не мог по определению: наш антидопинговый орган выпал из международного доверия и был лишен аккредитации.

Иными словами, клубы и сборные проверяли сами себя, причем неофициально. То ли через знакомых врачей, то ли заказывая платные пробы ценой около 25 тысяч долларов. Если вообще проверяли. И вдруг – решительный прорыв на очень узком участке фронта: ФИФА, Химки, 11 человек стартового состава одной-единственной команды.

© Советский Спорт

Информация о потребностях «Ростова» в мельдонии содержалась на сайте госзакупок. Но огласке данные были преданы еще 9 марта. За это время и отказаться от покупки можно было раз сто, и составить новый запрос госзакупки – раз двести. А самое главное, за два с лишним месяца мельдоний был обязан вывестись из организма или резко упасть в концентрации даже сам собой, без бань и спецпроцедур. Зачем ФИФА было тянуть с проверкой, если эта организация заподозрила «Ростов» еще тогда?

Может, ловили не мельдоний? Но про эту страсть хотя бы звучало в прессе. Про все остальное – нет. И брали у ростовчан именно мочу, а не кровь, как это бывает при поимке совсем уж убойного допинга. И Иржи Дворжак, глава медицинксого департамента ФИФА, подтвердил: озабоченность была вызвана как раз мельдонием.

Курбан Бердыев: Не хочу думать о том, с чем была связана допинг-проверка

Между тем слушок о возможных проверках в российском чемпионате стал просачиваться наружу еще месяц назад. Откуда полз, не скажу. Для нашей ситуации важно, что из России, а не из Европы. И что речь шла про одну команду.

Для борьбы с допингом не важно, кто на него наведет. Была бы польза. Но страшно, если звонок или стук поступил ради другой борьбы – турнирной. Ради того, чтобы устранить конкурента. В этом случае следующий шаг – подброс допинга в еду или питье. Потому что какая, в сущности, разница?

Можно верить в творческую инициативу ФИФА. Сидел себе Дворжак, думал, как бы допинг на планете победить, да вдруг случайно прочитал российское СМИ, где говорилось про госзакупки «Ростова». После чего два с лишним месяца готовил спецоперацию, ничем в итоге не обернувшуюся.

Но сам выбор клуба, сенсационно претендующего в России на Лигу чемпионов, и множественность проб, позволяющая дисквалифицировать команду в случае обнаружения допинга, а не отдельных игроков, заставляет задуматься. Много совпадений. Слишком много или в самый раз – судите сами.

Кстати, спасибо «Ростову», что оказался чист. Иначе картина выглядела совсем уж кисло.

Статьи по теме: 

«В раздевалку сказали не заходить. Сразу на допинг-тест». Как проверяли «Ростов»

«Мы готовы к ним на каждом матче». Как допинг-офицеры попали на «Арену Химки»

Сдавайте, кто может. Как в «Ростове» отреагировали на массовый допинг-тест

BBC

image beaconimage beaconimage beacon